По итогам февраля инфляция в годовом выражении ускорилась до 5,2% г./г., однако месячные, сезонно сглаженные цифры снизились до 0,37% м./м. Если бы инфляция в течение следующих 11 месяцев сохранилась на этом уровне, то годовая оценка составила бы 4,5% г./г., что в целом соответствует нашему прогнозу на этот год. При этом мы полагаем, что в ближайшие месяцы месячная динамика опустится даже ниже 0,37% м./м. – будет сказываться как слабая экономическая активность потребителей, так и полное «освобождение» инфляции м./м. от эффекта НДС. Пока мы полагаем, что остаточный эффект от повышения налога присутствует в февральских цифрах ИПЦ и, скорее всего, еще будет виден в марте. 

Пока наибольший вклад в рост цен происходит со стороны продуктов питания (5,9% г./г., вклад в годовую цифру вырос на 0,16 п.п. в феврале), тогда как непродовольственные товары и услуги практически не ускорились (4,8% г./г., +0,07 п.п.).

Грубой, но простой оценкой эффекта НДС на инфляцию может служить ускорение годовых темпов непродовольственных товаров и услуг: в январе инфляция на них выросла на 0,7 п.п., а в феврале – на 0,1 п.п. Таким образом, за два месяца можно считать, что эффект составил лишь 0,8 п.п., что ближе к нижней границе ранее озвученного регулятором прогнозного диапазона в 0,6-1,5 п.п.

Умеренная динамика инфляции и инфляционных ожиданий – аргумент для сохранения ставки на ближайшем заседании ЦБ 22 марта. В то же время, как мы отмечали ранее, внешние риски (прежде всего, возможное усиление санкций США против РФ) будут заставлять ЦБ держать еще одно повышение ставки «наготове» в ближайшие месяцы.