А. Силуанов поддержал вариант налогового маневра в ненефтегазовой сфере. Министр согласен со снижением ставки страховых взносов с 30% до 22%, а выпадающие из-за этого бюджетные доходы - восполнить с помощью повышения НДС с 18% до 22%. Также предложено унифицировать ставку страховых взносов, отказавшись от "хвоста" (зарплаты в сумме >876 тыс. руб., накопленной с начала года, облагаются по ставке 15%). Предлагаемая схема, по расчетам Минфина, будет нейтральна для бюджетных доходов. Она призвана, с одной стороны, увеличить собираемость налогов (от уплаты НДС уходить сложнее, чем от страховых взносов), а с другой, дать стимул экспортерам (товары и услуги на экспорт не облагаются НДС, поэтому снижение ставок страховых взносов должно дать им преимущество). Минфин не раскрыл сроков, в которые предполагается ввести изменения, но мы полагаем, что это будет сделано не ранее выборов президента в марте 2018 г.

На наш взгляд, пока в предложенном варианте "фискальной девальвации" с точки зрения экономики больше негативных, чем позитивных моментов. Во-первых, по нашим оценкам, в результате маневра повысится инфляция (по расчетам Минфина, единовременно на 2 п.п.), а восстановление потребительского спроса сильно замедлится. По нашим оценкам, эффект на инфляцию может быть даже больше. Так, предельный рост цен, связанный с таким повышением НДС, сопоставим с масштабами повышения ставки (+4 п.п. к инфляции), но подобное повышение цен в моменте может вызвать ощутимое сокращение потребления домашних хозяйств (>2 п.п.), в результате итоговый эффект на инфляцию составит ~3,2 п.п. 

Во-вторых, мы полагаем, что стимулирующее воздействие "фискальной девальвации" для экспортеров и компаний, пользующихся льготными ставками (ритейл, фармацевтика, ряд услуг), будет мало заметно для экономики в целом. Так, например, крупнейшие нефтегазовые компании, по нашим оценкам, вряд ли смогут ощутить на себе эффект снижения страховых взносов: доля расходов на оплату труда (с учетом страховых взносов) в общем объеме их операционных затрат составляет 4-13%. Кроме того, в этих компаниях, скорее всего, велика доля высокооплачиваемых сотрудников, для которых с определенного момента страховые взносы начисляют по льготной ставке. Так, например, по нашим оценкам, для Роснефти эффективная ставка страховых взносов в 2015-2016 г. составила ~24%, поэтому унификация ставки страховых взносов на уровне 22% вряд ли сможет изменить ситуацию.

Несмотря на то что в целом для экономики, напрямую не связанной с экспортом, предлагаемый налоговый маневр окажет негативное влияние, следует отметить, что ряд отраслей, ориентированных на внутренний спрос, все же смогут получить преимущество. Это компании, товары и услуги которых не облагаются НДС: банки (ряд основных банковских операций, например, выдача кредитов), медицина, образование. Также преимущества получат компании с высокой долей ФОТ в структуре операционных затрат, например, сельское хозяйство, розничная торговля. Однако отметим, что, по нашему мнению, основная цель, которую преследуют сторонники "фискальной девальвации" - повысить собираемость налоговых платежей. При этом стимулирующий эффект для экономики, на наш взгляд, сомнителен, поскольку основной объем возросшей налоговой нагрузки ляжет на потребителя (через рост цен на конечную продукцию), что, по нашему мнению, значительно затруднит выход экономики на более высокие темпы экономического роста.