МОСКВА, 26 ноя — ПРАЙМ. Великобритании остался всего шаг до выхода из Европейского союза, однако финансовые компании, некогда бурно обсуждавшие Brexit, притихли. Причина проста: большинство банков уже подготовились к любому развитию событий. Проблем стоит ждать местным кредитным организациям, которые редко участвуют в трансграничных операциях, говорится в статье Dow Jones.

Финансовый сектор важен для британской экономики, однако премьер-министр Великобритании Тереза Мэй позаботилась прежде всего о выгоде в торговых отношениях с ЕС. В декларации о выстраивании торговых отношений, которую стороны подписали в воскресенье вместе с общим соглашением о Brexit, финансовым услугам посвящено лишь три параграфа из 147.

В этом году финансовый сектор осознал, что может рассчитывать только на себя. Возможно, Мэй удастся убедить парламентских скептиков согласиться на предложенные ЕС условия, а, возможно, Великобритания в назначенный срок покинет союз без четких перспектив. Однако теперь банки тревожатся о будущем устройстве мира меньше, чем, например, производители автомобилей.

Финансовые фирмы предпочли сразу готовиться к худшему: они учредили местные дочерние компании и договорились с регуляторами о преемственности ключевой инфраструктуры, например клиринговых центров, при любом сценарии.

Если парламент Великобритании ратифицирует соглашение с ЕС, в действие вступит принцип эквивалентности. Следуя ему, власти ЕС признают: законы торгового партнера не хуже их собственных, поэтому компании, которые подчиняются эти законам, могут беспрепятственно работать в Европе. Звучит разумно, но есть нюансы: некоторые финансовые законы ЕС не предполагают принципа эквивалентности. В тех же сферах, где применение этого принципа возможно, оно часто остается на усмотрение политиков.

На трансграничные коммерческие операции, включая привлечение депозитов и выдачу кредитов, принцип эквивалентности не распространяется. Тем кредитным банкам, которые работают за пределами Великобритании, понадобятся европейские дочерние компании независимо от того, согласится ли британский парламент на текущий вариант договора о Brexit.

В инвестиционном банкинге и торговле ценными бумагами применение принципа эквивалентности допустимо, но он будет в новинку, поэтому уверенности в том, как он сработает, нет. Оценивать этот вариант имеет смысл лишь в том случае, если парламент утвердит соглашение и начнутся предметные торговые переговоры.

Если парламент отклонит соглашение, то Лондон моментально лишится права как прежде проводить на территории ЕС основные виды финансовых операций. В стремлении избежать смуты британские регуляторы добивались для ключевых финансовых институтов краткосрочных разрешений продолжать работу в старом режиме.

Европейские регуляторы в итоге пошли на уступки, но не исключено, что действовать они будут недолго. В пятницу глава центрального банка Франции назвал максимально допустимым сроком один год. Ведущие инвестиционные банки, трейдеры и биржи не зря всерьез готовились к радикальным ограничениям трансграничного доступа.

Под угрозой сейчас оказались британские банки, ориентированные на внутренний рынок, например Lloyds Banking Group и Royal Bank of Scotland. Несогласованный Brexit пошатнет экономику Великобритании, по крайней мере в краткосрочном периоде, что сулит сложности в выдаче ипотечных кредитов и кредитных карт. Такой сценарий нельзя сбрасывать со счетов: политическая обстановка в Великобритании накалена, и враждебные Мэй политики могут легко поставить крест на ее договоренностях.

Для инвестиционных банков и трейдеров из высшего эшелона несогласованный Brexit обернется головной болью, однако тяготы менее крупных игроков будут несравнимо выше.