Разворачивающаяся эпидемия коронавируса в ближайшие месяцы может привести к снижению ценовой премии за поставки угля в Китай. В начале февраля спотовые котировки угля в китайском порту Циньхуандао ($90,9 за тонну) более чем на треть превосходили цены на двух других крупнейших угольных хабах Азии – в австралийском Ньюкасле ($65,4 за тонну) и российском порту Восточный ($66,3 за тонну). К концу первого квартала эта разница наверняка сократится с нынешних $24-25 до менее чем $15 за тонну.

О том, что такой сценарий возможен, косвенно свидетельствует почти 30%-ое снижение цен на сжиженный природный газ (СПГ) в Китае (c $5,3 до $3,9 за миллион британских тепловых единиц), произошедшее за первый месяц года на фоне резкого торможения импорта СПГ (здесь и далее – данные Refinitiv, если не указано иное): в январе Китай сократил морской импорт СПГ в годовом выражении на 9,9% (до 6,1 млн т), при том что по итогам прошлого года он увеличил его на 13,6% (до 60,4 млн т), а в январе 2019-го – на 35,7% (до 6,8 млн т). Морской импорт угля в Китае к падению пока не перешел, но уже серьезно замедлился: увеличившись по итогам 2019 года на 16,8% (до 284,1 млн т), в январе он вырос в годовом выражении лишь на 2,5%, до 24,9 млн т (против прироста на 13,6% а январе 2019-го).

Источник: Refinitiv

Учитывая высокую долю угля в китайском энергобалансе и генерации электроэнергии (58,2% и 66,5% соответственно, согласно данным BP за 2018 год), это можно считать признаком воздействия коронавируса на китайскую промышленность, которая на момент начала эпидемии была недалека от зоны рецессии. В январе индекс PMI Manufacturing снизился с декабрьского уровня в 51.5 пункта до 51.1, тем самым приблизившись к критической отметке в 50.0, как следует из данных IHS Markit, полученных по результатам опроса около 500 китайских предприятий, проведенного с 13 по 22 января. Февральский опрос, по всей видимости, продемонстрирует дальнейшее ухудшение промышленной конъюнктуры, что окажет давление на угольные котировки – точно так же, как это произошло в Северной Европе, где с начала прошлого года цены снизились почти двукратно (c $79 до $44,3 за тонну) во многом из-за промышленной рецессии в еврозоне, где в январе индекс PMI Manufacturing находился ниже отметки в 50.0 пунктов одиннадцатый месяц подряд.

Источник: Refinitiv

Снижение китайской ценовой премии ударит по интересам российских угольщиков, которые в прошлом году попытались компенсировать сжатие европейского угольного рынка за счет перенаправления поставок в Китай. В 2019 году суммарный морской импорт угля в Европе сократился на 15,2% (до 145,6 млн т), а танкерные поставки из России – на 1% (до 42,2 млн т), тогда как в Китае эти показатели выросли на 16,8% и 32,8% соответственно (до 284,1 млн и 26,3 млн т). В январе российские компании нарастили морской экспорт в Китай сразу на 69,1% (до 2,86 млн т), однако нужно учитывать, что почти 60% этих поставок (1,7 млн из 2,86 млн т) пришлось на танкеры, которые были отправлены в КНР еще до наступления 2020 года. А потому только по окончании первого квартала можно будет более взвешенно судить о влиянии коронавируса на объемы экспорта российского угля в Китай, маржинальность которого, правда, снизится уже в ближайшие месяцы.

Впрочем, весьма вероятное падение цен в китайском Циньхуандао на практике будет означать лишь их корректировку по отношению к котировкам на других азиатских хабах – в уже упомянутых портах Ньюкасл (восточное побережье Австралии) и Восточный (Приморский край), где за последние тринадцать месяцев цены упали на 33,2% и 34,9% соответственно (до $65,4 и $66,3 за тонну), тогда как в Циньхуандао они снизились лишь на 4,7% (до $90,9 за тонну). До конца марта гэп между этими котировками наверняка снизится с нынешних $24-25 до менее чем $15 за тонну, а потому катастрофой эпидемия коронавируса для российских угольщиков пока не станет.