МОСКВА, 24 сен — ПРАЙМ, Марина Аркадьева. Международная золотодобывающая компания Nordgold с активами в России, Западной Африке, Казахстане, Французской Гвиане и Канаде в середине сентября запустила в эксплуатацию новое масштабное месторождение Гросс в Якутии. О подробностях реализации данного проекта и перспективах развития остальных активов, тактике компании по наращиванию запасов золота, финансовых целях и планах возвращения на биржу рассказал в интервью агентству "Прайм" генеральный директор Nordgold Николай Зеленский.

- Сколько вы вложили в проект рудника Гросс, какова его дальнейшая судьба?

— Общие суммарные затраты на реализацию данного проекта с учетом приобретения горной техники составили около 300 миллионов долларов. Проект очень масштабный, дающий компании около 20% дополнительно к производству. Мы фактически самостоятельно отстроили всю его инфраструктуру. Энергетические мощности представлены собственной угольной ТЭЦ, дороги тоже прокладывали за свои средства. Проект рассчитан на довольно длительный срок эксплуатации. Текущие балансовые запасы золота составляют более 130 тонн, которые в перспективе можно увеличивать. Мы уже располагаем геологоразведочной лицензией на более широкую площадь. Компания планирует производить здесь ежегодно 6-7 тонн золота, так что пока проект рассчитан примерно на 20 лет. Исходя из всех параметров, мы видим, что это будет крупный рудный узел золотодобычи в Якутии и в целом в РФ. 

- Какой следующий проект в России готова реализовать компания?

— Следующим для компании, скорее всего, станет проект Урях в Иркутской области. Сейчас мы готовим его ТЭО. Пока окончательная конфигурация не выбрана. Рассматривается комбинированная подземная и открытая отработка месторождения. Возможно, она будет вестись параллельно двумя способами, чтобы наполнять фабрику. Будут работать небольшие карьеры и подземка, потому что рельеф достаточно не простой, но пока все эти варианты находятся на ранней стадии. Плюс мы проводим постоянную геологоразведку прилегающих к активу площадей, надеемся прирастить запасы. Сегодня ресурсы (оцененные и выявленные) составляют 1,4 миллиона унций золота. Окончательный сценарий развития планируем сформулировать примерно во второй половине следующего года, так что про инвестиции пока говорить рано. 

- Чем еще сегодня занимается компания для дальнейшего роста?

— Сегодня основным вектором компании является наращивание запасов. У нас есть лицензии, которые прилегают к нашим действующим предприятиям. Например, Хайкта около Березитового рудника в Амурской области и лицензия на освоение Жанокской площади около рудника Ирокинда в Бурятии. На этих активах сегодня активно ведется геологоразведка.

- Вы говорили, что запуск Гросса может стать первым шагом для возвращения компании на публичные рынки, что-то изменилось в этом направлении? 

— Да, мы сделали первый шаг, но очевидно, что он не единственный. Важным дополнительным элементом выхода на публичные рынки должна стать благоприятная конъюнктура. Сейчас в некоторой степени ситуация зависит от геополитической обстановки, но самое главное динамика цен на золото, которая сейчас находится в заметной стагнации. Какого-то пристального интереса со стороны инвесторов мы не ожидаем, но и для компании размещение сегодня не является срочным или критичным. Капитальные затраты мы финансируем из собственных операционных денежных потоков, можем также привлекать деньги посредством кредитов. Поэтому можно подождать более выгодного момента. 

- О каких сроках примерно идет речь?

Компания ранее уже была публичной, так что мы имеем все необходимые для этого атрибуты. Полагаю, что при желании для нас возвращение на рынок будет довольно оперативным событием. Мы точно не отказываемся от этой идеи, но хотим дождаться правильного времени.

- Nordgold в текущем году демонстрирует значительный рост денежных затрат (TCC/AISC), когда ситуация улучшится?

— Наши совокупные затраты TCC находятся на достаточно постоянном уровне. Растут полные затраты с учетом капитальных вложений, так называемые AISC. Это связано с тем, что сейчас мы довольно активно инвестируем в будущее, занимаемся опережающей отработкой вскрыши на некоторых наших предприятиях, в частности, на Березитовом руднике. Благодаря этим процессам можно будет эффективно организовывать добычу в будущие периоды, однако тратим мы деньги сейчас. Компания относится к этому спокойно, как к части плана горных работ. С учетом девальвации рубля мы, наверное, увидим, что затраты снизятся за счет обменного курса. Вместе с тем на конец текущего года мы оставляем прогноз по показателю AISC в районе 1000 долларов.

- Что происходит с долговой нагрузкой компании сегодня, что планируется на следующий год?

— Полагаю, мы будем ее снижать. Сейчас общий долг у компании находится на уровне 1 миллиарда долларов, чистый долг — около 750 миллионов долларов. В настоящее время вся наша долговая нагрузка представлена банковскими кредитами в долларах, в том числе Сбербанка и синдиката международных банков.

В следующем году мы рассматриваем варианты организации частичных досрочных выплат, при этом обязательных погашений в 2019 году у компании нет. Также изучается вопрос о привлечении кредитов в евро, ставки по которым несколько ниже. А вот рынок еврооблигаций имеет не очень выгодные условия. 

- Вызывает беспокойство ваш свободный денежный поток (FCF), который стал отрицательным?

— Нет, это носит временный характер, не вызывает беспокойство у компании. Показатель стал отрицательным только по той причине, что мы активно инвестировали в Гросс. Не стоит забывать, что за последние двенадцать месяцев мы существенно нарастили вложения в этот проект, как только они прекратятся, мы вернемся на нормальные уровни. Гросс будет генерировать выручку. В целом все рудники компании сегодня, кроме одного, без учета капитальных затрат, генерируют положительный свободный денежный поток. В 2019 году компания точно намерена выйти на положительный консолидированный показатель FCF. За последние пять лет он превышал в среднем 100 миллионов долларов. 

- Какой объем capex вы ожидаете на этот и следующий год?

— В 2018 году инвестиции компании должны составить приблизительно 390 миллионов долларов. Что касается следующего года, то не стал бы забегать вперёд с прогнозами. Все будет зависеть от плана горных работ, который будет принят компанией в рамках стратегии.

- Компании предлагали обменять африканские активы на деньги и акции канадской Endeavour Mining? Такой вариант был бы интересным?

— Теоретически компания рассматривает любые предложения, которые к ней приходят. Но это были просто рыночные слухи, которые мы не комментируем. В принципе мы интересуемся сделками M&A на территориях нашего присутствия, но пока только в качестве наблюдателей.

- Изменилось ли видение будущих проектов в портфеле – Montagne d'Or или Pistol Bay? Не планируете продавать активы?

Мы развиваем наш новый проект во Французской Гвиане, в целом он весьма хорош с геологической точки зрения. Сейчас проект на стадии разрешения во Франции. Это специальный и непростой процесс, которым мы активно занимаемся. Полагаю, что это займет довольно длительный период времени. Что касается канадского проекта, то он находится в ранней геологоразведочной стадии. В конце года будем подводить итоги проделанной работы, но процесс этот может продолжаться ещё года три. Пока результаты умеренно-позитивные, требуются дальнейшие исследования.

- Передача Nordgold 15% в компании SMD (месторождение Lefa) правительству Гвинеи изменит что-то для компании? И есть ли предварительные расчеты перехода актива на подземную добычу?

— Пока мы не передали долю, но сделаем это в два этапа. По большому счету процедура в операционной деятельности ничего не изменит. Компания продолжает функционировать. С финансовой точки зрения приоритетом предприятия сейчас, в любом случае, будет не выплата дивидендов, а возвращение кредитов материнской компании. Такие платежи имеют преимущество, что прописано в конвенции. Пока на Lefa ведется только геологоразведка глубоких горизонтов. Там не требуется плановых горных работ срочно, мы анализируем проект. Действительно, рудное тело продолжается в глубину и сохраняет очень привлекательное содержание золота. Надеемся, что в итоге на объекте будет организована подземная добыча. 

- Чем был интересен компании Восточный экономический форум, прошедший во Владивостоке?

— Основная тема для компании в этом году на ВЭФ — это открытие рудника Гросс. Вся повестка дня формировалась вокруг этого события. Мы, в частности, встречались с министром природных ресурсов РФ, руководителем Роснедр, удалось обменяться мнениями с замруководителя Росприроднадзора. В принципе все, что связано с недропользованием для нас наиболее актуально. Представители этих ведомств присутствовали на торжественном запуске нашего предприятия, удалось обстоятельно пообщаться по всем интересующим темам. Обсуждали также перспективы дальнейшего развития компании, наши новые проекты, социальную ответственность.