Министр финансов Антон Силуанов озвучил вчера две цифры – 2.8% от ВВП (ок. 3.1 трлн руб.) и 6.5% от ВВП (ок. 7.1 трлн руб.). При этом первая цифра опирается на все новации в бюджетных стимулах и послаблениях (прямых и непрямых расходах), предложенных президентом России с конца марта по текущую дату. Вторая, на наш взгляд, включает расходы и охватывает полный спектр выпадающих доходов, в том числе, выпадающие сырьевые доходы на фоне снижения нефтяных котировок. 

В рамках этих подсчетов мы продолжаем искать ответ на вопрос, включает ли оценка разрыва сырьевых доходов предпосылку о снижении объемов добычи в России в рамках сделки ОПЕК+. На данном этапе предполагаем, что не включает.

Основной вопрос, который мы видим за приведенным оценками, – как будут фондироваться бюджетные стимулы? Мы приводим предполагаемую нами схему распределения источников финансирования, которую будем впоследствии уточнять при получении новой информации.

В части прямых стимулов в размере 3.1 трлн руб. озвучены два источника – резервный фонд Правительства (1.3-1.4 трлн руб. прибыли Банка России, подлежащие перечислению в рамках продажи Сбербанка), перераспределение расходов (0.65 трлн руб.), и прочие источники (до 1.1 трлн руб.) в виде заимствований на рынке ОФЗ и остатков неизрасходованных средств.

Касательно остаточных разрывов (ок. 4.0 трлн руб.) – до 2.0 трлн руб. могут быть привлечены из ФНБ (в виде трансферта в соответствии с бюджетным правилом), до 1.0 трлн руб. из остатков неизрасходованных средств и до 1.0 трлн руб. в виде заимствований на рынке ОФЗ.

В сухом остатке, порядка 3.0 трлн руб. в моменте остаются недофинансированными и могут быть «закрыты» в предстоящем майском пересмотре бюджета посредством увеличения программы заимствования ОФЗ и утилизации средств Казначейства на счетах в Банке России.