Дональд Трамп вновь призвал Федрезерв смягчить монетарную политику: в пятницу он заявил: «Я думаю, им пора понизить ставки и завершить количественное ужесточение. Тогда наша экономика взлетит». Опубликованный в тот же день отчет о занятости в несельскохозяйственном секторе США был воспринят инвесторами весьма позитивно. Количество рабочих мест в марте выросло на 196 тыс., хотя за первый квартал года прирост составил в среднем 180 тыс. по сравнению со среднемесячным показателем 223 тыс. в 2018 г. Таким образом, динамика рабочих мест указывает на дальнейший экономический рост, а не на угрозу рецессии. Согласно используемой ФРБ Атланты модели ВВП, отличающейся высокой точностью прогнозирования, реальный рост американской экономики в 1к19 составил 2,1% г/г.

Следует отметить, что 60% прироста рабочих мест в марте пришлось на три сектора: государственные учреждения, образование, досуг и гостиничный бизнес. «Локомотивы» экономики – обрабатывающие отрасли, строительство и розничная торговля – показали либо снижение количества рабочих мест за месяц, либо рост ниже среднего. Средняя заработная плата в марте поднялась лишь на 0,1%, годовой рост замедлился до 3,2%. Инфляционное давление остается низким (новые данные будут опубликованы в среду). Опасения инвесторов относительно инверсии кривой доходности казначейских облигаций США как индикатора приближения рецессии на прошлой неделе снизились, однако, на наш взгляд, доходности вновь могут возобновить снижение, несмотря на рост нефтяных котировок (Brent подорожала до 70 долл./барр.).

На этой неделе будет опубликован протокол мартовского заседания FOMC, а во вторник и четверг заместитель председателя ФРС США Ричард Кларида выступит с докладами по вопросам монетарной политики. Помимо подтверждения текущей «выжидательной» позиции регулятора, исследователи надеются услышать в его выступлениях намеки на траекторию монетарной политики в среднесрочной перспективе. Ввиду устойчиво низкого роста цен в крупнейших экономиках расширяется дискуссия о том, как не допустить возобновления дезинфляционной тенденции – особенно сейчас, когда в распоряжении центробанков значительно меньше инструментов стимулирования экономического роста, чем в докризисный период. Напомним, для предотвращения рецессии в 2007–2008 гг. Федрезерв имел возможность понизить ставки в среднем на 500 бп. В числе таких инструментов рассматриваются повышение официальных целевых показателей инфляции, таргетирование цен и/или номинального роста ВВП. В итоге Федрезерв, по-видимому, все больше готов допустить превышение цели по инфляции в среднесрочной перспективе.    

Что касается фондового рынка США, его возвращение к максимумам, наблюдавшимся в сентябре прошлого года, выглядит неминуемым. На приближение в краткосрочной перспективе подъема на рынке акций указывает «золотой крест», образовавшийся на кривой индекса S&P500. В текущих высоких оценках инвесторы не видят препятствий для дальнейшего роста, дополнительный импульс которому придает мягкая риторика ФРС.

Возвращаясь к общему макроэкономическому фону, по итогам начинающейся завтра в Вашингтоне совместной встречи Всемирного банка и МВФ последний представит свою обновленную оценку текущей ситуации в мировой экономике и прогноз ее дальнейшего развития. Управляющий директор МВФ Кристин Лагард в своем выступлении на прошлой неделе заявила, что в глобальной экономике наступил «деликатный момент», и к началу 2020 г. рост глобального ВВП, скорее всего, начнет восстанавливаться. Предпосылкой к этому является смягчение монетарной политики ведущих центробанков, хотя эффективность инструментов стимулирования экономики, имеющихся в распоряжении ЕЦБ и Банка Японии, вызывает сомнение, поскольку пока они, похоже, не готовы отказаться от политики отрицательных процентных ставок. Участники рынка ожидают, что на очередном заседании в эту среду ЕЦБ продемонстрирует приверженность выжидательному подходу – правда, некоторые обозреватели задаются вопросом, чего именно они должны еще ждать, если экономическая и инфляционная статистика рисует вполне очевидную картину. Среди шагов, которые мог бы предпринять регулятор, – возобновление программы количественного смягчения, свернутой в декабре прошлого года (хотя реинвестирование погашаемого долга продолжается), а также возвращение в банковскую систему 7 млрд евро, уплаченных банками в качестве комиссии за размещение средств на депозитах в ЕЦБ. В то же время по результатам недавнего исследования выяснилось, что поступающую ликвидность банки еврозоны направляют либо на покупку долговых ценных бумаг (что лишь усиливает их чувствительность к шокам процентных ставок), либо используют для оплаты стоимости фондирования. Для увеличения объема кредитования привлекаемая ликвидность не используется, а следовательно, возврат к использовавшимся ранее инструментам вряд ли обеспечит разворот в экономике еврозоны.

На самом деле, месячные индексы PMI, особенно в обрабатывающей промышленности, указывают на синхронное снижение экономической активности. Чуть более оптимистично выглядят индексы PMI сферы услуг. Новости с торговых переговоров между США и Китаем пока звучат позитивно, но терпение участников финансовых рынков может закончиться, если заключение конструктивной сделки между сторонами будет каждый раз откладываться. Между тем от Китая в значительной степени зависит будущее мировой экономики.

Отсутствие конструктивного решения торгового спора между США и Китаем – очевидный негативный риск. Как отмечает Гэвин Дэвис в своем последнем блоге в Financial Times, темпы роста капиталовложений корпоративного сектора практически равен нулю, тогда как в 2017 г. они составляли 6%. Помимо этого, эскалация напряженности в связи с торговым противостоянием между США и Китаем в конце прошлого года, связанная с введением торговых пошлин на китайский импорт, а также пошлины на импорт автомобилей из Европы (расследование по статье 232) и задержки с заключением нового торгового соглашения с Мексикой и Канадой (USMCA), судя по всему, нарушили мировые цепочки поставок фабрично-заводской промышленности. Это проявляется в снижении азиатского экспорта, и страны, которые внесли определенный вклад в предшествующий промышленный всплеск в Китае в качестве инвестора (Германия), звена в цепочке технологических поставок (Южная Корея), или как поставщик сырья (Австралия) в настоящий момент столкнулись со снижением темпов экономического роста. 

Кроме того, в последнее время в IT-секторе азиатских стран наблюдался циклический спад, которому только предстоит смениться ростом. Для преодоления всех этих проблем необходимо прекратить увеличение пошлин на китайский импорт, отложить введение пошлин на импорт автомобилей из Европы и подписать наконец соглашение USMCA.

Хорошая новость заключается в том, что экономика Китая, судя по всему, реагирует на меры монетарного и фискального стимулирования – признаки стабилизации, хотя и слабые, но есть. Очевидным шагом для других ведущих экономик являются стимулирующие фискальные меры, однако США, видимо, не смогут повторить смягчение бюджетной политики, проводимое в 2018 г., учитывая тупик в Конгрессе, рост федерального долга и приближающийся к триллиону долларов дефицит бюджета. 

Еврозоне очевидно требуется фискальная экспансия, и возможности для этого у нее есть. В действительности бюджет Германии является профицитным, однако власти страны не склонны использовать для стимулирования роста бюджетную политику. Что касается Японии, предложенное повышение в октябре потребительского налога выглядит потенциально ошибочным и, судя по всему, принято не будет. Когда в предыдущие периоды власти Японии пытались повысить потребительский налог, это резко обрывало любые зарождающиеся попытки восстановления экономики.