Такие темпы лишь немного меньше, чем в декабре и ноябре 2017 г. (25,7 и 24,8% г./г., соответственно), но сильным замедлением это назвать нельзя (в октябре и сентябре закупки товаров из дальнего зарубежья росли гораздо медленнее - 18,4% и 12,4% г./г., соответственно).

Мы отмечаем ускорение роста импорта химической продукции (23,1% г./г.) и продовольственных товаров (13,2%), в прошлые месяцы динамика в этих группах была скромнее.

Отдельно стоит выделить импорт мясной продукции: он значительно ускорился (32,7% г./г. в январе против 12,7% в среднем за 2П 2017 г.), при этом основной вклад внесла говядина (71,8% г./г. в январе против -0,9% г./г. за 2П 2017 г.) при снижении темпов падения импорта (по сравнению с последними месяцами прошлого года) и по свинине, и по мясу птицы. Не исключено, что заметный рост импорта мясной продукции может транслироваться в ускорение инфляции в этой категории на внутреннем рынке, т.к. несмотря на стабильный курс рубля, импортная продукция дороже за счет издержек транспорта и ввозных пошлин.

Основное давление на динамику импорта в январе оказало небольшое замедление в ключевой категории – машинах и оборудовании (21,1% г./г. против 24,3% г./г. за 2П 2017 г.). Напомним, что данный сегмент характеризуется значительной волатильностью, главным образом, из-за высокой стоимости закупаемого оборудования и из-за нерегулярного характера этих закупок. Например, в январе 2018 г. большинство позиций внутри сегмента машин и оборудования росли обычными темпами, однако резко упал импорт летательных аппаратов (-21,7% г./г.), который как раз имеет крайне высокую волатильность. 

В целом можно отметить, что импорт продолжает следовать за восстановлением внутреннего спроса: увеличение происходит как в потребительском, так и в инвестиционном сегменте. Мы ожидаем сохранения темпов роста импорта в целом на уровне не менее 10-15% г./г. (в долл.) по итогам 2018 г.