После непродолжительной просадки в начале этого месяца (локальный минимум по индексу MSCI World Equity был зафиксирован 8 марта) глобальные рынки акций вновь вернулись на траекторию роста. Таким образом, ралли, начавшееся еще в конце декабря 2018 г., продолжается, и, судя по всему, основной причиной этого является осознание большинством инвесторов серьезности намерений крупнейших центробанков в отношении смягчения денежно-кредитной политики. Мы уже отмечали важность мер, принимаемых властями Китая с целью стимулирования кредитной активности и потребительского спроса. Правда, масштаб этих мер не столь велик: большинство экономистов оценивают соответствующий эффект в 0,5–1,0% ВВП. Китайское правительство отдает себе отчет в наличии проблемы огромного долга и поэтому стремится найти оптимальный баланс между необходимостью обеспечения целевых темпов экономического роста и решением более долгосрочной задачи «долговой разгрузки».

Как бы то ни было, китайский рынок акций по-прежнему находится в восходящем тренде, а индекс CSI300 сейчас торгуется на 28% выше уровней начала года. Несмотря на то что запланированная на конец марта встреча президента США Дональда Трампа и лидера Китая Си Цзиньпина в намеченные сроки, скорее всего, не состоится, инвесторы все же верят, что в конце концов некий компромисс в двусторонних торговых отношениях будет найден – просто потому, что это отвечает экономическим интересам обеих стран. Это, естественно, не означает разрешения всех геополитических противоречий, существующих между Китаем и США, но такие долгосрочные вопросы, как правило, лежат за пределами инвестиционного горизонта большинства инвесторов. Между тем индекс S&P500 преодолел уровень своей 200-дневной скользящей средней и на прошлой неделе пробил важный технический уровень сопротивления на отметке 2800 пунктов. Значит ли это, что нам следует ждать ретеста исторического максимума в 2941 пункт, достигнутого в сентябре прошлого года? Индекс широкого рынка Russell 2000 по своей динамике уступает индексу S&P500, а «защитные» настроения, по-прежнему присутствующие среди инвесторов, находят отражение в динамике индекса Dow Jones Utilities, который в прошлую пятницу обновил рекордный максимум. Индекс Dow Jones Transportation, который, возможно, лучше отражает тренды экономической активности, находится ниже февральских максимумов, а его попытки возобновить рост пока не увенчались успехом.

Очевидно, что текущая стимулирующая политика ведущих центробанков является ответом на снижение темпов роста мировой экономики. Наиболее ярко это проявляется в еврозоне, где риски рецессии особенно высоки. Запоздалая реакция ЕЦБ привела к тому, что регулятор не смог «нормализовать» денежно-кредитную политику во время восходящей фазы экономического цикла. За время пребывания Марио Драги на посту президента ЕЦБ европейский регулятор ни разу не повысил процентные ставки. 

Похоже, в течение ближайшего года преемник Драги не сможет отказаться от отрицательных ставок. Эксперты сходятся во мнении, что первое изменение официальной ставки по депозитам произойдет не ранее июня 2020 г. Но и об этом нельзя говорить с полной уверенностью, поскольку кто бы ни стал следующим президентом ЕЦБ, он вряд ли захочет препятствовать процессу восстановления экономики – если в ближайшие 12 месяцев таковое вообще начнется или хотя бы если базовая инфляция, которая стабильно держится вблизи 1%, начнет расти. Худший сценарий для ЕЦБ – пойти по стопам Банка Японии, учитывая, что в Японии сложилась крайне неблагоприятная для экономики комбинация дезинфляции и исключительно низких темпов роста ВВП. 

Замедление роста экономики в еврозоне, Японии и Китае распространяется и на США. Индекс экономических сюрпризов США (CESIUSD) в начале февраля резко снизился и сейчас находится в отрицательной зоне. Другими словами, поступающие экономические данные в большинстве своем оказываются хуже ожиданий рынка. Согласно регулярно обновляемой и не раз доказывавшей свою высокую точность модели GDPNow ФРБ Атланты, оценка реального роста ВВП США в первом квартале 2019 г. составляет всего 0,4% в годовом выражении (в следующий раз оценка будет обновлена 22 марта). ФРБ Нью-Йорка оценивает вероятность рецессии в США на 12-месячном горизонте в 25%, что является самым высоким показателем за период с 2009 г. При этом рассчитываемый ФРБ Нью-Йорка индикатор инфляции UIG указывает на замедление роста цен (то, что FOMC формулирует как «умеренное» инфляционное давление).

Завтра и послезавтра состоится очередное заседание Комитета ФРС по операциям на открытом рынке. Помимо решения по ключевой ставке, FOMC представит обновленный экономический прогноз, а также прогнозы членов комитета в отношении дальнейшей траектории ставки по федеральным фондам. Участники рынка ожидают, что регулятор подтвердит приверженность выжидательному подходу при определении курса монетарной политики. Разворот в сторону смягчения риторики Федрезерва совпал с коррекцией на рынках акций в последнем квартале прошлого года – в декабре индекс S&P500 упал на 16%, что отражало самое сильное месячное снижение за период с февраля 2009 г. и худший для данного индекса декабрь с 1931 г. Как заявил 20 декабря председатель ФРС Джером Пауэлл, «ключевая ставка достигла нижней границы диапазона, который, по оценке FOMC, можно считать нейтральным. При определении дальнейшей траектории процентной ставки мы будем руководствоваться фактической статистикой».

К тому моменту участники денежного рынка уже начали закладывать разворот в риторике ФРС, прекрасно понимая, что даже сторонники более жесткой монетарной политики из числа членов FOMC не могут игнорировать коррекции на рынке акций. 9 ноября 12-месячная ставка Libor достигла своего пика, и вскоре после этого то же самое сделали 3- и 6-месячная ставки. С тех пор значения ставок Libor неуклонно снижаются. Рынок фьючерсов на ставку ФРС торгуется из расчета, что в этом году ставка по федеральным фондам повышаться не будет; более того, с вероятностью 32% ожидается ее снижение в конце года на 25 бп. Таким образом, предыдущий прогноз FOMC, предполагавший два повышения ставки в этом году по 25 бп каждое, может быть пересмотрен кардинально. Не исключено, что в прогнозах FOMC в ближайшее время мы увидим указание на возможность снижения ключевой ставки в 2020 г.

Из других событий отметим предстоящее – уже третье – «решающее голосование» по условиям Брекзита в британском парламенте. Очередное голосование – отчаянная попытка премьер-министра страны Терезы Мэй получить одобрение «Соглашения о выходе из ЕС» в предлагаемой ею редакции, которая к тому же может являться нарушением парламентского протокола с точки зрения неоднократного включения в повестку дня одного и того же вопроса. Между тем сторонники Брекзита называют предлагаемый документ «соглашением о капитуляции», которое как будто составлено властями Германии при пособничестве Мэй. На наш взгляд, предлагаемый проект соглашения действительно не обеспечивает отделение Великобритании от ЕС (подробнее эту позицию излагает Мартин Хоу, председатель общественной организации «Юристы за Британию»).

Политическая ситуация в британском парламенте сложна и изменчива, при этом Мэй едва удерживает рычаги власти. В четверг открывается саммит Евросоюза, в ходе которого правительство Великобритании может обратиться с просьбой о продлении действия 50-й статьи, однако в свете предстоящих 23 мая выборов в Европарламент просьба может быть отвергнута. Продление требует согласия всех 27 стран – членов ЕС. Но разве Италия, например, не может выступить против? Не исключено и еще одно голосование о доверии правительству Великобритании, однако в парламенте пока достаточно тех, кто готов оставить правительство на своем месте (для проведения досрочных выборов требуется решение большинства в две трети). В настоящий момент свои политические шансы подсчитывают все парламентские фракции – особенно сторонники выхода из ЕС, которые могут поддержать предлагаемое соглашение в надежде на то, что впоследствии смогут «продавить» настоящий Брекзит. Время покажет, чем это закончится. В любом случае британская политическая сцена останется разделенной между противниками и сторонниками Брекзита, при этом последние явно будут ставить в вину консерваторам неспособность воплотить в жизнь результаты референдума 2016 г.