Вопрос: Какова роль Казначейства Всемирного банка?

Ответ: У нас существуют три ключевых направления деятельности, в рамках которых мы оказываем финансовые услуги различным структурам внутри Группы Всемирного банка и другим организациям официального сектора.

Что касается нашего направления деятельности по управлению активами, то средства в управлении насчитывают примерно 70 млрд. долларов США. Портфели сформированы за счет резервов Всемирного банка, большого числа трастовых фондов, созданных странами и другими организаторами, резервов еще одной крупной международной финансовой организации и примерно 15 центральных банков.

Направление по работе на рынках капитала занимается выпуском облигаций и проведением операций структурированного финансирования на международных рынках. Большая часть выпускаемых нами облигаций и проводимых операций структурированного финансирования предназначена для целей Международного банка реконструкции и развития /МБРР/, который входит в состав Группы Всемирного банка и предоставляет своим государствам-членам с формирующимися рынками и более высоким уровнем доходов займы на коммерческих условиях. Однако недавно мы получили запрос об организации выпуска облигаций для Международного механизма финансирования проектов в области иммунизации /IFFIm/, который в настоящее время создается для оказания услуг по иммунизации в 70 развивающихся странах. В целом, ежегодный объем привлекаемых нами на рынке средств составляет 10-15 млрд. долларов США.

Кроме того, мы выполняем функцию банка для МБРР. Сотрудничая со многими другими финансовыми специалистами Всемирного банка, Казначейство отвечает за разработку финансовых продуктов, которые МБРР предлагает своим государствам-членам с формирующимися рынками. К ним относятся суверенные займы для финансирования проектов и улучшения мер экономической политики, с которыми вы, несомненно, знакомы. При этом, однако, растет число запросов от государств-членов нашей организации с формирующимися рынками об оказании им помощи в управлении различными рисками, с которыми они сталкиваются в области финансового управления. Так, мы можем предоставить валютные и процентные свопы и даже товарные свопы при условии, что они будут использоваться в рамках хорошо продуманной структуры управления государственным долгом.

По каждому из этих направлений мы предоставляем МБРР и его членам прямые финансовые услуги, которые я назвал. При этом в рамках каждого направления мы сотрудничаем с официальными лицами, занимающимися вопросами финансовой политики, в государствах-членах МБРР и в других официальных организациях. В области управления активами мы предлагаем широкий спектр обучающих программ для управляющих государственными резервами, а наши коллеги сотрудничают с ними для повышения их институционной экспертизы. Что касается рынка банковских услуг и капитала, то наши специалисты взаимодействуют с министерствами финансов и агентствами по управлению государственным долгом для оказания им помощи в улучшении управления государственным долгом и обеспечении доступа к рыночному финансированию.

Вопрос: Вы упомянули, что вы управляете резервными активами 15 центральных банков. А Банк России входит в их число?

Ответ: Я не имею возможности называть конкретные банки в силу условий конфиденциальности, применимых в отношении программы. Однако могу сказать, что участниками программы, которую мы называем Программой консультирования и управления резервными активами, являются как небольшие центральные банки в более бедных странах, которые лишь приступают к формированию собственного потенциала в этой области, так и более развитые центральные банки, которые накопили весьма значительные резервы и заинтересованы в сотрудничестве с нами, чтобы повысить результативность своей работы при проведении более специализированных и сложных операций в этой области. Эта программа - интересный пример новых подходов, используемых Всемирным банком в сотрудничестве со своими членами. В рамках программы мы взимаем плату за услуги по управлению активами, размер которой примерно соответствует размеру комиссии, взимаемой с наших партнеров за аналогичные услуги на рынке. Эта плата используется для финансирования обучающих программ и оплаты времени и командировочных расходов наших сотрудников, которые взаимодействуют с такими организациями по наращиванию их потенциала. Таким образом, в целом, Всемирный банк может мобилизовать больше ресурсов для содействия целям развития, не прибегая к необходимости конкурировать за доступ к ограниченным собственным ресурсам с другими подразделениями Всемирного банка, занимающимися такими направлениями, как образование или здравоохранение. Это классический пример, когда выигрывают все.

Вопрос: Вы сказали, что размер активов под управлением Казначейства составляет примерно 70 млрд. долларов США, из которых примерно 60 млрд. долларов США инвестировано в портфели ценных бумаг с высоким рейтингом и фиксированным доходом. Каким образом инвестируется остальная часть средств?

Ответ: Остальная часть—это пенсионные активы сотрудников Всемирного банка. Мы вкладываем эти средства типичным для таких активов образом с расчетом на длительные сроки инвестирования: в акции, более долгосрочные ценные бумаги с фиксированным доходом и альтернативные инвестиции, как то: акции непубличных компаний, хедж фонды и недвижимость. Для формирования такого портфеля Казначейство рекомендует комитету по надзору, который управляет портфелем пенсионных инвестиций, вариант стратегического размещения активов и затем реализует окончательную стратегию путем привлечения внешних управляющих для каждого вида активов. Кстати, это еще одно направление, в рамках которого государства-члены Всемирного банка обратились к нам с запросом о содействии, поскольку существует немало стран, которым необходимо улучшить экспертизу для управления быстро растущими государственными пенсионными фондами.

Вопрос: Устанавливаете ли вы стратегии управления портфелями в виде процентного соотношения разных видов активов?

Ответ: Да. В отношении каждого из видов активов мы проводим консультации с советом управляющих, чтобы выяснить максимальный уровень допускаемого им риска и ожидаемую доходность, и на основе этих дискуссий рекомендуем соответствующие нормативные портфели. Кроме того, мы формулируем рекомендации специалистам Казначейства по инвестициям о размере допустимого отклонения от нормативного портфеля для достижения большей доходности при условии неизменного тщательного мониторинга и контроля.

Вопрос: Учитывая вашу стратегию управления активами, насколько вы подвержены влиянию динамики рынков?

Ответ: В краткосрочной перспективе динамика рынка может повлиять на поведение наших управляющих портфелями в рамках очень узких параметров допустимого отклонения от стратегического нормативного портфеля. Так, например, если управляющий портфелем полагает, что процентные ставки по среднесрочным финансовым инструментам в краткосрочной перспективе снизятся, то он может увеличить дюрацию соответствующего портфеля, не превышая при этом лимит риска, установленный советом управляющих. Однако нормативный портфель не будет изменен из-за краткосрочных колебаний на рынке, а работа управляющего портфелем будет предметом пристального мониторинга.

Что касается долгосрочной перспективы, то, разумеется, применительно к каждому из видов активов, находящихся в нашем управлении, мы проводим совместно с нашим советом управляющих анализ влияния долгосрочных рыночных изменений на нормативный портфель, чтобы оценить, не изменилось ли отражение рисковых предпочтений и ожиданий прибыльности в отношении каждого вида активов. Некоторые клиенты, активы которых находятся под управлением, предпочитают, чтобы такой анализ проводился чаще, другие - реже.

Вопрос: Как на счет влияния динамики валютных рынков?

Ответ: Статьи Соглашения МБРР запрещает открытые валютные позиции. Валютная структура наших активов должна соответствовать валютной структуре долгового и акционерного капитала вместе взятых, поэтому выбор используемых нами валют, главным образом, обусловлен валютными предпочтениями наших государств-членов, которые заимствуют ресурсы у МБРР или пользуются услугами хеджирования. Если число наших клиентов, предпочитающих, например, евро, возрастет, то мы увеличим долю капитала в евро.

С другой стороны, при управлении ресурсами пенсионного фонда мы рассматриваем валюту как отдельный вид активов и управляем им соответственно.

Вопрос: В мае 2006 г произошло резкое падение цен на фондовых рынках России и некоторых других развивающихся рынков. Каковы, с Вашей точки зрения, перспективы российского рынка и других развивающихся рынков?

Ответ: Для меня примечательным является широкий диапазон мнений по этому вопросу. Некоторые полагают, что недавний всплеск на фондовых рынках - не только на развивающихся рынках - носит неустойчивый характер и что наблюдавшаяся в последнее время волатильность - это признак неминуемого кардинального изменения направления динамики рынка. Другие считают, что рынок претерпевает незначительную коррекцию при сохранении неизменного тренда.

Если коротко, то никто не знает ответа на этот вопрос - вот почему важно сохранять максимальную бдительность в отношении риска и максимальную реалистичность в отношении доходности, соответсвующую различным уровням толерантности к риску.

Вопрос: Вам, возможно, известно о том, что в России имеется стабилизационный фонд, в котором накапливаются нефтяные доходы. Кроме того, Россия намерена создать фонд для будущих поколений. Некоторые экономисты и политики утверждают, что его средства должны быть инвестированы в более высокодоходные инструменты, в том числе в акции. Учитывая Ваш опыт, каков Ваш совет относительно управления ресурсами этого фонда?

Ответ: Создание фонда для финансирования текущих расходов и для будущих поколений - весьма разумный шаг в условиях, когда страны имеют дело со сверхдоходами от реализации таких сырьевых ресурсов, как нефть и газ. Такой фонд может стать эффективным инструментом для сбережений, стабилизации и диверсификации валютных средств в более широком контексте бюджетной политики. В этом смысле ключевой задачей является преобразование временных сверхдоходов в долгосрочный или постоянный источник финансирования государственных расходов даже после того, как запасы природных ресурсов будут исчерпаны.

Вопросы, на которые необходимо ответить, - те же, которые нужно задать при принятии решения об инвестировании. Каковы цели фонда? Какую долю необходимо сохранить на будущее для создания постоянного источника доходов для страны? Какие результаты являются недопустимыми? Каковы допустимый уровень риска или изменчивости доходности сопоставимые с достижениями поставленных целей? При принятии любого инвестиционного решения основным является вопрос о том, какую максимальную доходность можно обеспечить при определенном уровне риска.

Насколько я понимаю, российское правительство задает себе эти вопросы, и это хорошее начало. Основным условием для существования любого постоянного фонда является то, что процент бюджетных расходов /из этого фонда – прим. ПРАЙМ-ТАСС/ не может превышать реальную доходность портфеля /поступлений с учетом процентов – прим. ПРАЙМ-ТАСС/ в течение времени. Если это условие будет соблюдено, то страна может с успехом трансформировать временные доходы от реализации своих истощаемых запасов природных ресурсов в постоянный доход. Отказ от текущих расходов в пользу расходов в будущем - непростая задача. Таким образом, для успешного функционирования фонда будущих поколений необходимо проводить постоянную разъяснительную работу и создать структуру управления, что поможет убедить население в том, что средства действительно сберегаются и надлежащим образом вкладываются. Началом формирования такой структуры является делегирование функций, наделение полномочиями органа доверительного управления, обеспечение информационной открытости и контроля.

Вопрос: Есть ли примеры стран, которые добились успехов в формировании и управлении ресурсами фондов будущих поколений?

Ответ: Таких примеров несколько. Наиболее известным из них, пожалуй, является Норвегия. Правительство Норвегии с большой ответственностью отнеслось к формированию фонда будущих поколений. Функция управления активами возложена на центральный банк. Есть и другие примеры, которые не ограничиваются государственными фондами. В некоторых штатах США существуют подобные фонды, например, постоянный фонд Аляски. В любом случае ключевым требованием является наличие прочной структуры управления, при которой полномочия распределены, а управляющие активами несут ответственность за максимально профессиональное выполнение своей работы.

Как правило, совет управляющих несет ответственность за принятие решений о степени допустимого риска инвестиционных портфелей. После принятия этого решения, согласно передовой практике, следует делегировать полномочия по инвестированию специалистам, ответственным за принятие инвестиционных решений, в целях обеспечения наилучшей доходности при заданном уровне риска. Управляющие портфелями должны нести ответственность за достигнутую доходность в соответствии с отведенным им уровнем активного риска.

Вопрос: Насколько нам известно, Всемирный банк намерен выпускать собственные облигации на российском рынке ценных бумаг, которые будут деноминирнованы в рублях. Когда это может произойти и на каких условиях?

Ответ: Позвольте сначала пояснить, каким образом мы принимаем решения о заимствованиях. Мы осуществляем заимствования во многих разных валютах. Как правило, на новых рынках мы работаем в тесном взаимодействии с властями страны с тем, чтобы гарантировать, что наши заимствования пользуются спросом и способствуют развитию местного рынка капитала. После этого мы проводим работу с властями с тем, чтобы удостовериться в наличии законодательной базы, которая способствует выпуску. В рамках этого диалога мы обсуждаем с правительством приемлемые возможности инвестирования средств в наши облигации и другие вопросы законодательного регулирования. Поскольку наша организация является наднациональной структурой и в каждом случае государство является членом Банка, мы стремимся - и это обычная практика - к тому, чтобы условия законодательного регулирования вопросов, связанных с выпуском наших облигаций, не уступали условиям регулирования государственных ценных бумаг.

Это одна группа вопросов. Ко второй группе относятся вопросы рентабельности операции. Учитывая, что мы имеем обязательство перед акционерами Всемирного банка проводить операции финансирования, используя наилучшие имеющиеся условия, нам необходимо оценить, насколько конкурентными с точки зрения издержек являются возможности финансирования на данному рынке по сравнению с имеющимися возможностями на других рынках. Так, например, недавно мы провели операцию в Мексике в песо. Поскольку предоставленные властями возможности для инвестирования средств в наши облигации были подкреплены весьма высоким спросом на них со стороны местных институциональных инвесторов, то соотношение установленной нами цены и издержек не уступило или даже превзошло другие имевшиеся на рынке варианты финансирования. В то же время, мы в полной мере отдавали себе отчет в том, что наша облигация станет новым инструментом для мексиканских инвесторов, особенно пенсионных фондов, при управлении портфелями. Однако были случаи на других рынках, когда после проведенной с властями работы и завершения подготовки к размещению мы приходили к выводу о том, что условия на рынке не обеспечивают нам конкурентных преимуществ.

Насколько я слышал от своих коллег, которые занимаются разработкой выпуска рублевой облигации, Банк находится, как Вы заметили, на подготовительном этапе, но на данном этапе не готов выйти на рынок. Если мы увидим возможность привлечения средств в рублях на условиях, которые не уступают имеющимся возможностям на других рынках, мы сделаем это.

Вопрос: Есть ли какое-либо конкретное решение, в соответствии с которым после изменения ситуации примерно через год Всемирный банк выйдет на российский рынок облигаций?

Ответ: Я думаю, что, скорее всего, можно ожидать увеличения масштабов операций Всемирного банка на российском рынке. Кроме Международного банка реконструкции и развития /МБРР/, который предоставляет займы суверенным государствам, Международная финансовая корпорация /МФК/ - наша структура, работающая в частном секторе - проводит значительные операции в российском частном секторе. Что касается региональных и местных органов власти, то мы активно изучаем возможности для увеличения общего размера финансирования, предоставляемого Группой Всемирного банка. Наше московское представительство совместно с коллегами из МФК вплотную занимается изучением этих возможностей. Очевидно, если бы масштаб финансирования субфедеральных органов власти увеличился, то, вероятно, перспективы рублевого финансирования, предоставляемого Группой Всемирного банка, на российском внутреннем рынке возросли бы.

Вопрос: Каковы, на Ваш взгляд, перспективы развития российского рынка облигаций? Что необходимо сделать, чтобы привлечь частные инвестиции в ценные бумаги?

Ответ: Как правило, ликвидные рынки, предлагающие пользователям капитальных ресурсов всех видов эффективные варианты доступа к сбережениям, имеют ряд признаков. Они характеризуются многообразием инвесторов, т.е. наличием большого числа различных участников, использующих рынок для целей инвестирования. К таким участникам, как правило, относятся частные лица, страховые компании, пенсионные фонды, а также государственные и частные инвестиционные фонды, фонды, сформированные за счет выручки от реализации сырьевых ресурсов, и другие формы сбережений. Возможно, это выглядит упрощенно, но это важно. Напротив, рынки, которые еще не развиты, как правило, характеризуются преобладанием банков в финансовом секторе. По мере развития этих рынков увеличивается число небанковских учреждений.

Еще одним требованием является многообразие эмитентов, предлагающих на рынке продукты для инвестирования. В странах, находящихся на раннем этапе развития рынка, как правило, основным эмитентом является государство. То есть по сути государство использует банки для финансирования дефицита бюджета. Это замедляет развитие устойчивого и ликвидного рынка.

Важно также, чтобы государство проводило фискальную политику таким образом, чтобы оно не истощало сбережения и не вытесняло других эмитентов с рынка. Кроме того, разумеется, государство выполняет функцию по поддержанию стабильной и предсказуемой законодательной и нормативной базы.

Я уверен, что российскому правительству хорошо известно об этих соображениях, поэтому мы положительно оцениваем перспективы российского рынка.