По нашим расчетам, основанным на недельных данных Росстата, инфляция на первой неделе декабря повысилась до 4,5% г./г., и продукты питания дорожают сильнее остальных групп. В целом такой дисбаланс (ускоренный рост цен на продукты на фоне его практического отсутствия в непродовольственном сегменте и услугах) наблюдается не первую неделю. На этот момент недавно обратил внимание даже В. Путин – он высказал идею о том, что повышение цен не связано с эффектом второй волны пандемии, а является «попыткой подогнать внутренние цены под мировые», и даже призвал власти к конкретным мерам (судя по всему, по сдерживанию цен). Определенная связь с мировыми ценами на продовольствие прослеживается у ограниченного круга товаров, в себестоимости которых есть экспортируемое сырье (пшеница, сахар), при этом у большинства из них в структуре цены доля сырья составляет 20-30%. Большая же часть производимых продовольственных товаров в гораздо меньшей степени зависит от динамики мировых цен. Часть продуктов питания (например, мяса) является импортной, но, кстати говоря, практически не дорожает в последние недели.

ЦБ, тем не менее, не видит особых рисков в повышении инфляции и считает его временным (например, с таким заголовком вышел ноябрьский обзор ЦБ «О чем говорят тренды»). Регулятора даже, судя по всему, не пугает возможное повышение инфляции и до 5% в ближайшие месяцы. Так, ЦБ ожидает инфляцию не выше 5% в феврале — об этом говорила Э. Набиуллина в своем недавнем интервью агентству Bloomberg. При этом она вновь подтвердила, что потенциал для дальнейшего смягчения политики сохраняется.

Однако не только мягкая риторика регулятора говорит о возможности снижения ставки в скором времени (не исключено, что это случится на предстоящем заседании 18 декабря). Экономическая активность остается сдержанной, сказывается и отложенный эффект первой волны COVID-19, и эффекты второй волны, а потому логично было бы ожидать дополнительного настроя на стимул со стороны ЦБ (он, кстати, и сам это отмечает). Стабилизация отмечается и на валютном рынке: курс рубля сейчас – самый крепкий с начала кризиса, а ухудшения ситуации с внешними рисками пока не происходит/