Индекс S&P500 вчера закрылся снижением на 0,25% – более чем умеренная коррекция, учитывая, что рост, который рынок продемонстрировал накануне, после того как стали известны итоги промежуточных выборов в Конгресс США, оказался лучшим за последние 40 лет. Американский рынок акций обычно положительно реагирует на ситуацию, когда каждая из партий – республиканцы и демократы – контролирует лишь одну из палат Конгресса. Согласно данным за период с 1928 г., средняя общая доходность индекса S&P500 на годовом отрезке в такой ситуации и при президенте-республиканце составляет 12%. Также на горизонте 12 месяцев после промежуточных выборов в Конгресс рынок акций практически всегда показывал положительную доходность, при этом основная часть роста приходилась на четвертый квартал (данные за период с 1946 г.). Отсутствие единства законодательной власти уменьшает вероятность принятия неблагоприятных для рынка решений, повышая роль фундаментальных экономических факторов как основной движущей силы рынка.

Кроме того, результаты прошедших выборов могут заставить президента Трампа несколько скорректировать свои довольно эксцентричные методы управления «с помощью твиттера», а также – ввиду приближающихся президентских выборов 2020 г. – подтолкнуть его к изменению проводимой политики (особенно в сфере международной торговли), с тем чтобы снизить рыночную волатильность и ограничить возможные негативные последствия для американской экономики. С экономической точки зрения главным итогом выборов, вероятно, станет отсутствие новых мер фискального стимулирования (хотя, по сообщениям некоторых СМИ, республиканцы и демократы могут договориться о реализации программы инфраструктурных инвестиций). В отсутствие фискального стимула добиться дальнейшего ускорения экономического роста в нынешнем цикле, вероятно, уже не удастся, так что, судя по всему, его пик будет пройден в этом году. Сюда же следует добавить замедление роста спроса, обусловленное как уже состоявшимся, так и предстоящим ужесточением денежно-кредитной политики, в результате чего в 2019 г. темпы роста ВВП США почти наверняка будут ниже, чем в 2018 г.

В опубликованном вчера заявлении Комитета ФРС США по операциям на открытом рынке (FOMC) отмечаются высокие темпы роста экономической активности, однако там же говорится и о том, что темпы роста инвестиций в основной капитал снизились по сравнению с предыдущими месяцами.

FOMC ожидает, что дальнейшее постепенное повышение целевого диапазона ставки по федеральным фондам будет соответствовать цели сохранения устойчивого роста экономической активности, а решения в области денежно-кредитной политики будут основываться на «широком спектре информации» (и можно предположить – без особой оглядки на критику, исходящую из Белого дома). Вчера доходность 2-летних UST обновила максимум на уровне 2,97%. Ставки LIBOR продолжают расти; в частности, 12-месячная ставка вчера поднялась до 3,12%. Участники денежного рынка обеспокоены дефицитом долларового фондирования в преддверии конца года. По данным EPFR, за неделю, завершившуюся в эту среду, впервые с середины сентября отмечался приток средств в фонды облигаций (+5,5 млрд долл.), причем основная его часть пришлась на американский долг.

Капитализация мирового рынка акций вчера составила 75,8 трлн долл. против локального минимума на уровне 71,9 трлн долл., достигнутого 30 октября (индекс WCAUWRLD на Bloomberg). При этом стоит отметить, что китайский фондовый рынок всю эту неделю закрывался в минусе. Слабые данные по инфляции потребительских цен и цен производителей, опубликованные сегодня утром в Китае, не улучшили настроения инвесторов. Темпы роста китайской экономики снижаются, и индексы PMI за очередной месяц не вселяют оптимизма. В краткосрочной перспективе поддержку рынку могут оказать инвестиции в инфраструктуру. Складские запасы железной руды в Китае находятся практически на годовом минимуме, что может способствовать росту цен на железную руду и сталь. 

В конце этого месяца в Буэнос-Айресе состоится встреча «большой двадцатки». Инвесторы надеются на то, что между США и Китаем будет достигнуто какое-то соглашение или хотя бы «перемирие». Между тем курс USDCNY, один из ключевых индикаторов аппетита к риску, вновь вырос. Отметка в 7,00 – это тот уровень, преодоление которого может быть воспринято инвесторами как крайне негативный сигнал. Судя по статистике валютных резервов КНР, Народный банк Китая осуществляет интервенции, призванные предотвратить дальнейшее ослабление юаня (в октябре объем международных резервов страны сократился на 33,9 млрд долл., что является рекордным месячным снижением с 2016 г.).

Еще одной важной темой является нисходящий тренд на рынке нефти WTI. Относительно максимума в 76 долл., зафиксированного 3 октября, она уже подешевела более чем на 20%. Согласно большинству макроэкономических моделей, снижение нефтяных цен благоприятно влияет на размер глобального ВВП и уровень потребительских расходов в мировой экономике. При такой динамике цен на нефть доходы производителей снижаются, но располагаемые доходы населения растут. Однако позитивный макроэкономический эффект от снижения нефтяных цен не гарантирован. Например, в 2014–2015 гг. на обвал котировок (со 100 до 42 долл./барр.) нефтяные компании были вынуждены реагировать увольнениями и снижением инвестиций. Нынешняя коррекция в нефти уже привела к снижению инфляционных ожиданий в ведущих экономиках мира, что нашло отражение в рыночных индикаторах вмененной инфляции (например, индекс USGGBE05 на Bloomberg). Соответственно, можно ожидать сохранения низкого уровня потребительской инфляции. МВФ в недавнем исследовании приходит к выводу о том, что определяющее влияние на динамику инфляции в развивающихся странах в последнее время оказывали внутренние факторы. По мнению МВФ, несмотря на все более высокую степень интеграции развивающихся стран в мировую экономику, их властям в целом удается сохранять контроль над инфляцией.

Наблюдаемый в настоящее время дефицит долларового фондирования, замедление роста китайской экономики (а вслед за ней и других азиатских стран), а также обусловленное недостаточным спросом снижение цен на нефть оказываются взаимосвязанными явлениями. Еще год назад обозреватели сходились во мнении, что мировая экономика – как на глобальном уровне, так и на уровне отдельных стран – устойчиво восстанавливается. Теперь экономический рост в ряде стран замедляется, и эта тенденция может охватить США уже в 2019 г.

В еврозоне темпы роста ВВП опустились до минимума с 2014 г. На этой неделе группа независимых экспертов при правительстве Германии понизила прогнозы по росту экономики страны, а вчера Еврокомиссия также скорректировала прогнозы по росту ВВП еврозоны. Вчера же МВФ опубликовал свою оценку состояния экономики еврозоны, отметив «менее благоприятные перспективы и наличие ряда факторов, сдерживающих экономический рост». В числе этих факторов называются падение внешнего спроса, сокращение доходов из-за роста цен на нефть, ограниченные производственные мощности и возрастающий дефицит рабочей силы. По прогнозам МВФ, реальный рост ВВП еврозоны замедлится по сравнению с зафиксированным в 2017 г. максимумом (2,8%) и составит 1,9% как в 2019 г., так и в 2020 г. Инфляция в регионе ожидается на уровне 1,7% в будущем году и 1,8% в 2020. И все это несмотря на стимулирующую политику ЕЦБ, включающую программу количественного смягчения и отрицательные процентные ставки.

ЕЦБ намерен завершить программу покупки активов к концу года, хотя это самый неподходящий момент с точки зрения экономического цикла. В настоящий момент для ЕЦБ более актуальна проблема разногласий между Брюсселем и Римом в отношении параметров государственного бюджета Италии. Коалиционное правительство Италии настаивает на своем проекте бюджета, что чревато новым долговым и банковским кризисом и увеличением волатильности на рынке итальянских облигаций. Вероятность этого весьма высока, учитывая характерный для итальянских банков значительный объем итальянских суверенных облигаций на балансе. Согласно последнему посту в блоге на сайте аналитического центра Breugel, из всех ведущих экономически развитых стран еврозоны именно Италия отличается самой высокой долей резидентов (банков и других инвесторов) и самой низкой долей иностранных инвесторов среди держателей локального долга.