Начало 2018 года для российской валюты было обнадеживающим. До апреля текущего года рубль придерживался тренда на укрепление до уровня 55 за 1$. Несмотря на то что покупки валюты для Минфина на внутреннем валютном рынке возросли в объемах. И в принципе ничего не предвещало резкого изменения ситуации. Цены на нефть стабильно колебались чуть выше $60 за баррель, торговый баланс РФ оставался в норме, внешний долг еще в предыдущие годы стал некритичным и перестал оказывать дополнительное давление на рубль.

Между тем в апреле 2018 года появившаяся информация о новых санкциях против российских компаний, в частности, «Русала», стала сигналом об усилении геополитических рисков. Санкции против «Русала» оказали сильное влияние на российскую валюту, которая за каких-то пару дней обесценилась на 10%. В дальнейшем рублю стало весьма проблематично восстановиться до уровней начала года.

В августе спекулятивным атакам подверглись валюты развивающихся стран, в результате чего серьезнее всех пострадала турецкая лира. На рынках начались волнения из-за возможного распространения валютного кризиса в Турции на другие страны. Покупки валюты для Минфина выступили отягощающим фактором, и в результате курс доллара США в моменте попытался протестировать отметку 70 руб./$. Максимум был достигнут в середине сентября. Российскому центробанку не оставалось ничего другого, по всей видимости, как повысить ставку на 0.25 п.п. и объявлять о прекращении покупки валюты для Минфина на открытом рынке до конца года.

В декабре текущего года регулятор вновь сработал на опережение и поднял ставку еще на 0.25 п.п. Тем не менее курс доллара США завершает год почти на максимумах – в районе 69.3 руб./$.

На мой взгляд, в России именно валютный кризис может стать предтечей масштабного финансового кризиса в 2019 году, тогда как банковский кризис и долговой кризис угрожают нам в меньшей степени. Риски в банковском секторе пока выглядят сбалансированными, проблем с ликвидностью банки не испытывают, хотя в 2018 году и наблюдался активный рост, главным образом, необеспеченных кредитов населению. Возникновение долгового кризиса также кажется маловероятным, поскольку внешний долг государства и компаний в предыдущие годы значительно сократился до 33% к ВВП и теперь считается умеренным. Однако повышенная волатильность валюты остается чрезвычайно опасной. Во избежание раскачивания рубля ЦБ РФ по возможности будет принимать меры, но несвоевременные и нежесткие действия, как показывает практика, могут привести к совершенно обратному эффекту.

Среди наиболее значимых рисков для российской валюты стоит выделить угрозу обвала мировых финансовых рынков и повсеместное распространение страхов, сильное падение цен на нефть и санкции. Несмотря на то, что финансовые рынки к концу текущего года сильно обвалились, потянув за собой нефть, фундаментально для такого обрушения причин не было видно. Экономика США, конечно, начала показывать признаки замедления, однако официальная сделка с Китаем, отложенная на январь 2019 года, может сгладить темпы ослабления. Падение нефти Brent до $50 за баррель так же стоит считать чрезмерным в свете ожидаемого сокращения добычи нефти ОПЕК+ на 1.2 млн баррелей в сутки. Полагаю, что в скором времени нефть сумеет восстановиться и найдет среднесрочный баланс в диапазоне $50-60 за баррель.

Что касается санкций, то их, пожалуй, следует считать основной угрозой на текущий момент для рубля. Санкции в анонсированном «адском» варианте уже учтены в курсе, но это вряд ли спасет российскую валюту от негативной реакции инвесторов на принятие законопроекта. Кроме того, сохраняются риски усиления санкционного давления на РФ. Ожидаю, что в 2019 году курс доллара США может дойти до отметок 72-73 руб./$.