Федеральный комитет по открытым рынкам США принял ожидаемое решение: целевой ориентир ключевой ставки повышен четвёртый раз за год до 2,25–2,50%. Это сразу обрушило индексы на 1,5 – 2,2%. Решение принималось на неблагоприятном фоне: рынки переживают самую крупную коррекцию за последние 9 лет. Мнение Дональда Трампа, который многократно заявлял о своём негативном отношении к ужесточению денежно-кредитной политики ФРС, осталось проигнорированным. Джером Пауэлл прямым текстом сказал, что политические факторы – то есть недовольство Трампа – не будут приняты в расчёт. По крайней мере, в настоящий момент. Американский центральный банк пообещал меньше повышений в грядущем году (два вместо трёх) и в целом более гибкий подход к принятию решений. 

Год выдался трудный: обвал рынков произошёл дважды, в сумме растянувшись больше чем на пять месяцев. Главная причина – торговая война Соединённых Штатов и Китая. История, начавшаяся в начале года, продолжается и по сей день, противоречия между странами далеки от разрешения, но в ходе декабрьских переговоров удалось достичь ряда договорённостей. Так, Китай возобновил закупки американских соевых бобов и сжиженного природного газа, а также снизил пошлины на автомобили. Этой поддержки рынкам, однако, не хватает: сильный доллар и замедление глобального экономического роста уже дают о себе знать. Опасение рецессии хорошо прослеживается по наиболее чувствительным к экономическому циклу показателям.

Крупнейшие транспортные компании – неизбежные участники производственных процессов – теряют в капитализации около 17% с начала года. Торможение экономического роста бьёт и по ценам на сырьё: нефть, кофе и металлы упали в среднем на 20%. 

Возросший курс доллара подкрепляется сильными макроэкономическими показателями США: уровень безработицы упал до рекордного за почти полвека минимума – 3,7%, индекс деловой активности PMI в производственном секторе стабильно держится выше отметки 57 (значение выше 50 означает улучшение экономической ситуации), строительство переживает бум: число выданных разрешений на постройку новых домов в начале года побило исторический рекорд. Всё это стало основанием для планомерного повышения ставки ФРС, что центральный банк и сделал целых четыре раза. 

С другой стороны, уходящий год приходится на пик экономического цикла в США: макростатистика только начинает слабеть, а фондовые индексы реагируют нервно. В итоге инвесторы начинают искать безопасные активы, сбрасывая акции «фаворитов» бычьего рынка. Facebook, Amazon, Apple, Netflix и Google (FAANG) оказались в медвежьей зоне, потеряв свыше 20% со своих максимумов, а в целом с начала года акции технологических гигантов едва принесли своим владельцам прибыль. Но и это гораздо лучше, чем рынок в среднем и его «защитная» часть в лице сектора коммунальных предприятий, тихой гавани во время биржевого шторма.

Корпорации сполна прочувствовали на себе политические и экономические тенденции. Так, за 2018 год отношение капитализации компаний S&P 500 к их чистой прибыли (price-earnings ratio, P/E) снизилось на 20%. Ещё более показательная ситуация с небольшими фирмами, чья отличительная особенность – повышенная долговая нагрузка. На фоне растущих процентных ставок такой риск требует дисконта: акции индекса Russell 2000 подешевели более чем на 20% от своего пика, а основной критерий оценки бизнеса, мультипликатор цена-прибыль (P/E), за этот год снизился на 60%.  

Компания года – фармацевтический гигант Merck, набравший свыше 30% в капитализации. Компонент промышленной тридцатки Доу Джонса, Merck стал одним из лидеров взрывного роста акций здравоохранения в США. 

Настоящий антигерой – детище Томаса Эдисона, компания General Electric, потерявшая свыше 50% своей стоимости и исключённая из Доу Джонса. Производитель турбин, цифрового оборудования и просто икона американской промышленности – погрязла в долгах, столкнулась с понижением кредитного рейтинга, распродаёт свои подразделения по частям и урезает дивиденды акционерам. 

В 2019 году Америку ждёт продолжение уже заложенных тенденций. Повышение процентных ставок вместе с торгово-политическими инициативами Дональда Трампа неизбежно приведёт к замедлению темпов роста прибыли компаний, сокращению рынка жилья. Хрестоматийный признак приближающейся рецессии – уплощение, а отдельных случаях инверсия кривой доходности. Так, доходность по гособлигациям с погашением через два года уже превысила доходность пятилетних бондов.  В этой связи банковский сектор ждут не лучшие времена. И хотя макроэкономическая статистика показывает феноменально сильные данные, рынок живёт ожиданиями будущего спада. Индекс волатильности VIX отошёл от привычного для бычьего рынка уровня около 11 и устоялся в диапазоне 16-25, это новая реальность, с которой инвесторам придётся свыкнуться.