Вся валюта

ВАЛЮТА

35,64

USD

Все индексы

ИНДЕКСЫ

1369,83

MICEX

Все ценные бумаги

ЦЕННЫЕ БУМАГИ

131,31

GAZP

Все товары

ТОВАРЫ

107,52

BRENT

"Газпром нефть шельф" об акции Greenpeace: мы не знали их цели

Новости
Экономика

Нефтяная платформа "Приразломная" в сентябре стала объектом громкой акции Greenpeace, активисты которого буквально попытались взять ее штурмом. Таким образом зеленые выразили протест против начала добычи нефти в Арктике, которое состоится до конца года. Было возбуждено дело о пиратстве, 30 человек задержаны.

Компания "Газпром нефть шельф", оператор платформы "Приразломная", впервые официально дает оценку действиям экологов. О том, как повлияла атака Greenpeace на работу платформы и почему на Приразломной никогда не может произойти того же, что случилось в Мексиканском заливе в интервью агентству "Прайм" рассказал исполнительный директор компании Геннадий Любин. Беседовала Наталья Агеева.

Геннадий Петрович, расскажите, как вторжение активистов Greenpeace повлияло на работу платформы, на выполнение графика?

Нельзя сказать, что этот инцидент вывел платформу из технологического процесса. Но нужно понимать, что платформа - это сложно организованный механизм, который управляется и обслуживается массой людей, и любые попытки влияния извне могут нарушить стабильность его функционирования.

При этом платформа - не единственный объект, на котором мы работаем. Определенная деятельность ведется и вокруг "Приразломной", где четко определена акватория, в которую не рекомендуется вход любых судов. Координаты этого участка согласно правилам безопасности мореплавания были переданы капитанам всех проходящих судов.

Как вы уже могли слышать, во время появления Greenpeace рядом с платформой там проводились подводные работы. Водолазы выполняли обязательное мониторинговое обследование технического состояния ранее пробуренных и на сегодняшний день ликвидированных разведочных скважин, защитной насыпи вокруг основания платформы (бермы), а также рыбозащитных устройств.

А в реальности угрожала ли опасность людям, находившимся на платформе? Экологи предпринимали попытки попасть на нее?

Мы не знаем, что было на уме у людей из Greenpeace, но они не смогли закрепиться на платформе. По опыту акций, проводимых Greenpeace во всем мире, можно предположить, что зацепившись за борт, участники акций, возможно, попытались бы затем подняться на саму платформу.

Целью подобных акций могло быть желание проникнуть на объект и на какое-то время дестабилизировать его работу. Это абсолютно недопустимо, потому что на платформе проходят пусконаладочные работы, ведется строительство первой добывающей скважины в рамках пусконаладочных работ под нагрузкой. И последствия действий активистов Greenpeace на платформе могли бы быть самые непредсказуемые, а для водолазов - вообще трагические.

Работа водолазов прерывалась, или они продолжали выполнять задание?

Их работу прервали в аварийном порядке. Никто не предполагал, что люди на быстроходных надувных лодках начнут движение к платформе.

Сложно оказалось спрогнозировать их действия?

Абсолютно невозможно. Что у людей в голове и какой у них план действий - кто это знает?

Вы будете предпринимать какие-то меры для того, чтобы не допустить подобного в будущем?

Нужно понимать, что с началом активной фазы работы платформы количество операций на воде, в том числе рядом с платформой, а также общее количество судов специального обеспечения, будет увеличено.

Причем, все работы, особенно отгрузка нефти на танкеры, требует максимального внимания, когда должна быть исключена возможность возникновения любых непрогнозируемых и нештатных ситуаций.

На согласовании и утверждении в соответствующих органах находятся нормативные документы, которые позволят нам максимально четко определить статус платформы и правила судоходства в прилегающей к ней акватории.

Материальный ущерб причинен инцидентом?

Когда возникает угроза жизни людей, вопросы материального ущерба отходят на второй план.

Активисты хотели попасть непосредственно на платформу, или им было достаточно просто обратить на себя внимание, приблизившись вплотную? Они озвучивали свои намерения?

Сегодня мы уже не узнаем, какими намерения изначально были у Greenpeace. Но в истории было достаточно случаев, когда участники этой организации проникали непосредственно на производственные объекты. В нашем случае они пытались закрепиться под вертолетной площадкой. В случае успеха это помешало бы нам на протяжении неопределенного времени ее использовать. Короче говоря, нам всем очень сильно повезло, что не было трагических последствий.

Заключение под стражу для них, на ваш взгляд, это справедливая мера наказания? Или, может быть, было достаточно штрафа, компенсации ущерба?

Данным вопросом занимаются соответствующие государственные органы, которые должны на него ответить.

Экологи не верят, что платформа "Приразломная" способна исключить сценарий катастрофы в Мексиканском заливе...

Все аналогии с Мексиканским заливом рассчитаны на людей, которые не владеют технической информацией. Либо активисты Greenpeace сами не понимают отличий, но тогда встает вопрос, как они вообще могут делать какие-то далеко идущие выводы. Вес платформы - 500 тысяч тонн, ее сдвинуть практически невозможно! Основание платформы может противостоять прямому торпедному удару.

Работа в Мексиканском заливе - это совершенно другие условия и вообще другая технология добычи. Там бурение скважин происходит с плавучей платформы, которую от дна отделяют сотни метров. А у нас глубина моря в районе месторождения всего 19-20 метров, поэтому "Приразломная" установлена непосредственно на дно.

При этом в Мексиканском заливе используется очень сложная промежуточная конструкция между буровой и скважиной на дне, а все наши скважины находятся непосредственно внутри платформы. Основание платформы одновременно является буфером между скважиной и открытым морем.

Что касается строительства скважин - конструкция устья скважины на Приразломном практически такая же, как и на суше. Существует система обеспечения безопасности конструкции скважины - это внутрискважинная сборка, клапаны-отсекатели, целый набор оборудования, который максимально обеспечивает безопасность эксплуатации скважин. Это абсолютно разные конструкции.

То есть вы для себя исключаете даже теоретически вероятность повторения сценария Мексиканского залива?

Законодательство запрещает нам сегодня исключать такую возможность. Мы обязаны были подготовить план предупреждения и ликвидации возможных разливов нефти, который разрабатывается по действующим нормативам и утверждается в государственных органах. Мы его подготовили и разместили реферат этого плана на нашем сайте - посмотреть его могут все желающие.

Конечно, исключать нельзя ничего - так устроена жизнь. Но при этом во всем должна быть определенная логика и мера, нельзя просто говорить, что это плохо, потому что плохо. Тогда мы с вами не должны ездить на автомобилях, летать на самолетах, ведь они могут разбиться. Но это не значит, что нельзя реализовывать подобные проекты.

Звучат заявления, что верхняя часть платформы строилась 30 лет назад...

Я не знаю, откуда эта информация, это абсолютно не соответствует действительности. Активное строительство платформы было начато в 2008 году. В том же году этот проект прошел Главгосэкспертизу и экологическую экспертизу. В 2012 году мы повторно прошли экологическую экспертизу, так как к тому времени срок действия предыдущего заключения истек. Никакого старого оборудования на платформе нет. Все оборудование закуплено после 2008 года у мировых лидеров-производителей.

Нефть на платформе будет храниться в нижней части?

Да, в так называемой кессонной части. Конструкция этой кессонной части, как я уже сказал, устроена так, что она выдерживает прямую торпедную атаку. Это 42 миллиметра плакированной стали, нержавеющей, износостойкой, плюс 3 метра бетона - по сути это стена. То есть при имеющихся климатических и природных условиях с платформой за время эксплуатации ничего не произойдет.

А при перегрузке в танкеры что-то может произойти?

Перегрузка в танкеры - это стандартная операция, которую используют все нефтеналивные терминалы, все платформы, это не ноу-хау. Конечно, каждая платформа уникальна, но это довольно стандартный вид оборудования, его производитель - фирма Aker Kvaerner, которая является одним из мировых лидеров производства. Для предотвращения разлива нефти в процессе ее перекачки на танкер существует система аварийной остановки процесса.

Вы говорите, что это уже давно применяемые технологии, известные механизмы перегрузки танкера, однако одно дело, когда это все применяется в более простых условиях, как например, в Мексиканском заливе, вы же работаете в Арктике, а если разлив случится во льдах, как его ликвидировать?

Для того, чтобы эти природно-климатические риски минимизировать, были специально созданы два танкера, максимально отвечающие условиям безопасного проведения такой операции. Аналогов им в мире нет, это танкеры очень высокого ледового класса, отвечают всем международным требованиям и правилам безопасности эксплуатации в таких условиях.

Система динамического позиционирования позволяет удерживать танкер на месте, несмотря на ветер и волны, предусмотрена возможность двигаться кормой вперед. Поэтому мы считаем, что сегодня у нас достаточно необходимого оборудования самого высокого класса.

То есть разлив нефти во льдах можно ликвидировать?

Платформа расположена не в зоне сплошного ледового покрова, льды дрейфуют. Мы считаем, что учли все нюансы, и готовы реагировать на неожиданности. Платформа сконструирована так, чтобы обеспечить максимальную безопасность.

Greenpeace вас предупреждал о готовящейся акции, направлял запросы?

О том, что прибыл Greenpeace, мы узнали, когда это судно появилось на радарах нашей платформы, а то, что они собираются что-то делать, мы поняли после того, как они на быстроходных лодках направились к платформе.

Greenpeace запрашивал информацию?

Они регулярно присылают разного рода запросы. Они называют план ликвидации разливов нефти несостоятельным, а платформу - не обеспечивающей режим безопасной разработки месторождения. При этом на любое утверждение они говорят: "Это не пойдет, это плохо, это неправильно, все вы делаете не так".

Диалог можно вести тогда, когда люди друг друга слышат. А когда от одной стороны идет полное отрицание всего плюс манипуляция информацией - это не диалог, это попытка навязать свое мнение. Мы все прекрасно понимаем, какова цена ошибки в нашем случае. Мы сделали все, чтобы максимально обезопасить объект.

Вы готовы контактировать с экологическими организациями и учитывать их рекомендации?

Для того чтобы минимизировать воздействие на окружающую среду, мы проводим ежегодный экологический мониторинг, это система мероприятий, отслеживающая изменения в окружающей среде. Это делаем не мы непосредственно, а независимые экологические экспертные организации.
Сегодня платформа негативного влияния на окружающую среду не оказывает, что подтверждено официальными документами. Платформа - это замкнутый цикл, безотходное производство - все, что производится на платформе, утилизируется и никаких выбросов в окружающую среду не происходит.

Как вы в целом относитесь к организациям, подобным Greenpeace? Вы готовы в дальнейшем вести с ними диалог?

Если он конструктивный, то да.

Что, по-вашему, значит "конструктивный диалог"?

Когда специалисты говорят на одном языке и слышат друг друга.

Экологи говорят, что освоение Приразломного нерентабельно...

Мне странно, когда экологи начинают рассуждать про экономику. Об экономике должны говорить специалисты, которые занимаются вопросами экономики и эффективности бизнеса. Что значит неэффективно? Сегодня налоговое законодательство и льготы, которые государство определяет для данного региона, дают эффект как для государства, так и для нас.

Со стороны экологических организаций звучат заявления, что строительство платформы финансируется за счет бюджетных средств и денег налогоплательщиков. Это совершенная ерунда. Компания ведет работы за счет собственных средств и банковских кредитов, никакого бюджетного финансирования нет.

Когда начнется добыча на Приразломном месторождении?

Сегодня ведутся работы по пуско-наладке оборудования и систем под нагрузкой, идет строительство первой добывающей скважины, и добыча начнется в этом году. Сегодня мы хотим подготовиться к началу промышленной добычи.

Основная задача для нас - не достичь цели любой ценой, а в первую очередь определиться с надежностью, работоспособностью и безопасностью объекта. Работы идут по графику, при этом делаются экспертные оценки, мониторинг обстановки.

В июле вы говорили, что 140 тысяч будет добыто в этом году. И в следующем году 600-700 тысяч. Не меняется прогноз?

Принципиально - нет, всегда могут быть небольшие корректировки, конечно. Для нас сегодня главное - безопасность.

 

ПРАВИЛА ЦИТИРОВАНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ МАТЕРИАЛОВ