Госдума на пленарном заседании в пятницу ратифицировала дополнительное соглашение между РФ и КНР о российско-китайской государственной границе на ее Восточной части, подписанное в Пекине 14 октября 2004 г. За ратификацию проголосовали 307 депутатов, против - 80, воздержались - 2.

Данное соглашение определяет прохождение линии госграницы на двух участках, которые были оставлены для дальнейших переговоров при заключении соглашения о границе с Китаем на ее Восточной части в 1991 г. Речь идет о районе острова Большой в верховьях реки Аргунь /Читинская обл/ и в районе островов Тарабаров и Большой Уссурийский при слиянии рек Амур и Уссури вблизи Хабаровска. Эти участки составляют менее 2 проц общей протяженности границы в 4,3 тыс км. В соответствии с соглашением, граница пройдет таким образом, что территории обоих участков /около 375 кв км/ будут распределены между Россией и Китаем примерно пополам. При этом часть острова Большой Уссурийский, а также весь остров Тарабаров будут переданы Китаю.

Документ, ратифицированный сегодня, отвечает национальным интересам России, заявил глава российского МИД Сергей Лавров, выступая перед депутатами Госдумы. По его словам, Россия и Китай вели переговоры о спорных участках более 40 лет. Эти острова юридически и в международно-правовом смысле никогда и никому не принадлежали. Даже при заключении в 1991 г соглашения о границе между СССР и КНР государственная принадлежность трех островов не была зафиксирована. Поэтому ни о какой уступке или передаче территорий речи не идет. Напротив, оба государства впервые получают юридически оформленную межгосударственную границу на всем ее протяжении. Китай уже ратифицировал дополнительное соглашение 27 апреля. При этом в китайском парламенте перед этим также велись оживленные дискуссии, заявил председатель Комитета по международным делам Госдумы Константин Косачев, подчеркнув, что это является для него серьезным подтверждением того, что данный документ – не уступка, а взаимный компромисс. Он отметил, что у подписания дополнительного соглашения были всего две альтернативы. Первая – добиваться от Китая передачи России всего спорного участка, что в данной ситуации абсолютно нереально. Вторая – оставить все как есть, с отсутствием всяких перспектив договориться о границах в обозримом будущем. Этот вариант, по мнению К.Косачева, крайне опасен для России тем, что неурегулированность границ потенциально несет в себе риск вспыхивания территориальных конфликтов между государствами.

В сложившейся ситуации ратификация дополнительного соглашения – наиболее выгодный для России вариант, подчеркивают сторонники этого решения. Это укрепит сотрудничество двух держав, а страну с таким потенциалом и скорой перспективой выхода в мировые лидеры, как Китай, лучше иметь в друзьях, чем во врагах. Кроме того, документ является важным шагом по укреплению территориальной целостности и безопасности России. В последнее время наша страна делает многое для четкой фиксации и урегулирования своих границ. Последний пример - подписание соглашений о границах с Эстонией несколько дней назад. Аналогичное соглашение ранее было подписано с Казахстаном. Данный вопрос очень важен для России, границы которой после распада СССР зачастую стали размытыми и не всегда охранялись с обеих сторон должным образом. Именно эта неопределенность, в частности, вызвала волну территориальных претензий, в последнее время обрушившуюся на Россию.

По мнению С.Лаврова, урегулирование российско-китайской границы не только не будет способствовать усилению данных претензий, но и, напротив, их уменьшат. Неурегулированный же пограничный вопрос как раз будет способствовать тому, что подобные требования со стороны бывших союзных республик /и не только их/ будут нарастать, как "снежный ком". В то же время депутат от фракции КПРФ Иван Ждакаев отметил, что Россия уступает "стратегически важный участок приграничной территории в районе Хабаровска". По его мнению, другие граничащие с Россией страны, следуя примеру Китая, теперь будут "увеличивать свои территориальные претензии". Депутат от фракции "Родина" Владимир Никитин поддержал эту точку зрения, отметив, что в свое время ратификация договора о границе с Литвой не сняла всех проблемных вопросов.

Напомним, что еще до ратификации в Госдуме соглашение было подписано Владимиром Путиным во время его визита в Китай в октябре прошлого года. Тогда известие о возможном "территориальном переделе" взбудоражило российское общество и вызвало шквал критики отовсюду. Так, депутаты Хабаровской краевой думы направили в адрес Госдумы и Совета Федерации обращение в связи с предстоящей ратификацией договора о российско-китайской границе. Они призвали парламентариев не одобрять передачу Китаю спорных островов. Жители региона также отнеслись к этой инициативе весьма негативно. Это неудивительно. Острова имеют для Хабаровска, растянувшегося вдоль Амура на 40 км, стратегическое значение. На Большом Уссурийском расположен укрепленный район, который в случае нападения китайцев в течение 45 минут должен удерживать противника у Хабаровска. А над островом Тарабаров пролегает траектория взлета боевых самолетов 11-й армии ВВС и ПВО, которая дислоцируется в Хабаровске. Гражданские самолеты, вылетающие из хабаровского аэропорта, также набирают высоту над этим островом, и за пользование территорией теперь придется платить, или, возможно, переносить аэропорт. Кроме того, непосредственно пострадают многие хабаровчане, имеющие дачи на спорных островах. По мнению дальневосточных экономистов, передача островов КНР в одночасье нанесла стране ущерб в 3 млрд долл.

Все это неприятно, и решение вышеперечисленных проблем теперь потребует времени и денег. Но руководство великой, несмотря на события последних десятилетий, державы, принимая подобные решения, должно мыслить стратегически. Российско-китайским пограничным проблемам уже не первый год, и даже не первое столетие. Первым российско-китайским договором о границе можно считать Нерчинский договор 1689 г, когда русские вынужденно признали суверенитет Китая на правом берегу Амура, который до этого осваивался русскими, и в Приморье. С тех пор спорная граница многократно передвигалась. Причиной этого стало то, что она в прямом смысле "размыта" – пойма Амура частично затапливается, и сама река часто меняет очертания своих берегов, островов и фарватеров. Эта природная особенность "корректировалась" китайцами, которые, чтобы направить Амур в нужное для них русло и ускорить обмеление, из года в год затапливали в протоке баржи с песком.

Сегодня же на Дальнем Востоке существует проблема дефицита населения, о которой демографы говорят уже давно. В данном регионе огромные территории не заселены вовсе, основное население сосредоточено в нескольких крупных городах и имеет явную тенденцию к снижению численности. В Китае же ситуация прямо противоположная. Плотность населения на пограничных с Россией территориях достигает 120 человек на кв км. Некоторые американские демографы прогнозируют, что к 2015 г территория Китая не сможет прокормить его население. Огромные неосвоенные территории по соседству, разумеется, притягивают восточных соседей. Но у этой ситуации есть и другая сторона – в демографической яме оказались не только Дальний Восток, но и вся Россия. Дефицит трудовых ресурсов может начаться уже в том же 2015 г, когда на пенсию уйдут многие, родившиеся в относительно благополучные в демографическом плане времена Советского Союза. Единственный реальный выход из этой ситуации – приток мигрантов, способных работать в различных отраслях производства. Миграцию на Дальнем Востоке обеспечит Китай. Вот тогда узаконенные границы сыграют свою положительную роль, лишив китайских мигрантов законных оснований захватывать чужие территории. От китайского освоения Сибири /инвестициями, трудовыми ресурсами и т.д./ нам не уйти. А вот предотвратить возможные территориальные конфликты, вносящие напряженность в отношения между государствами, вполне по силам.

Здесь стоит напомнить и о других территориальных претензиях, которые предъявляются или могут быть предъявлены России. Наиболее близок к "китайской" территориальный спор с Японией по Курильским островам. По словам С.Лаврова, решение вопроса с Китаем ни в коей мере не может стать прецедентом, на который Россия будет опираться при обсуждении территориального спора с Японией. В то же время минувшей осенью С.Лавров заявил, что Москва признает Декларацию 1956 г, в соответствии с которой два острова южной Курильской гряды могут быть переданы Японии. Без урегулирования вопроса с островами Япония отказывается подписать мирный договор с Россией, который нужен нам для нормализации отношений с этой страной. Кроме того, многие эксперты говорят, что в качестве "платы" за острова в Россию должны "приплыть" крупномасштабные японские инвестиции. Прежде всего, это касается Дальнего Востока, который сейчас находится в кризисе из-за недостаточного развития промышленности и дефицита человеческих ресурсов. Однако решение экономических и политических вопросов за счет российских территорий отнюдь не вызывает поддержки у россиян. Против раздела спорных территорий активно выступают многие политические и общественные деятели, для некоторых из них это – весьма неплохой способ повысить свою популярность в народе.

Кроме этого, у России не урегулированы подобные вопросы еще с целым рядом государств. В частности, с США продолжаются переговоры о разграничении водных пространств в Беринговом проливе. С Норвегией обсуждается вопрос о договоренности разграничению водных пространств в Баренцевом море. Эти споры имеют под собой экономическую основу и связаны с использованием природных ресурсов. Недоговоренности же со странами бывшего СССР, по большей части, носят политический характер, и связаны с распадом бывшей державы. Тогда зачастую границы между новыми государствами кроились буквально "по живому", договоренность же о них решено было отложить на более спокойное время, когда утихнут страсти. Корни этих проблем уходят в глубину веков, когда к Российской империи было присоединено немало новых земель. Последствия же нерешенности этих проблем ощущаются по сей день. Договор о границах, например, с Латвией, не подписан из-за спорной территории Псковской области. Подобные споры о границах есть и с Грузией. Новые независимые прикаспийские государства - Азербайджан, Туркмения и Казахстан - требуют раздела Каспия. С Украиной до сих пор не решен вопрос об Азовском море и Керченском проливе. Подобные споры не редкость и внутри России, например, между Ингушетией и Северной Осетией.

Большинство из этих споров находится в подвешенном состоянии, и периодически обостряется. Многие эксперты видят причину этого в том, что стоимость земли имеет явную тенденцию к увеличению – ведь "ее больше не делают". В то же время большинство из сопредельных с нами стран имеют существенно меньшие размеры, при этом активно развиваются и нуждаются в новых территориях для освоения. В случае же наличия на спорных землях месторождений полезных ископаемых вероятность возникновения претензий резко усиливается. Подобные споры могут быть задействованы и как средство давления на Россию с целью добиться от нее тех или иных уступок. К этому прикладывает руку и Запад, которому ослабление влияния России на постсоветском пространстве только на руку. Многие эксперты относят угрозу территориальных споров к одной из существенных для России в ближайшие годы. Похоже, что решение вопроса об урегулировании границ с соседями является одним из непростых, но необходимых задач нынешних российских властей. Конечно, решать эти проблемы, подобно герою известного фильма, - "Отдать Кемску волость!" – нельзя. Здесь необходимо стратегическое мышление и взвешенный государственный подход, и без определенных жертв с нашей стороны, увы, не обойтись.