По оперативным данным ФТС, импорт из стран дальнего зарубежья продолжил сокращаться в долларах (-5,4% г./г. в феврале). Это один из самых худших результатов с начала 2016 г. В основном снижение происходит за счет сегмента машин и оборудования (-4,2 п.п. в годовой цифре), но и остальные сегменты также демонстрируют негативную динамику (продукты питания —0,2 п.п., химия —0,8 п.п., текстиль —0,2 п.п.).

В целом сокращение импорта можно было бы объяснить снижением внутреннего спроса в долларах, однако, как мы уже отмечали, такая статистика не вполне соответствует достаточно позитивным цифрам по инвестициям (а именно инвестиционный импорт занимает самую большую долю во внешнем спросе экономики).

Такую несостыковку можно было бы объяснить падением доли импортных товаров в инвестиционном спросе. Однако стоит отметить, что обычно такая ситуация характерна для кризисных периодов, когда компании снижают закупки импортного инвестиционного оборудования: из-за ослабления рубля оно резко дорожает в рублях, и обновление основных средств откладывается до «лучших времен». 

Но в 2018 г. ситуация в экономике не могла характеризоваться как кризис, наоборот, шла реализация крупных государственных инвестпроектов (и она просто не могла бы обойтись без импортного оборудования). Тем не менее, на графике слева видно, что в течение всего прошлого года доля импортных инвестиций в общем инвестиционном спросе снижалась, что выглядит, на наш взгляд, странно в условиях активного роста инвестиций. Так, за 2018 г. в среднем доля импортных инвестиций снизилась на 1,1 п.п., что может быть оценено примерно в 3 млрд долл. (~200 млрд руб.). Кстати говоря, эта сумма близка к объему пересмотра данных по инвестициям за 2018 г. (~300 млрд руб.).

При этом доля импорта в потребительском спросе, можно сказать, осталась стабильной. Но учитывая, что объем потребительского импорта гораздо меньше, чем инвестиционного, эта стабилизация несильно влияет на итоговую динамику импорта.