В нынешний период, когда рынки приводятся в движение в основном политикой, определенных сигналов из Белого дома оказалось достаточно, чтобы ведущие американские индексы закончили прошлую неделю новыми рекордами, а курс доллара вырос так, как он не рос долгие месяцы. На самом деле ежедневный курсовой рост оказался самым продолжительным с ноября прошлого года. Более того, поскольку реальные данные говорят о том, что ФРС отложит мартовское повышение ставок, доходность казначейских облигаций США была стабильной, и это позволило снять обеспокоенность инвесторов по поводу устойчивости и продолжительности "трамповского повышения". 

Хорошие настроения на рынке не ограничились Америкой. Они распространились и по другим фондовым рынкам мира. Курсы выросли до такого уровня, какого мы не видели довольно давно. Даже в Европе был отмечен рост, несмотря на новые тревоги из-за греческого долга и рост политических рисков в связи с предстоящими в апреле президентскими выборами во Франции. 

Важным фактором, способствовавшим такому подъему, стало обещание президента Дональда Трампа провести "феноменальную" налоговую реформу. Но это далеко не единственный фактор. Рынки воспряли духом после переговоров президента с японским премьер-министром Синдзо Абэ, который находился в США с официальным визитом. Примирительный тон разговора ослабил опасения по поводу американского протекционизма и глобальных торговых войн.

Но рост котировок на прошлой неделе не следует расценивать как рывок в сторону повышения. Скорее, это составная часть более волатильного периода для акций после избрания Трампа... Колебания на прошлой неделе, включая изменения в течение дня, резко отличались от гораздо меньшей амплитуды торгов, которая преобладала на предыдущем этапе. А общий рост был весьма умеренным по сравнению с первой фазой трамповского повышения (период с дня выборов до середины декабря. – "Прайм").

При таком состоянии цен на активы ослабевает баланс двух типов конкурирующего политического влияния на акции. Первый тип теоретически сулит восстановление уровня упавших цен на фоне новостей о налоговой реформе, об инфраструктуре, о дерегулировании; а второй увеличивает риск стагфляции – особенно из-за торгового протекционизма, вызывающего ответные действия других стран. В результате любые политические действия могут оказать более заметное влияние на цены. Кроме того, после инаугурации президента и на фоне проявляемой им политической активности трейдерам сегодня становится все труднее сохранять терпение.

Следующая фаза, скорее всего, станет точкой отрыва, и она определяется двумя характеристиками, которые имеют важную связь с политикой. 

С учетом политической нестабильности и огромного количества новых экономических назначений и проблем трудно предсказать, как долго продлится эта фаза, и насколько шумной она будет. Направление последующего отрыва сейчас предугадать тоже непросто из-за конкурирующих между собой движущих сил, которые не ограничиваются пределами США.

Чтобы третья фаза "трамповского повышения" обеспечила очередной крупный и устойчивый подъем курсов, место заявлений и обещаний о политике роста должно занять детальное и тщательное планирование, а затем здравая реализация совместными усилиями администрации и конгресса. Также понадобятся подвижки в лучшую сторону в политике других стран, особенно Китая, Европы и Японии, чтобы последующее укрепление доллара не создавало существенных проблем для корпоративных показателей и не подпитывало протекционистские силы в США. И напротив, сползание Америки к протекционизму может вызвать стагфляционные тенденции, что создаст понижающее давление на акции и прочие рисковые активы. Это давление окажется особенно интенсивным, если оно будет сопровождаться политическими событиями в Европе - такими как избрание Марин Ле Пен президентом Франции, которые вызовут сомнения в сохранности и надлежащем функционировании еврозоны…

Глобальная экономика и рынки находятся в процессе перехода от периода, определяемого тремя факторами: во-первых, это глобальный рост, пусть слишком слабый и недостаточно интегрированный, но зато относительно стабильный; во-вторых, это способность и готовность системообразующих центробанков подавлять финансовую волатильность; и в-третьих, это необычайно изменчивая внутренняя и международная политика, которая не смогла существенно повлиять на экономический курс и события в экономике. 

Этот мир со своими "новыми нормами" постепенно подходит к концу. Процесс этот будет изменчивым для рынков, на которых соперничают рефляционные и стагфляционные тенденции – до тех пор, пока не произойдет прорыв и не изменится резко конъюнктура.