МОСКВА, 16 янв — ПРАЙМ. Арбитражный суд Москвы прекратил производство по иску французской компании Unijet, эксплуатировавшей самолет Falcon 50 EX, в результате крушения которого в 2014 году в аэропорту "Внуково" погиб глава французской нефтегазовой компании Total Кристоф де Маржери, о взыскании убытков, передает корреспондент РИА Новости из зала суда.

Производство по делу прекращено в связи с отказом Unijet от иска о взыскании более 6,7 миллиона евро и 1280 долларов с АО "Международный аэропорт "Внуково" и Государственной корпорации по организации воздушного движения в РФ (ГК по ОрВД). В этом иске французская компания требовала компенсировать вред, причиненный ее работникам.

"Отказываемся от иска в полном объеме, просим производство по делу прекратить", — сказал представитель истца. Представители ответчиков сообщили, что не возражают.

Представитель Unijet ранее заявил в суде, что стороны заключили соглашение об урегулировании споров по искам к "Внуково". Представитель "Внуково" в октябре подтвердил достижение договоренности и уточнил, что спор урегулирован страховыми компаниями.

Представитель Unijet ранее сообщил в суде, что последует отказ от иска и в другом деле, касающемся этой авиакатастрофы, — там пять иностранных страховых компаний требуют взыскать с ОАО "Аэропорт "Внуково", ГК по ОрВД и АО "Международный аэропорт "Внуково" 10 миллионов евро убытков, причиненных крушением самолета главы Total. Заседание по тому делу назначено на 23 января.

В ночь на 21 октября 2014 года в аэропорту "Внуково" при взлете разбился, столкнувшись со снегоуборочной машиной, легкомоторный самолет Falcon 50EX авиакомпании Unijet. При крушении погибли четыре человека — президент французского энергетического концерна Total Кристоф де Маржери и три члена экипажа. По версии следствия, снегоуборочная машина, за рулем которой сидел пьяный Владимир Мартыненко, нарушая правила, выехала на взлетно-посадочную полосу, что не проконтролировал старший сменный инженер Владимир Леденев. Руководитель полетов Роман Дунаев, диспетчеры Александр Круглов и Надежда Архипова, как полагает следствие, знали о потенциальной опасности для самолета, но не сообщили о ней пилотам.