Uber отчитался за четвертый квартал 2019 года. Чистая прибыль оказалась на уровне консенсуса и составила $4 млрд, а прибыль на акцию (EPS) превысила средние ожидания на 5,6%, достигнув $0,64. Компании удалось увеличить выручку (до вычета всех комиссий) на 28%, до $18,1 млрд. 

Менеджмент рассчитывает на улучшение маржинальности бизнеса и активно работает в этом направлении. В частности, компания в сентябре продала бизнес по доставке еды в Южной Корее, а в январе нашла покупателя на такой же сервис в Индии. Мы считаем, что это были самые убыточные направления бизнеса Uber. В результате продажи компания может сократить операционный убыток на 10%. Также компания тестирует новые методы расчета стоимости поездок. Например, в Калифорнии компания разрешит водителям в тестовом режиме повышать цену предложенную сервисом на 500%. В глобальном масштабе это также позволит увеличить маржинальность, так как Uber берет комиссию около 30% от стоимости поездки. Одновременно эксперименты с ценой негативно повлияют на востребованность сервиса среди пользователей сервиса, а для водителей улучшения будут не слишком значительными. Борьба за маржинальность очень важна для Uber, поскольку компания "сжигает" наличность очень быстрыми темпами, а привлечение капитала с рынка становится все труднее при отрицательной EBITDA. 

EBITDA компании за последние 12 месяцев улучшилась по сравнению с третьим кварталом в рамках 1%, а убыток составил $8,1 млрд. Uber продолжает активно расходовать кэш, что с учетом $7,4 млрд долга неблагоприятно для бизнеса. Кредитный рейтинг у компании B2 (Moody’s) и B- (S&P), поэтому кредитование она может привлекать под высокий процент — 7%. На сегодня Uber хватит ликвидности на два года, если исходить из нашего прогноза по EBITDA (GAAP) на 2020 год на уровне $5,8 млрд. Однако это довольно оптимистичный сценарий, который в любом случае потребует увеличения долговой нагрузки до $10 млрд. Мы полагаем, что, пока Uber не исправит текущую ситуацию с расходом средств, инвесторам не стоит рассматривать ее акции в качестве долгосрочной идеи, ограничиваясь краткосрочными спекуляциями.