С начала 2019 года цены на нефть марки Brent увеличились почти на 15%, однако их дальнейшему росту будут препятствовать сразу несколько ограничений. В первую очередь, ожидания замедления мировой экономики: в январе Международный валютный фонд (МВФ) пересмотрел вниз прогноз по темпам прироста глобального ВВП на 2019 год – с 3,7% до 3,5%, при том что в октябре прогноз был понижен с 3,9% до 3,7%. На риски замедления указывает и динамика индекса Global PMI Composite, отражающего деловую активность в промышленности и сфере услуг крупнейших экономик мира — в декабре он снизился до минимального с сентября 2016 года уровня (52,7). В этом же ряду стоит и консенсус-прогноз Refinitiv Eikon (бывш. Thomson Reuters), согласно которому темпы прироста глобального ВВП снизятся с 3,7% в 2018 в году до 3,5% в 2019-м. 

Это с неизбежностью отразится на привлекательности сырьевых фьючерсов, даже несмотря на стабильность конечного спроса, подспорьем для которого сейчас служит более низкий – в сравнении с дооктябрьскими значениями – уровень цен. В январе Международное энергетическое агентство (МЭА) оставило неизменным декабрьский прогноз по приросту потребления нефти на 2019 год (1,4 млн б/с против 1,3 б/с в 2018-м), но для инвесторов это был слишком слабый сигнал – более серьезную поддержку нефтяным котировкам могло бы оказать снижение ставок ФРС и ЕЦБ, однако пока что более вероятен лишь отказ регуляторов от их повышения. С октября по январь индекс доверия потребителей в Еврозоне снизился с (-2,7) до (-7,9), из-за чего ЕЦБ наверняка будет сохранять ставку рефинансирования на нулевом уровне в течение всего 2019 года вопреки первоначальным планам удерживать ее лишь до завершения летних месяцев. Изменить планы может и ФРС, ранее рассчитывавшая дважды в 2019 году повысить ставку, но теперь взявшая курс на ее осторожное и взвешенное повышение, о чем в январе заявлял председатель Федрезерва Джер Пауэлл.

Сдерживать цены будет и продолжающийся рост нефтедобычи в США: в 2019 году, согласно прогнозу американского Управления по энергетической информации (EIA), она увеличится до 12,1 млн б/с (против 10,9 млн б/с в 2018-м), а в 2020-м – до 12,9 млн б/с. Такой прирост позволит США сократить нетто-импорт нефти и нефтепродуктов – с 2,4 млн б/с в 2018 году до 1,1 млн б/с в 2019-м и 0,04 млн б/с в 2020-м. В разрезе же квартальных показателей к концу 2020 года США должны будут стать нетто-экспортером нефти и нефтепродуктов, чему поможет строительство трубопроводов от месторождений Пермианского бассейна Техаса до побережья Мексиканского залива — в 2019 году, по подсчетам АКРА, они увеличат американские экспортные мощности на 2,67 млн б/с, а в 2020-м – еще на 2 млн б/с. По мере приближения к этому сроку инвесторы будут все более скептичны к возможности сбалансировать рынок за счет сокращения нефтедобычи участниками сделки ОПЕК+.

Схожим образом на настроения инвесторов повлияют и события в Венесуэле, которые могут стать прологом к частичному снятию со страны санкций и возвращению международных компаний в местную нефтяную отрасль. Это поспособствует восстановлению нефтедобычи, за последние два года сократившейся более чем на 800 тыс. б/с – с 2,15 млн б/с в 2016 году до 1,34 млн б/с в 2018-м, как следует из данных ОПЕК. Потенциал роста есть и у венесуэльского экспорта, который, по данным Refinitiv, за тот же период сократился с 1,8 млн до 1,3 млн б/с. Такие объемы сопоставимы с обязательствами присоединившихся к ОПЕК стран, которые в рамках декабрьской сделки сократят добычу на 400 б/с. 

Впрочем, восстановление нефтедобычи в Венесуэле пока является лишь гипотетическим, а эффект от наращивания нефтедобычи в США в полной мере проявит себя только через два года, когда завершится ввод новых трубопроводных мощностей. Поэтому в ближайшие месяцы ситуация на нефтяном рынке будет зависеть, в первую очередь, от степени замедления мировой экономики и дисциплины исполнения соглашений ОПЕК+. Взаимовлияние этих двух факторов и обеспечит движение котировок в диапазоне от $50 до $60. Сдвинутся ли границы этого коридора, во многом будет зависеть от итогов апрельской министерской встречи ОПЕК+, к моменту проведения которой станет отчетливее видно, сколь еще велик потенциал балансировки рынка с помощью ограничения добычи.