Дисконт WTI к Brent, в январе составлявший в среднем $8,4 за баррель, к концу ноября снизился до $5,9, а в следующем году может достичь $3. 

Сокращению спрэда поспособствует наращивание мощностей американского нефтяного экспорта, из-за незначительности которых дисконт WTI к Brent в периоды взрывного роста цен на нефть нередко превышал $20 за баррель (см. график ниже). С отменой эмбарго на экспорт нефти (в декабре 2015 года) и постепенным увеличением поставок за рубеж — с 392 тыс. баррелей в сутки (б/с) в том же декабре 2015-го до 2,9 млн б/с в мае 2019-го, по данным Управления энергетической информации Минэнерго США (EIA) – спрэд стал лишь изредка подниматься выше отметки в $10. А с июня по середину ноября он ни разу до нее не дотягивался, в том числе потому, что на протяжении 15-ти из этих 25-ти недель экспорт составлял свыше 3 млн б/с (против 6-ти недель за предшествующие пять с половиной месяцев).

Дальнейший прирост экспорта отчасти будет зависеть от ввода в строй трубопроводов, которые позволят транспортировать нефть из Пермского бассейна (ключевого в США региона сланцевой добычи на территории штатов Техас и Нью-Мексико) и формации Игл Форд (на юге Техаса) к портам Мексиканского залива. По итогам 2019 года, согласно подсчетам Международного энергетического агентства (МЭА), мощность таких нефтепроводов увеличится на 1,48 млн б/с, в том числе за счет проектов Plains All American Pipeline, Enterprise Products и TexStar, а по итогам 2020-го – еще на 1,87 млн б/с, не считая проектов для транспортировки жидких углеводородов (Seminole NGL Conversion и EPIC NGL Conversion все тех же Enterprise Products и TexStar).

Одновременно с мощностью трубопроводов, в США вырастет и добыча – до 12,29 млн б/с в 2019 году и 13,29 млн б/с в 2020-м против 10,99 млн б/с в 2018-м, как следует из ноябрьского прогноза EIA, в который также заложено сокращение чистого импорта нефти – с 5,72 млн б/с в 2018-м до 4,09 млн б/с в 2020-м. Правда, эффект для экспорта (в абсолютном выражении) будет не столь пропорциональным, в первую очередь, из-за гэпа в строительстве экспортных нефтеналивных терминалов (на побережье Мексиканского залива), способных обслуживать танкеры грузоподъемностью свыше 1 млн баррелей нефти. Первый такой терминал был введен в строй в начале прошлого года в порту Луизианы, во многом благодаря чему экспорт, по данным EIA, увеличился с 1,2 млн б/с в 2017-м до 2 млн б/с в 2018-м и 2,9 млн б/с в первой половине 2019-го. 

К сегодняшнему дню, по подсчетам Argus, на бумаге существует еще, как минимум, пять подобных проектов, операторы которых (Enbridge, Sentinel Midstream, Enterprise Products, Phillips 66 и Trafigura) уже подали заявки в Морскую администрацию США, чтобы получить разрешения на строительство. В мае федеральный регулятор временно приостановил их выдачу, однако, если компаниям удастся заполучить «зеленый свет», на строительные работы у них уйдет около двух лет – та же Enterprise Products рассчитывает реализовать собственный проект в техасском порту Фрипорт к январю 2022 года. Именно тогда можно будет ожидать нового скачка экспорта нефти из США, который, согласно последнему среднесрочному прогнозу МЭА, к 2024 году достигнет 4,2 млн б/с (против 5,5 млн б/с у России и 7,4 млн б/с у Саудовской Аравии, по данным BP за 2018 год). 

Тогда же, по всей видимости, произойдет окончательное сближение котировок Brent и WTI. В ближайший же год сокращению их спрэда посодействуют торговые войны, на фоне которых Китай в первой половине 2019 года сократил импорт нефти из США в годовом выражении на 64% (до 248 тыс. б/с, согласно данным EIA), что вынудило американских производителей перенаправить экспорт в страны Западной Европы (прирост на 66%, до 824 тыс. б/с), а также Азии и Океании (на 58%, до 1,3 млн б/с). Вынужденная диверсификация экспорта, де-факто, приводит к «интернационализации» западно-техасского сорта, поставки которого долгое время были ограничены Северной Америкой, а теперь все более доступны глобальному рынку. В 2020 году это также будет поддерживать WTI, дисконт которого к Brent сократится до $3 за баррель.