Наш анализ последних десяти лет работы электроэнергетической отрасли в условиях гарантированного возврата инвестиций (т.н. ДПМ-1) показал, что за это время принадлежащие российским инвесторам генерирующие компании выплатили своим акционерам всего 32% заработанной прибыли. Основная же часть генерируемых ими денежных потоков направлялась на инвестиции либо аккумулировалась для осуществления таковых в будущем.

С нашей точки зрения, на то есть две основные причины. Первое – это то, что российские генкомпании пока не до конца сжились с мыслью о возможности стать «дойными коровами», а скорее – по инерции последних десяти лет – тяготеют к тому, чтобы оставаться «компаниями роста» (что, однако, едва ли возможно). Вторая причина – это попытка компаний минимизировать регуляторные риски – либо, как Интер РАО, путем внутриотраслевой диверсификации (тем самым уменьшая вероятность одновременного негативного воздействия со стороны сразу нескольких суботраслевых регуляторов), либо обязуясь осуществлять масштабные капиталовложения в расчете на то, что игра по правилам регулятора сможет гарантировать приличную доходность вложенных средств.

Интересно, что в этом смысле поведение российских генкомпаний во многом повторяет философию, которой при инвестициях в инфраструктурный сектор следует Berkshire Hathaway Уоррена Баффета. Он также отдает предпочтение диверсифицированным компаниям, разные сегменты бизнеса которых курируются отдельными регуляторами, а также компаниям, которые реинвестируют значительную долю прибыли, тем самым демонстрируя социальную ответственность. За это регулятор позволяет им получать сравнительно высокую доходность на вкладываемые огромные суммы, что делает их «компаниями роста».

Однако есть два важных момента, отличающих российские компании: во-первых, они слишком неохотно прибегают к долговому финансированию, а во-вторых, следующая волна капиталовложений, вероятно, сможет компенсировать ожидаемое снижение прибылей, но едва ли сможет обеспечить их рост.