Вчера Министерство финансов РФ объявило объем валютных интервенций на период с 7 марта по 5 апреля. Он составит 192,5 млрд. руб. ($3,5 млрд.), что на 57,5 млрд. руб. меньше, чем мы ожидали. Таким образом, интервенции сократятся более чем на 100 млрд. руб. по сравнению с рекордно высоким значением текущего периода. В результате дневной объем покупки валюты упадет с нынешних $276 млн. до $172 млн., чему также способствует календарный фактор (20 торговых дней вместо 19). 

При этом оценка дополнительных нефтегазовых доходов в марте, представленная министерством (238 млрд. руб.) не сильно отличалась от наших расчетов. Причиной более значительного сокращения интервенций (их объем имеет две составляющих: оценка дополнительных нефтегазовых доходов за предстоящий месяц и разница между фактическими доходами и оценкой предыдущего месяца) является разрыв между фактическими нефтегазовыми доходами за февраль и их оценкой - в реальности они оказались на 45,4 млрд. руб. меньше, что обусловлено "более низким объемом экспорта нефти, газа и нефтепродуктов по сравнению с прогнозными значениями".

Это довольно странно, если учесть, что в конце февраля поставки газа Газпромом в Европу били рекорды на фоне холодов. Похоже, что либо Минфин завысил прогнозные данные, либо падение прежде всего коснулось нефтепродуктов (по которым, в отличие от газа и нефти, статистика за февраль еще не опубликована). В целом, судя по опыту прошлого года, у Минфина есть тенденция к завышению ожидаемых нефтегазовых

В любом случае менее масштабные, чем ожидалось, валютные интервенции в марте поддержат рубль. Между тем продажи иностранной валюты экспортерами возрастут, т. к., по нашим оценкам, до 28 марта им предстоит выплатить около 650 млрд. руб. в виде налога на прибыль (включая годовые выплаты за 2017 год). Если глобальное восприятие рискованных активов сильно не ухудшится, наш целевой курс USD/RUB на конец 1К18 в 55 будет оставаться достижимым. 

Мы ожидаем увеличения валютных интервенций в апреле до $4,4 млрд. ($210 млн. в день), но все равно они будут меньше, чем в феврале, считает стратег Sberbank Investment Research Юрий Попов.