Вчера МЭР представило обновленный прогноз социально-экономического развития до 2024 г. Отметим, что основные изменения уже были учтены Минфином ранее при внесении изменений в бюджет текущего года. Долгосрочный расчет параметров бюджета Минфина также в целом укладывается в рамки обновленного макропрогноза.

Изменения большинства долгосрочных параметров прогноза можно назвать косметическими (особенно на горизонте 2021-2024 гг.). Мы остановимся на наиболее привлекающих внимание моментах:

1) Заметное снижение ожиданий по потребительской активности: прогноз по реальным доходам в 2019 г. снижен до 0,1% с 1%, а по обороту розничной торговли в 2020 г. — до 0,6% г./г. (с 2,1% г./г.) при том, что ожидания по реальным располагаемым доходам и реальной зарплате не поменялись (предполагается ускорение обоих показателей в 2020 г.). Такая динамика в 2020 г. выглядит необычно, и, как мы понимаем, основным фактором такого расхождения будет снижение доли кредитования в структуре финансирования потребительских расходов. Что касается слабости доходов населения в 2019 г., то пока их негативная годовая динамика находится под влиянием эффекта высокой базы прошлого года (в 1-2 кв. 2018 г. происходил их заметный рост из-за предвыборных расходов бюджета).

2) Низкая инфляция в 2020 г. (прогноз снижен до 3% г./г. с 3,8% г./г.). Мы полагаем, что МЭР таким образом учитывает слабую активность потребительских расходов 2020 г. Впрочем, такой прогноз пока что идет вразрез с ожиданиями ЦБ (регулятор ждет не ниже 4%). Мы полагаем, что ожидания слабой инфляции МЭР не повлияют на политику ЦБ и не выразятся в более активном снижении ставки (помимо ожиданий большей инфляции, регулятор, в первую очередь, будет реагировать на развитие внешних рисков (торговая война, перспективы замедления экономики США, санкции и т.п.).

3) Сохранение активных темпов роста экономики в 2021-2024 гг. (более 3% г./г.). Вероятно, оптимизм МЭР основан на ожиданиях реализации нацпроектов в рамках Майского указа. 

В целом стоит отметить, что прогноз остается достаточно инерционным: в ценах на нефть, курсе рубля и росте экономики не прослеживается реализация внешних рисков. Кроме того, на наш взгляд, ведомство слишком оптимистично оценивает эффект от бюджетных стимулов. Серьезный толчок могли бы дать траты ФНБ, но они вряд ли были учтены как в прошлой, так и нынешней версии прогноза.