МОСКВА, 17 дек /ПРАЙМ/. Госкорпорация "Росатом" выступает за создание механизма общественного контроля за процессом переработки в России обедненного гексафторида урана (ОГФУ), а также изыскать возможность перевалки доставляемого из Европы обедненного урана в каком-либо другом порту, помимо Санкт-Петербурга — об этом шла речь на прошедшем во вторник в Москве расширенном заседании общественного совета "Росатома" по теме обедненного урана.

В заседании приняли участие руководители как госкорпорации и ее ведущих компаний, так и российских отделений экологических организаций, а также представители законодательного собрания Санкт-Петербурга. Мероприятие прошло по итогам технического тура экологов на предприятие топливной компании "Росатома" ТВЭЛ "Электрохимический завод" (ЭХЗ, Зеленогорск Красноярского края) в рамках диалога по вопросам обращения с обедненным гексафторидом урана.

РАЗВЕНЧАНИЕ МИФОВ

"Представители топливной компании представили исчерпывающую информацию по системе обеспечения безопасности в ходе технического тура. ОГФУ — это ресурс, не отход, и он обеспечивает запас для наших будущих поколений", — сказал участник пресс-тура, заведующий радиационной лабораторией Института промышленной экологии Уральского отделения РАН Алексей Екидин.

По его словам, из-за существующего у неспециалистов недопонимания свойств обедненного гексафторида урана может возникнуть ложное представление, что крайне маловероятная разгерметизация контейнеров с ОГФУ может якобы нести угрозу для окружающей среды и населения. Екидин опроверг существование таких рисков, и пояснил, что ОГФУ в обычных условиях — абсолютно твердое вещество. Поэтому заявления о возможной "угрозе в радиусе десятков километров" оказались "уткой", добавил ученый.

"Мы настойчиво ставили еще 20 лет назад задачу перед тогда еще министерством (по атомной энергии), что накопленный ОГФУ должен быть переведен в безопасное состояние. ОГФУ у нас — это сырье, а не отходы. Химическое обезвреживание (обедненного гексафторида урана) — это полезная вещь. Извлечение делящегося изотопа (урана-235 — ред.) — полезная вещь. Все нормы по безопасности выполняются. На ЭХЗ — современный периметр охраны, средства радиационного контроля передовые", — сказал в свою очередь учредитель общественного экологического фонда "Гражданин" Максим Шингаркин.

ВОПРОС ЛОГИСТИКИ

Председатель правления эколого-правового центра "Беллона" Александр Никитин предложил обсудить вопрос логистики доставок ОГФУ из Европы в Россию и "посмотреть на вопрос использования порта в Санкт-Петербурге, чтобы убрать в городе эту обеспокоенность". Также Никитин предложил общественному совету Росатома подготовить материалы, в которых бы в доступной для простых людей форме объяснялась суть программы по переработке обедненного гексафторида урана в России.

Подводя итоги встречи, генеральный директор "Росатома" Алексей Лихачев выделил основные задачи, которые требуют совместного решения экологами и атомщиками.

"Необходимо создать рабочую группу под руководством Александра Никитина, и мы ("Росатом") предоставим туда столько людей, сколько попросят. Надо продолжить дискуссию (по ОГФУ), пусть и не широким кругом", — сказал Лихачев.

"Стоит подготовить предложения по общественному контролю, но с учетом ограничений по государственной и коммерческой тайне. Важный вопрос по санкт-петербургской логистике — изыскать техническую возможность перевалки ОГФУ в другом порту. Надо выехать в Санкт-Петербург, организовав там рабочую встречу. И необходимо организовать информационную работу, максимально отвечающую на все сложные вопросы", — добавил глава "Росатома".

ИСТОРИЯ ВОПРОСА

В конце октября в ряде СМИ появилась информация о транспортировке из Германии в Россию обедненного гексафторида урана, принадлежащего западноевропейскому консорциуму Urenco, в рамках сделки с компанией "Росатома" АО "Техснабэкспорт". Ряд экологических организаций подняли вопрос, насколько безопасно обеспечено обращение ОГФУ на предприятиях атомной отрасли РФ.

"Росатом" подробно разъяснил, что ввозимый в Россию из Европы обедненный гексафторид урана не является радиоактивными отходами, в результате дообогащения этого вещества в РФ остается стратегически важное сырье для атомной энергетики, при этом снижаются риски недозагрузки мощностей отечественных предприятий.

Природный уран состоит, главным образом, из изотопов уран-238 (около 99,3%) и уран-235 (около 0,7%). На урановом топливе, обогащенном по урану-235 на несколько процентов, сегодня работает подавляющее большинство реакторов АЭС в мире. В результате обогащения урана по урану-235 образуются обогащенный урановый продукт (поступающий на производство ядерного топлива) и обедненный гексафторид урана.

Благодаря переработке (обесфториванию) ОГФУ переводится в химически безопасное состояние – закись-окись (оксид) обедненного урана в виде порошка, который может долговременно храниться на открытых площадках без рисков для окружающей среды, безопасен для перевозки и имеет уровень радиоактивности намного ниже, чем у природной урановой руды. Именно оксиды обедненного урана используются для производства смешанного уран-плутониевого МОКС-топлива для уникального российского реактора на быстрых нейтронах БН-800, действующего на Белоярской АЭС.

Помимо ядерного топлива, обедненный уран, обладающий высокой плотностью и тугоплавкостью, может применяться в других отраслях промышленности. В частности, для производства экранов медицинской аппаратуры для защиты от рентгеновского и гамма-излучения, контейнеров для транспортировки радиоизотопов, противовесов и гироскопов в авиа- и судостроении, катализаторов для некоторых химических реакций и др.

Фторсодержащие продукты, получаемые в результате обесфторивания ОГФУ, – плавиковая (фтористоводородная) кислота и безводный фтористый водород – реализуются на рынке как отдельная сертифицированная продукция химического производства. Безводный фтористый водород также повторно вовлекается в ядерный топливный цикл на стадию конверсии урана.