С начала этого года дифференциал ставок находился вблизи многолетнего максимума, в то время как евро, напротив, укреплялся. В результате отклонение текущего курса евро от того уровня, который должен соответствовать дифференциалу ставок, исходя из существовавшей ранее зависимости, достигло своего максимума (таких отклонений от регрессии ранее не наблюдалось).

Это свидетельствует о том, что евро перестал соответствовать той модели (основанной на процентных ставках), которая в течение длительного времени (до конца 2016 г.) хорошо описывала его динамику. По-видимому, появились какие-то новые факторы (например, сократился отток капитала из еврозоны), и значимость ранее существовавших факторов по каким-то причинам существенно возросла.

Напомним, что начало восхождения евро по времени совпало с обвинениями Д. Трампа в адрес европейской стороны о слишком большом торговом дефиците США с еврозоной. Действительно, этот дефицит вырос с 48,5 млрд евро в 2009 г. до 114 млрд евро в 2016 г. за счет опережающего увеличения импорта США товаров из еврозоны (в основном машины и оборудование). Теоретически, исходя только из торгового баланса,  в предположении пропорционального влияния изменения курса на экспорт и импорт товаров, для того, чтобы этот дефицит сократился до уровня 2008-2010 гг. (т.е. до 50-70 млрд евро), евро в среднем должен укрепиться на 7,5-11% (от своего среднего значения за 2016 г. 1,11 долл./евро).