МОСКВА, 16 янв - ПРАЙМ, Наталья Карнова. Первый в России иск к американской компании Apple, умышленно замедляющей работу старых iPhone, подан в Тверской суд Москвы. По словам юриста, iPhone 6 истца стал медленно работать, и тот просит компенсировать 55 тысяч рублей. Сообщается также, что ключевое требование - устранить замедление работы iPhone прежних поколений после обновления операционной системы до iOS 11. Заявления подаются в различные суды от имени разных людей, совокупный объем исков составляет десятки миллионов рублей. 

Компания осенью 2017 года выпустила iPhone 8, iPhone 8 Plus и iPhone X. Таким образом, значительная часть предыдущих моделей стала устаревшей, и их владельцы столкнулись с замедлением работы при выполнении стандартных действий. Apple признала, что специально замедляет процессоры iPhone 6, iPhone 6s и iPhone SE. Согласно ее заверениям, это необходимо для продления срока службы устройств и предотвращения их неожиданных отключений из-за износа аккумуляторов. 

iPhone 8 Plus представлен на продажу в торговом центре ГУМ. 29 сентября 2017

Подан в суд первый в РФ иск к Apple из-за замедления работы iPhone

Однако после этого потребители в США, Канаде и Израиле подали на нее коллективные иски, в которых потребовали компенсацию, поскольку считают, что действия производителя привели к "финансовым убыткам и другому ущербу". Прокуратура Парижа также начала расследование в отношении Apple в связи с намеренным замедлением работы некоторых моделей iPhone.

Позже Apple извинилась перед пользователями и сообщила, что в рамках урегулирования претензий снизит цену на замену аккумуляторов после истечения гарантийного срока с 79 до 29 долларов, а также обновит операционную систему, которая позволит владельцам телефонов наблюдать за состоянием батареи. 

ВАРИАНТ НОРМЫ

Гендиректор агентства Telecom Daily Денис Кусков отметил, что данная проблема касается не только компании Apple, но и всех производителей смартфонов. "Они просто на слуху и, по сути, являются "флагманами индустрии", но медленно работают старые версии у всех, от самых дорогих до самых бюджетных. Дело в том, что современные смартфоны, в отличие от обычных телефонов, не работают автономно. Это своего рода миникомпьютеры с операционной системой (ОС), с помощью которой действуют все приложения. После выхода новой модели смартфона компания производит апгрейд ОС и приложений, как следствие, они начинают занимать больше места и могут влиять на быстродействие устройства. В старых версиях ОС возникают проблемы, поскольку они не тянут такой же объем нагрузки", - пояснил он "Прайм".

Сейчас компания, по сути, производит одну модель из года в год, и если взять любой другой серийный аппарат, старые версии тоже будут "тормозить", отметил он. Времена, когда техника служила десятилетиями, прошли, и стандартный срок годности смартфона – 2-3 года. Хорошо это или нет – вопрос спорный, но реальность такова, и гарантий на долгие годы ни на один аппарат не дают, добавил он. Если человеку важна стабильная сотовая связь, лучше пользоваться простым телефоном – он не зависит от обновления программ, лучше держит заряд и может служить достаточно долгое время. 

СУДЬБА ИСКОВ

В целом опрошенные "Прайм" эксперты сходятся во мнении, что на данный момент, исходя из имеющейся информации, положительный исход судебного разбирательства для истца представляется далеко не очевидным, как в части самого признания факта недостатка товара, так и в части суммы компенсации. 

Юрист А2 Максим Сафиулин сомневается, что Apple пойдет истцам навстречу, поскольку даже одно проигранное дело может стать прецедентом, который повлечет многомиллионные убытки для компании. "Мой прогноз - истцам откажут в удовлетворении их требований, т.к. Apple уже дала официальный комментарий, что все обусловлено не желанием нажиться, а лишь заботой о потребителях. Правда это или нет - не знаю, но, на мой взгляд, истцам будет сложно доказать в суде обратное", - считает он.

"Помимо этого, необходимо доказать, что недостаток есть у того самого телефона, который был у истца, что еще не установлено и документально не подтверждено. И, наконец, даже если недостаток буден выявлен, необходимо обосновать размер требуемой компенсации, а это может оказаться существенным при вынесении решения. В российской практике судопроизводства суммы компенсаций не очень велики, и у судьи может сложиться мнение, что истец требует несоразмерного уменьшения стоимости товара. В таком случае, размер компенсации может сильно сократиться", - рассуждает юрист CAF Group Валентин Островский.

ПРИЗРАЧНАЯ НАДЕЖДА

Вместе с тем, эксперты пока не склонны полностью "ставить крест" на надеждах истцов. Шанс на положительный исход невелик, признает юрист юридической компании "Глазунов и Семенов" Иван Лосев. По его словам, в России судебная практика подобных дел отсутствует, что может вызвать некоторые трудности. Например, для определения производительности гаджета необходима экспертиза, по результатам которой можно достоверно сказать имело ли место замедление. Многое будет зависеть от того, какое вынесут решение.

Руководитель практики интеллектуальной собственности юридической фирмы "Интеллектуальный капитал" Георгий Вяткин напомнил, что, с одной стороны, программное обеспечение предоставляется собственникам смартфонов лишь на основе лицензионного договора. Это фактически дает возможность правообладателю распоряжаться ОС таким образом, каким он сам считает нужным. "С другой стороны, характеристики ОС могут напрямую влиять на производительность "железа". В подавляющем большинстве случаев модификация ОС происходит без какого-либо уведомления и уж тем более согласия со стороны собственников мобильных телефонов. В данном случае, умышленное уменьшение производительности процессоров Iphone производилось вне зависимости от работоспособности аккумуляторов", - рассуждает он.

По его словам, Apple обладает огромными ресурсами на создание крайне сложного программного обеспечения, что фактически дает компании возможность обеспечения "выборочного" замедления процессоров у смартфонов со слабыми аккумуляторами и сохранения производительности у смартфонов с исправными аккумуляторами в автоматическом режиме. С некоторой точки зрения, подобное неизбирательное манипулирование производительностью смартфонов через операционную систему можно рассматривать в качестве неосновательного ограничения права собственности на само оборудование, поскольку зачастую именно качество и производительность оборудования является определяющим фактором при решении вопроса о приобретении смартфона, указал он. Вопрос, опять же, в том, удастся ли это доказать.

ПОСЛЕДСТВИЯ

В любом случае, исход данного дела, как одного из первых подобного рода, повлияет на дальнейшую российскую и международную судебную практику, определяя наличие у правообладателя программного обеспечения права на одностороннее вмешательство без оглядки на конечного пользователя, уверен Вяткин.

По мнению Островского, у всей этой истории есть огромный положительный результат. Сам факт подачи исков стал для Apple хорошим сигналом, что так нагло шантажировать потребителей нельзя, и с большой долей вероятности можно прогнозировать, что в новых обновлениях Аpple уберет ограничения производительности или сделает возможным выбор пользователями режима работы гаджетов. Этот шаг поможет компании уберечься от шквала будущих исков.

Иски к Apple в разных странах встречались и раньше, но последняя история все-таки уникальна. Географический размах исковой просто огромен, как и репутационный ущерб для Apple. Смертельным он, конечно, не будет, но последствия окажутся самыми серьезными. По разным оценкам компания потеряет от 10 до 70 млрд долларов в перспективе 2-3 лет. В основном это потери от снижения сервисных сборов за замену батарей и потенциала снижения продаж гаджетов на 15-17% в соответствии с экспертными оценками. Некоторые совсем пессимистичные прогнозы говорят о возможном падении продаж до 30%.

Сегодняшние иски к Apple в России могут стать крайне важными для отечественной судебной практики. Особенно, если решения все же будут в пользу истцов. В России хотя и не прецедентное право, но выигранные споры с Apple могут существенно помочь российским потребителям в борьбе за свои права с производителями, дав дополнительный аргумент в будущих судебных спорах, заключил эксперт.