Федеральная антимонопольная служба России (ФАС) впервые возбудила дела против нотариальных палат в целом ряде регионов РФ, подозревая их в картельных соглашениях. Такую возможность ведомство получило с принятием поправок в антимонопольное законодательство, которые с начала прошлого года распространили его действие на сообщество нотариусов.

Нововведения в ФАС восприняли как сигнал к действию, как и хлынувший в ведомство поток жалоб граждан. И тогда антимонопольное ведомство выявило себя целый ряд системных проблем этой сферы, порождающих коррупцию и криминализацию российского нотариата в целом.

О предложении ФАС обеспечить государственное регулирование платы за нотариальные услуги, обеспечении прозрачного допуска в профессию и главное - равной доступности услуг нотариусов для всех граждан России в интервью агентству "Прайм" рассказал начальник аналитического управления ФАС Алексей Сушкевич. Беседовала Елена Малышева.

Вопрос: Алексей Геннадьевич, ФАС в марте выступила с громкими инициативами в сфере нотариата, самой неожиданной из которых было возрождение государственных нотариусов. Федеральная нотариальная палата подвергла предложения ФАС жесткой критике и заявила, что ваше ведомство занялось не своим делом. Почему ФАС заинтересовалась нотариатом так, что стала разрабатывать законодательные поправки?

Ответ: Исторически антимонопольные органы, в том числе США и Европейского союза, всегда пытались решить проблему: возможна ли конкуренция среди так называемых лиц свободных профессий, в частности, среди нотариусов.

Речь шла также о врачах частной практики, юридических консультантах, архитекторах - таких индивидуальных предпринимателях, которые выполняют функции, не всегда очевидно находящиеся в конкурентной среде.

Может, мы немного запоздали здесь, но приход ФАС в сферу нотариата в общем-то был неизбежен.

Тарифы на нотариальные услуги установлены достаточно давно в Налоговом кодексе и давно не менялись. Понятно, что инфляция постепенно "съедала" эти тарифы. Нотариусы тогда придумали, что часть своей работы они будут называть услугами правового и технического характера... и они стали брать деньги за эти дополнительные услуги. Дошло до того, что в совокупном доходе нотариусов сегодня плата за услуги правового и технического характера составляет более 80%. А тариф - меньше 20%.

Но даже не это насторожило ФАС, а способ, которым был установлен размер платы за услуги правового и технического характера. Что сделали нотариусы? Они заключили классическое картельное соглашение: в субъекте Федерации они собрались на заседание своей нотариальной палаты и своим решением установили одинаковую и обязательную для всех нотариусов плату за эти услуги.

Это мы рассматриваем как совершенно недопустимое нарушение антимонопольного законодательства, и для нас это картель в чистом виде. Мы не могли не заинтересоваться этой сферой, поскольку организации, защищающие права потребителей и просто отдельные граждане регулярно стали к нам обращаться с жалобами на этот платеж.

ДОКУМЕНТ ИЗ ИНТЕРНЕТА ЗА 900 РУБЛЕЙ

Вопрос: Когда ваше ведомство открыло для себя эти нарушения?

Ответ: Мы это открыли для себя в конце 2011 года, когда пошли многочисленные жалобы. Когда вы сегодня приходите к нотариусу и просите, допустим, заверить согласие родителя на вывоз ребенка за границу - вы знаете, что пошлина за это действие составляет сто рублей. Но московский нотариус скажет, что заплатить надо тысячу, потому что он вам предоставит распечатку самого текста согласия. Вот за эту услугу вы заплатите еще 900.

Все ваши возражения, что вы взяли этот документ, подготовленный юристами, из интернета - в свободном доступе, и распечатали и заполнили сами, будет разбиваться о какие-то железобетонные стены и укрепления.

Ни один нотариус не окажет вам эту услугу по установленному тарифу. Нам пришлось начать разбираться в самой ситуации с нотариатом, откуда это уродливое явление вылезло, и мы достаточно легко докопались до истины. Мы поняли, что как потребители граждане абсолютно беззащитны. Ни на одно нотариальное действие точно не определен объем этих услуг правового и юридического характера.

Вопрос: То есть их нужно определить в законе?

Ответ: Нужно ли это делать вообще, узаконивать эту плату? Либо вернуться на понятные рельсы, когда нотариальный платеж был единым: для государственного нотариуса назывался пошлиной, для частного - нотариальным тарифом, но он освобождал клиента от любых раздумий: достаточно ли он заплатил и за все ли.

Нам пришлось вступить в диалог с Минюстом, с нотариальным сообществом. Минюст сейчас как раз разрабатывает такой интегральный федеральный закон о нотариате, меняются старые основы законодательства о нотариате, еще советских времен. В том числе новый закон включает в себя  все процедуры, связанные с платежом.

Мы вошли в рабочую группу с Минюстом, и там ряд идей своих мы высказали. Это позиция антимонопольного органа, поправки в новый законопроект, который готовится к внесению в правительство. Я думаю, что к лету законопроект о нотариате будет внесен в правительство Минюстом.

Нужно серьезно пересмотреть размер тарифа на нотариальные услуги - безусловно, он совершенно "съеден" инфляцией. По-видимому, нужна единая плата, надо отказаться от отдельного платежа за услуги правового и технического характера, платеж должен быть единым. Но при этом мы бы хотели, чтобы очень точно был прописан объем и перечень действий, которые совершает нотариус. Что нотариус должен сделать для вас, когда он оформляет наследство?

Эту работу нужно проделать для каждого нотариального действия, тогда не будет претензий потребителей.

КОНКУРЕНЦИЯ ЕСТЬ, СГОВАРИВАТЬСЯ ЗАПРЕЩЕНО

Вопрос: А почему раньше не было дел и законодательных инициатив со стороны ФАС? Ведь эти нарушения начались не вчера?

Ответ: До 6 января 2012 года мы не могли возбуждать дел, потому что российское антимонопольное законодательство не распространялось на нотариусов. 6 января 2012 года формулировки, положения закона были изменены так, что, по мнению ФАС, закон стал распространяться на нотариусов в том числе.

Ряд наших территориальных управлений возбудили дела в отношении нотариальных палат регионов - о картельном сговоре, целью которого является установление цен на услуги правового и технического характера. Это придает ситуации остроту, сейчас центральный аппарат антимонопольной службы рассматривает заявления, поступившие от жителей Москвы. Вполне вероятно, что будут возбуждены дела.

Вопрос: Какие-то решения уже были?

Ответ: Еще решений вынесено не было. В рассмотрении больше 5 дел. Например, такое дело есть в Оренбургском УФАС. Я думаю, что решения будут в первом полугодии. Центральный аппарат тоже усматривает почву для возбуждения дел.

ГОСУДАРСТВЕННАЯ УСЛУГА ОТ ПРИРОДЫ

Вопрос: А что вам отвечают нотариусы, почему они так недовольны перспективой нововведений?

Ответ: Дело в том, что позиция частных нотариусов очень двойственна. Они говорят, что их деятельность публична, поэтому не может быть конкурентной. Они считают, что у них нет рекламы, хотя у них есть реклама.

У них есть конкуренция, это совершенно точно, хотя и не ценовая. Они говорят: не лезьте к нам, у нас публичная деятельность. Хорошо, говорим мы,  если ваша услуга - публичная, то нелепо отказывать государству в оказании публичной услуги, оно обязано ее оказывать. Отдавать ее только на откуп частным нотариусам нельзя.

У нас нет точных данных о том, сколько государственных нотариусов еще осталось в России, но их не больше 20 человек на всю страну, и не в каждом субъекте Федерации. В Москве, например, государственных нотариусов нет уже очень давно.

Вопрос: А как это будет определяться, где государственный нотариус нужен, а где нет?

Ответ: Именно государство должно решить, каким образом оно хочет обеспечить публичной услугой граждан. Пусть этот вопрос решается на уровне субъекта Федерации, даже на уровне местного самоуправления. Но совершенно очевидно, что, допустим, департамент юстиции субъекта Федерации вправе рассмотреть вопрос о том, чтобы иметь несколько ставок должностей нотариуса для обеспечения нотариальной помощью отдельных категорий населения - лиц, которые находятся в домах для пожилых, неплатежеспособных и так далее. Государство вполне в силах и должно в силу природы услуги оказывать эту помощь и делать ее равнодоступной. Например, в труднодоступных районах, где население очень рассеяно. Иметь там нотариальный округ невыгодно и невозможно.

Мы считаем, что это вполне может делать государственный чиновник, и не надо городить никакой сложный механизм, который бы понуждал частных нотариусов ездить, а государство бы потом компенсировало затраты.

Вот наша позиция. Она основана на такой лукавой, двойственной позиции самих нотариусов. Услуга не на 100% публична. Может, стоит провести разграничение. Все, что касается делового оборота - здесь нотариус действует в частном интересе.

Вопрос: То есть, насколько я вас поняла, государственный нотариат будет появляться не везде, а там где нужно?

Ответ: Конечно. Государственный нотариат будет появляться там, где нужно, по решению регионов и муниципалитетов. Это действительно публичная функция в очень многих отношениях: все, что касается наследования - государство должно обеспечить граждан нотариальной помощью, даже если это экономически невыгодно. Не идет частный нотариус в эту сферу - пусть приходит чиновник.

ВСЕСИЛЬНАЯ КОРПОРАЦИЯ И ЭКЗАМЕН, КОТОРЫЙ НЕЛЬЗЯ СДАТЬ

Вопрос: Но нотариусы, наверное, опасаются не тех конкурентов, которые будут работать в удаленной местности, а тех, которые здесь, в Москве, станут работать в соседнем доме и могут увести всех клиентов?

Ответ: Вы знаете, сегодня корпорация нотариусов всесильна, чтобы убить любую конкуренцию. Посмотрите на допуск в профессию. Возможностей вам отказать у палаты будут всегда, она может отказать безосновательно, и вы не сможете оспорить это в суде. Сама процедура допуска, квалификационный экзамен, всякие испытания вступительные - я бы сказал, что это просто плохо завуалированный произвол нотариальной палаты в выборе кандидата на замещение должности.

Мы категорически против такой процедуры допуска в профессию. Она криминализует сферу нотариата. Мы за то, чтобы в профессию допускал орган государственной власти, орган юстиции. Мы за то, чтобы экзамен по стандартной процедуре, очень близкой к ЕГЭ, проводили избранные вузы с такой железобетонной репутацией, чтобы вовлеченность в дела нотариата их никак не коррумпировала. Например, юрфак МГУ.

Мы хотим, чтобы был создан единый сертификационный, экзаменационный центр для кандидатов в нотариусы. Чтобы соискатели должности частного нотариуса отрабатывали бы вначале на должности государственного нотариуса, по 2-3 года. Пожалуйста, пусть молодежь с юридических факультетов идет работать в труднодоступную местность, и это будет большим бонусом при назначении на должность частного нотариуса.

Сегодня допуск в профессию абсолютно закрыт, коррумпирован и нечестен.

Еще один проблемный вопрос - нотариальных округов. Я задавал очень простой вопрос руководству Федеральной нотариальной палаты и московской: "Перепись населения в 2010 году показала, что население Москвы увеличилось на 2 миллиона. Это примерно 20%. Где 20% новых нотариальных округов?"

Их нет. То же самое количество нотариусов обслуживает существенно увеличившееся количество населения. Такая же картина - по Московской области.

Нотариусы заинтересованы в том, чтобы создавать искусственный дефицит предложения их услуг, понимаете? Это нас тоже не устраивает. Мы хотим, чтобы существовала такая жестко закрепленная процедура нарезки новых округов. Люди должны входить в профессию по понятным правилам и получать работу на этом рынке.

Вопрос: Когда вы рассчитываете завершить разработку законопроекта с Минюстом?

Ответ: Его разрабатывает Минюст, он будет вноситься в правительство.

Вопрос: Вместе с вашими поправками?

Ответ: Я надеюсь. Мы уже направили Минюсту позицию антимонопольной службы, она отражена на нашем сайте, это два больших письма. Мы участвуем в заседаниях рабочей группы. Законопроект будет направлен нам на согласование где-то в апреле.

Вопрос: Но Минюст вас поддерживает?

Ответ: На словах - да. На заседании рабочей группы. Мы посмотрим, что будет получаться дальше.