Ослабление рубля происходит при стабильной нефти. В последние дни рубль на удивление ряда участников рынка демонстрирует ослабление к доллару, несмотря на относительно высокие цены на нефть (~42 долл./барр. Brent). Распространено мнение, что всплеск санкционной риторики в отношении РФ является основной тому причиной. На самом деле ослабление рубля продолжается уже месяц (с 8 июня курс вырос почти на 4 руб. до текущих ~72 руб./долл., хотя нефть удерживается в диапазоне 40-42 долл./барр., а дисконт URALS к Brent сократился почти до нуля). 

Начавшееся восстановление от коронавируса “размораживает“ курс рубля. Как мы уже отмечали, с начала апреля по начало июня рубль был избыточно крепким под влиянием: 1) низкого импорта, который, по нашим оценкам, оказался на 11 млрд долл. меньше г./г. (ограничения для противодействия распространению COVID-19 подавили экономическую активность в некоторых сегментах экономики до нуля), 2) продажи валюты ЦБ РФ (за период они составили 8,7 млрд долл. как в рамках бюджетного правила, так и за счет дополнительной продажи валюты), 3) низкого объема дивидендных платежей (многие компании перенесли или отменили выплату из-за экстраординарных обстоятельств). По нашим оценкам, совокупность этих факторов вносила корректировку в курс рубля в размере 5 руб./долл. (то есть без них рубль был бы слабее). С начала июня происходит постепенное восстановление экономической активности, что способствует некоторому росту товарного импорта (в том числе за счет отложенного спроса). Также в июле заметно снизится объем продажи валюты ЦБ РФ (хотя цена нефти уже вышла на отсечку по бюджетному правилу, объемы добычи нефти отстают от бюджетного плана). Кроме того, многие крупные компании будут выплачивать дивиденды (в том числе и те компании, которые должны были выплатить раньше в этом году). Эти обстоятельства и обуславливают, по нашему мнению, возврат рубля к своему равновесному значению. 

Рублевая цена нефти указывает на потенциал для ослабления, если не ударит вторая волна коронавируса по рынку нефти. Из-за наличия больших неточностей в публикуемой макростатистике (в частности, было значительное расхождение между данными ФТС и оценкой ЦБ РФ по сальдо торгового баланса за апрель) для оценки равновесного курса мы используем простую взаимосвязь между долларовой и рублевой ценами на нефть Brent в текущих ценах. Согласно этой взаимосвязи, сейчас курс рубля еще не достиг своего равновесия (уровня регрессии, построенной по ценам нефти ниже 45 долл./барр.), которое соответствует ослаблению рубля на 5-10% от текущих уровней (при текущей нефти). С учетом того, что в предыдущие месяцы отклонение было еще более значительным, в последующие месяцы курс рубля может быть даже выше своего равновесного уровня. Стоит отметить, что столь низкие рублевые цены нефти (которые были в марте-мае) не выгодны нефтегазовому сектору, которые вносит большой вклад в формирование доходной части Федерального бюджета. Однако такое ослабление может и не реализоваться в случае прихода второй волны коронавируса (которая повлечет резкое падение цен на нефть и новые ограничительные меры).