Этот уровень немного больше объема допдоходов за март (по данным Минфина, 238 млрд руб.), который оказался близок к нашей оценке. Увеличение м./м. допдоходов в апреле, по нашим расчетам, обусловлено небольшим ростом цены нефти Urals в марте (64 долл./барр. против 63,3 долл./барр. в феврале), а также позитивным сезонным фактором (в апреле нефтегазовые доходы бюджета, при прочих равных, обычно немного выше, чем в марте).

Однако не факт, что объявленный (4 апреля) объем покупок валюты окажется равным этим дополнительным нефтегазовым доходам. Так, в прошлом месяце интервенции (193 млрд руб., или 3,4 млрд долл.) оказались заметно меньше оценки допдоходов  - на 45 млрд руб. (ведомство связало это с более низким, чем оно ожидало, экспортом нефти, газа и нефтепродуктов).

На данный момент, пока данные по исполнению бюджета за март еще не опубликованы, мы не можем оценить масштаб корректировки, которую Минфин, возможно, сделает и в этот раз. Впрочем, подчеркнем, что в прошлом месяце она была существенной, и мы думаем, что в этот раз ее величина будет меньше.

Это дает основания полагать, что объем интервенций в апреле будет больше по сравнению с мартом и составит, по нашим оценкам, 4 млрд долл. Отметим, что даже несмотря на снижение покупок валюты в марте, курс рубля находился под давлением (рублевая цена нефть за месяц выросла на 9,6% до 4000 тыс. руб.). В апреле мы ждем заметное снижение сальдо счета текущих операций, что при увеличении объема покупок транслируется в ослабление рубля.