Впрочем, резкое ослабление рубля в последние дни (из-за новых санкций США) создает риски ее повышения. По нашим предварительным оценкам, дополнительное падение среднего курса USD/RUB за 2 кв. составит около 11% (в основном за счет ослабления в апреле). В целом эффект переноса курса рубля на инфляцию зависит от масштабов ослабления валюты: лишь падение рубля около 10% м./м. явно отражается на ее динамике.

Менее существенное ослабление валюты на ценах практически не заметно: во-первых, как правило, в последующие месяцы оно компенсируется укреплением, а во-вторых, малые колебания курса валюты не создают негативных ожиданий для ритейлеров. По нашим оценкам, при ослаблении курса рубля к доллару на 10% м./м. инфляция вырастет на 1 п.п. м./м. в моменте (с исключением сезонности). При этом, если после этого курс рубля стабилизируется на достигнутом уровне, то инфляционный эффект будет проявляться еще 5 месяцев, постепенно затухая.

Совокупный эффект от 10%-го ослабления среднего курса  рубля за год добавит +1,7 п.п. к годовой оценке инфляции, т.е. 3,9-4% г./г. на конец 2018 г. Впрочем, во-первых, наши расчеты предполагают ослабление среднего курса рубля в меньшем объеме, а во-вторых, ожидавшийся нами уровень инфляции (3,7% г./г.) был консервативным и учитывал реализацию возможных рисков (в т.ч. и связанных с ослаблением курса рубля). В итоге мы пока сохраняем наш прогноз по инфляции неизменным. Остается актуальным и наш прогноз по ключевой  ставке (еще 2 снижения по 25 б.п., 6,75% на конец года). Впрочем, мы не исключаем и большей осторожности ЦБ, что может выразиться как в паузе в смягчении политики, так и в сокращении масштаба снижения ставки в этом году.