МОСКВА, 31 янв – ПРАЙМ, Анна Подлинова. Объем торгов на Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже (СПбМТСБ) с каждым годом все больше увеличивается, она усиливает свое значение в качестве важнейшего инфраструктурного элемента развития конкуренции. В чем принципиальная разница между финансовым и товарным рынками, каковы шансы у запущенных биржей фьючерсов на экспортные российские нефть и нефтепродукты, и могут ли в будущем быть вытеснены углеводороды другими энергоносителями, в интервью агентству "Прайм" рассказал вице-президент СПбМТСБ Дмитрий Чекалкин.

- Санкт-Петербургская международная товарно-сырьевая биржа работает уже более 11 лет. Могли бы вы рассказать, какую роль сегодня она играет для российского рынка?

— Товарно-сырьевая биржа нужна производителям сырья, а также готовой продукции и потребителям, чтобы выражать свои экономические интересы через инструменты ценообразования. Биржа – это фокусная точка на рынке, которая при определенном объеме сделок позволяет формировать общепризнанные ценовые индикаторы. Таким образом бизнес получает возможность использовать рыночные цены для прогнозирования своей финансово-экономической деятельности. 

Помимо этого, биржа – инструмент управления рисками взаиморасчетов и обязательств, позициями участников торговли через Центрального контрагента в ежедневном режиме. Регуляторам данный механизм позволяет оценивать диспропорции, которые могут возникать на рынках. Особенностью нашего рынка является также то, что мы, по сути – полноценный канал продаж и способ доступа потребителей к различным товарам.

- Каким вы видите сегодня образ участника торгов на СПбМТСБ, российского трейдера? Это площадка строго для профессионалов, юрлиц или она интересна частному инвестору?

— Нужно разделять два рынка: финансовый и товарный. Финансовый рынок активно развивался в России последние 25 лет и, в целом, вышел на мировой уровень. 

Что касается товарного рынка – здесь все сложнее. На финансовом рынке довольно легко стандартизировать тот или иной инструмент, на товарном существует масса нюансов: география заводов, номенклатура продукции, ее качество. 

Нефтепереработка и нефтехимия – это огромная сложная индустрия. Людей смущает обилие информации, это препятствует более глубокому изучению физического рынка и его биржевых механизмов. В силу этого наш рынок – это пока узкопрофессиональное сообщество. 

Что касается структуры участников, то на СПбМТСБ основными продавцами выступают вертикально-интегрированные нефтяные компании, а покупателями – организации, которым для своей деятельности нужен бензин, дизель, СУГ и другие нефтепродукты, либо трейдеры, обеспечивающие конечным потребителям целый комплекс услуг, связанных с финансированием, логистикой, доставкой и т.п. Эта сфера пока не интересна частному инвестору, физические лица практически не торгуют на СПбМТСБ. 

- Одной из самых амбициозных целей, которые биржа ставила перед собой за все время своей работы, является совершенствование ценообразования на экспортную российскую нефть и создание для нее эталонного ценового показателя или, иначе говоря, бенчмарка? Как продвигается сегодня этот процесс?  

— Когда в 2016 году стартовал фьючерс на Urals, были ожидания, что в нефтяной индустрии этот проект поддержат реальными поставками нефти. Но на практике для наших компаний данный механизм продажи нефти на экспорт оказался не очень интересным. Это связано в первую очередь с особенностями сложившейся системы ценообразования и порядка расчета НДПИ и экспортных пошлин, когда правительство использует котировки Urals, публикуемые международным агентством. Хотя декларируется, что оценки ценовых агентств основаны на реальных сделках, большую часть времени это именно оценка стоимости Urals относительно Brent. 

В свою очередь, российские экспортеры, чтобы минимизировать налоговые риски, продают нефть, используя формулы, по которым они получают среднюю цену по месяцу. Эти формулы также привязаны к тем же зарубежным оценкам сорта Brent, которые делаются теми же самыми агентствами. 

В силу названных и ряда других причин задача создания бенчмарка на Urals является очень непростой. Не надо забывать и то, что на внешнеэкономическую и финансовую деятельность наших компаний негативно влияет санкционный режим. Создание биржевой котировки Urals требует более активного участия регуляторов, нефтяных компаний-производителей и зарубежных покупателей российской нефти. 

Для успешного развития экспортного биржевого контракта на нефть необходимо создать независимую прозрачную оценку Urals на основе информации о реальных сделках. Мы продолжаем активно работать в данном направлении. Например, развиваем механизмы аукционных торгов на нефть, предоставляя нефтяникам прозрачный и верифицируемый инструмент выявления котировки Urals.

- Есть ли практическая необходимость в создании отдельного бенчмарка? 

— Безусловно есть. Urals – это важнейший нефтяной поток для потребителей в Европе. При определенных условиях именно российская нефть влияет на цены. Если, допустим, где-то в мире возникает спрос на нефть с физическими качествами, сходными с Urals, то вне зависимости от того, что происходит с Brent, стоимость Urals все равно вырастет, потому что появится больше покупателей, которые будут конкурировать за Urals или на нефть, похожую на нее. Тогда у тебя есть возможность, если ты правильно занимаешься маркетингом своей нефти, продать ее несколько дороже.

На наш взгляд Urals необходима собственная котировка, которая позволит сделать рынок более прозрачным, повысит цены реализации и конкурентоспособность российского сырья.

-  Не было ли переговоров с нефтяными компаниями о выделении их нефти с определенных месторождений в бенчмарк? Или нефти ВСТО?

— Пока в таком разрезе вопрос не стоял, при создании бенчмарка все же нужно ориентироваться на Urals в целом. 

Что касается нефти ВСТО, то, действительно, мы ранее смотрели на эту нефть как на базисный актив для отдельного фьючерса. Между тем, пока ВСТО торгуется как дифференциал — относительно сорта Dubai Crude.

- Какой сегодня порог входа на биржу? С какой суммы можно начинать торговать нефтью или нефтепродуктами? 

— Чтобы начать работу на нашем срочном рынке, требуется больше средств, чем на Мосбирже. У них, например, есть расчетный контракт на иностранный индекс номиналом 10 баррелей нефти, в рублевом выражении это около 40 тысяч рублей. Наш стандартный срочный поставочный контракт на российский бензин АИ-92 — 60 тонн. Это 2,65 миллиона рублей, при гарантийном обеспечении в районе 7%. 

У нас рынок сравнительно молодой, и пока на нем фокусируются  компании, которые ориентированы в первую очередь на физическую торговлю: производители, специализированные трейдеры и профессиональные брокеры, независимые автозаправщики, коммунальные предприятия, у которых есть автопарки, грузоперевозчики. 

- Кто сегодня составляет список крупнейших продавцов нефтепродуктов на СПбМТСБ? 

— По итогам года крупнейшими продавцами нефтепродуктов на СПбМТСБ выступили "Роснефть" (37%), "Газпром" (19%), "Лукойл" (13%). В целом объем торговли на бирже нефтепродуктами, а также отдельными категориями товаров, выработанными из нефти и газа, составил 20,831 млн тонн, на 4,3% больше, чем в предыдущем году.

- Можно ли уже дать первую оценку фьючерса на дизель, запущенного в ноябре? 

— Старт прошел успешно, после серьезного периода подготовки мы предложили российским экспортерам новый инструмент управления ценовыми рисками на дизельное топливо. В рамках исполнения контракта в декабре и январе осуществлена поставка 2 танкерных партий дизеля по 30 тысяч тонн. Работаем над тем, чтобы привлечь достаточную активность продавцов и покупателей к торгам новым фьючерсом. 

- Ранее СПбМТСБ сообщала, что планируется запуск расчетных фьючерсов на бензин 92-95 и дизтопливо в партнерстве с Мосбиржей. Есть ли продвижение в данном вопросе? 

— Думаю, об этом можно будет говорить с ростом ликвидности и расширением временного горизонта торгов наших поставочных фьючерсов на моторные топлива. Пока для бензинов это максимум 6 месяцев. 

Мы считаем, что ключевым инструментом будет контракт на дизельное топливо внутри страны. Этот рынок характеризуется огромным количеством потребителей, не только в рознице, но и в секторе крупнейших корпоративных покупателей (РЖД, горно-обогатительные комбинаты, сельскохозяйственные предприятия и т.д.). 

Вместе с тем, дизель — один из основных российских экспортных нефтепродуктов. То, что на нашей бирже теперь есть поставочные фьючерсы на данный товар и на внутреннем и на экспортном рынке, открывает продавцам, покупателям и трейдерам гораздо более широкий спектр возможностей управления ценовыми рисками.

- Не повлияет ли увеличение продаж бензина или дизеля через биржу, в том числе и на срочном рынке, на увеличение колебаний цен, их рост для населения? 

— Если бы у нас продавалось больше, это, наоборот, сдерживало бы рост цен. Биржа и создавалась для того, чтобы ценообразование было прозрачным и прогнозируемым. В связи с этим отмечу, что за последний год в рамках совместных действий с правительством, ФАС России и Банком России СПбМТСБ реализован комплекс мер по совершенствованию торгов, обеспечивающих стабильность, повышающих дисциплину участников, препятствующих манипулированию рынком.

- Какой вы видите биржу через 10 лет, каковы особенности стратегии развития? 

— Мир сегодня меняется очень быстро, делать какие-то прогнозы на долгосрочную перспективу весьма сложно. О чем точно можно говорить — все процессы на биржевых рынках станут намного технологичнее. Это касается ускорения расчетов и оборота товаров, совершенствования логистики и т.д. Кроме того, на товарно-сырьевые рынки существенным образом будут влиять вопросы экологии, контроля выбросов CO2, рост использования электроэнергии. 

Пока же не видно достаточно серьезной тенденции вытеснения углеводородов со стороны других энергоносителей в мировом энергобалансе. Фьючерсные котировки на международных площадках говорят нам о том, насколько участники рынка верят в те или иные инициативы. Если бы все действительно считали, что Европа или Америка полноценно переходят на электрический транспорт, наблюдался бы огромный спрос на медь, на цинк, на никель, на кобальт и тому подобное. 

Резюмируя, хотел бы отметить, что биржевая торговля, инструменты срочного рынка все сильнее интегрируются с планированием производства и реализации товара, определением потребностей рынка. Мы в своей работе по расширению комплекса биржевых инструментов, развитию технологической платформы, стараемся максимально это учитывать.