Все указывает на то, что в 2018 г. мировая экономика прошла пик своего роста и теперь начинает замедляться. Синхронный и сбалансированный рост остался в прошлом. Вероятность положительных сюрпризов снизилась, в то время как риски, наоборот, возросли. В понедельник МВФ опубликует очередной прогноз, в котором, скорее всего, понизит оценку темпов роста мировой экономики на 2019 г. (текущий прогноз на 2018–2019 гг. составляет 3,7% для мира в целом и 4,7% для развивающихся стран).

Своего пика, судя по всему, достигла не только мировая экономика, но и цены на сырьевые товары, включая нефть, и, вполне вероятно, процентные ставки в США – на что указывает недавнее смягчение риторики Федрезерва. Судя по тем уровням, где сейчас торгуется рынок фьючерсов на ставку по федеральным фондам, его участники больше не ожидают ни одного повышения в 2019 г. и, более того, начинают закладывать возможность ее снижения в 2020 г. Ключевым фактором поддержки американского экономического роста в 2018 г. стала программа фискального стимулирования, за которую Соединенным Штатам пришлось заплатить увеличением долга. Если нынешняя фаза подъема продлится до июня, это станет самым продолжительным периодом роста за всю историю американской экономики. Начиная с 1850-х гг. без рецессии в США не обходилось ни одно десятилетие. Учитывая отсутствие единства в Конгрессе, где большинство в Палате представителей теперь принадлежит демократам, вероятность реализации новых фискальных мер стимулирования стремится к нулю. Частичная остановка работы государственных учреждений также отрицательно сказывается на настроениях международных инвесторов, а в ближайшем будущем ко всем существующим проблемам, скорее всего, добавится проблема потолка долга. В своем последнем, октябрьском, прогнозе МВФ исходил из того, что фискальная политика в США в этом году будет носить нейтральный характер, в развитых странах в целом она будет умеренно жесткой, а в развивающихся – в целом нейтральной. Однако в Китае как монетарная, так и фискальная политика уже начала смягчаться.

Между тем существенное снижение экономической активности уже наблюдается в таких ключевых странах-экспортерах, как Германия и Япония, где темпы роста ВВП в 3к18 упали ниже нулевой отметки. Не исключено, что в 4к18 этого не повторится, и им удастся избежать того, что экономисты часто называют «технической рецессией». Однако судя по последней макроэкономической статистике, особых признаков восстановления пока не видно.

Экономика Китая, в последние десять лет вносившего основной вклад в рост глобальной экономики, замедляется, причем ситуация усугубляется высокими уровнями долга. Основная задача властей страны заключается в том, чтобы предотвратить «жесткую посадку» экономики и одновременно обеспечить последовательное сокращение долговой нагрузки, особенно в корпоративном секторе. В понедельник ожидается публикация последней статистики по ВВП Китая. По мнению инвесторов, официальные темпы экономического роста страны составят 6,4%. В СМИ высказываются предположения о том, что официальная цель по темпам роста будет пересмотрена до 6,0–6,5% против «около 6,5%». В действительности многие комментаторы считают, что реальные темпы роста намного ниже официальных цифр. Между тем инвесторы по-прежнему надеются на скорейшее разрешение торгового конфликта между США и Китаем. С этой целью 30–31 января вице-премьер Госсовета Китая Лю Хэ посетит Вашингтон.

Публикация прогноза МВФ в октябре прошлого года совпала с 10-летней годовщиной банкротства Lehman Brothers, а также с появлением новой неопределенности в отношении торговой политики США и роста протекционизма, способного стать угрозой для мировой торговли и международной валютной системы. Существует распространенное мнение о том, что противостояние глобализации ведет к укреплению позиций популистских партий, что мы наблюдаем на примере таких стран как Великобритания, Германия, Франция, Испания и Италия. Что касается Брекзита, то после исторического провала премьер-министра Великобритании Терезы Мэй в Палате общин на этой неделе дальнейшее направление развития событий выглядит неопределенным. Возможные варианты включают продление сроков выхода, оговоренных статьей 50 Лиссабонского договора, проведение повторного референдума, и даже полный отказ от Брекзита. В то время как Парламент Великобритании не одобряет Брекзит «без сделки», по умолчанию именно такая позиция является основной в законе о выходе из ЕС, который получил королевскую санкцию и внесен в свод законов. Возможно, в конечном итоге будет найден компромиссный вариант Брекзита. Сделка на предлагаемых Терезой Мэй условиях неприемлема ни для одной из сторон. С точки зрения желающих остаться в ЕС такая сделка только ухудшает положение Великобритании, а сторонники выхода из союза считают, что она не обеспечивает независимость страны, фактически устанавливая ее «вассалитет», а именно сохраняет подчинение правовым и нормативным требованиям ЕС, оставляет Северную Ирландию в юрисдикции ЕС, не позволяет Великобритании заключать самостоятельные торговые соглашения и лишает ее права голоса при принятии и изменении нормативно-правовых актов ЕС.

Многие из текущих экономических, политических и социальных проблем берут начало в ситуации, сложившейся еще до финансового кризиса 2008–2009 гг. Особо отметим два аспекта. Темпы экономического роста в развитых странах начали снижаться в середине 2000-х гг. Эта долгосрочная тенденция обусловлена старением рабочей силы и замедлением роста производительности труда, что накладывается на общее ухудшение динамики экономического развития и увеличение концентрации рынка. В США уровень рождаемости сейчас находится на историческом минимуме, а в Японии, по оценкам МВФ, население в ближайшие 40 лет сократится на 25%. Монетарные и фискальные меры стимулирования экономического роста по большей части не оказывают существенного воздействия на структурные факторы предложения. Последствия финансового кризиса, выражающиеся в снижении потенциального ВВП, замедлении роста инвестиций и производительности труда, сохраняются, несмотря на нетрадиционные меры монетарной политики, в том числе программы количественного смягчения и нулевые и отрицательные процентные ставки (которые продолжают действовать в еврозоне и Японии). На будущей неделе заседания по вопросам монетарной политики проведут Банк Японии и ЕЦБ (прекративший покупку активов в конце 2018 г.), которые, как ожидается, сохранят отрицательные процентные ставки в течение большей части 2019 г. 

По последним данным, темпы базовой инфляции как в еврозоне, так и в Японии остаются ниже установленного центробанками целевого уровня в 2%.

Некоторые комментаторы называют последствия финансового кризиса – слабый рост и низкую инфляцию – «бесконечной стагнацией». С учетом того, что совокупный долг по отношению к мировому ВВП находится на рекордно высоком уровне, проводимая центробанками политика масштабного вливания ликвидности и поддержания отрицательных ставок может быть совершенно неэффективной в ситуации, когда домохозяйства и компании опасаются увеличивать свою долговую нагрузку и привлекать новые кредиты. Кроме того, отрицательные процентные ставки могут лишить банки стимула увеличивать кредитование. На самом деле европейские банки уже заметно сократили объем трансграничного кредитования. Перед ЕЦБ стоит непростая задача ускорить процесс реструктуризации и рекапитализации банковской системы еврозоны и подстегнуть дальнейшее снижение неработающих кредитов, объем которых приближается к 1 трлн евро. Иначе обстоят дела в банковской системе США, где суммарные прибыли ведущих банков в прошлом году превысили 100 млрд долл. (хотя доходы от операций на рынках инструментов с фиксированной доходностью, валют и сырьевых товаров в конце года оказались слабыми). 

Еще один важный момент заключается в том, что в последние десять лет по темпам роста развивающиеся экономики заметно вырвались вперед. Такое ускорение является прямым следствием более эффективной политики. Конечно, остаются пока вопросы, связанные с увеличением уровня долга в развивающихся странах, многие из которых накопили значительный объем долларовых обязательств. Базовая инфляция во многих ведущих странах с развивающейся экономикой (за исключением Индии) сравнительно невысока, хотя центробанкам некоторых из них пришлось повысить процентные ставки в целях поддержания национальных валют. Если в течение 2019 г. разница в процентных ставках и темпах роста экономики между США и остальными странами мира сократится, это, вероятно, позволит избежать негативных последствий укрепления доллара, дав центробанкам развивающихся стран возможность отказаться от дальнейшего ужесточения монетарной политики.

Тем временем рост на крупнейших рынках акций также, похоже, достиг своего пика. Эпоха низкой волатильности и двузначной доходности инвестиций, похоже, завершилась, и потенциал роста доходностей активов, связанный с программами количественного смягчения, в основном выработан. Пик роста на рынках акций совпадает с пиком цикла ликвидности на глобальном рынке. Максимум, на что в среднесрочной перспективе могут рассчитывать игроки на фондовом рынке США – это доходность в пределах нескольких процентов. Для центробанков основная проблема заключается в том, что начало замедления роста мировой экономики пришлось на момент, когда многие из них еще далеки от завершения процесса нормализации монетарной политики и не располагают достаточным набором инструментов для противостояния новой рецессии или новому финансовому кризису.