Доходы бюджета продолжают активный рост: нефтегазовые доходы увеличились на 13,3% г./г. в результате роста рублевой цены нефти, а ненефтегазовые - на 15,7% г./г. на фоне восстановления экономической активности.

Впрочем, интересно, что рост профицита бюджета обеспечивается лишь умеренным повышением расходов, что в целом, на наш взгляд, является временным. Так, с начала года с каждым месяцем увеличивается бюджетная роспись (т.е. плановый уровень расходов на год): в феврале она возросла на 266 млрд руб., а в марте - на 86 млрд руб., и мы полагаем, что ее рост продолжится в перспективе. В частности, этому способствуют позитивные перспективы по повышению доходов: сейчас цена нефти в рублях заметно растет в свете ослабления национальной валюты, что, на наш взгляд, выразится в ускорении нефтегазовых доходов в перспективе. Впрочем, согласно действующему бюджетному правилу, рост расходов должен ограничиваться дополнительными ненефтегазовыми доходами, которые, судя по текущей динамике, пока идут в рамках плана (сейчас исполнено 22% от плана, а например в 2017 г. за 1 кв. исполнение было на уровне 25%).

Отметим, что несмотря на профицит федерального бюджета, Минфин и Казначейство в целом значительно увеличили предоставление ликвидности (482 млрд руб. против 165 млрд руб. в феврале). Основные каналы поступления средств в систему - интервенции (233 млрд руб.), депозиты и РЕПО Казначейства (136 млрд руб.), а также ОФЗ (в марте чистое погашение превысило размещения на 100 млрд руб.). Интересно отметить, что по факторам ликвидности ЦБ за счет бюджетов всех уровней и прочих операций в целом поступило лишь 248 млрд руб. (т.е. почти в два раза меньше, чем за счет федерального бюджета). Мы полагаем, что разница (-234 млрд руб.) была частично обеспечена за счет возврата регулятору средств санируемыми банками.