Инвесторам хочется надеяться, что начало февраля принесет более позитивные новости по сравнению с январем, который был омрачен опасениями по поводу состояния китайской экономики и снижением цен на нефть. Корреляция между ценами на нефть, стоимостью высокодоходных облигаций и котировками акций привела к всплеску волатильности и неопределенности. Об исчезновении такой корреляции стало возможным говорить только на прошлой неделе, когда Банк Японии объявил о введении отрицательных процентных ставок в  качестве новой меры монетарного стимулирования экономики. Использование такого инструмента, как отрицательные процентные ставки, получает все более широкое распространение, в связи с чем инвесторы задаются вопросом, каким может быть предел снижения ставок.

Тем временем появилась информация, что страны–экспортеры нефти могут договориться о сокращении ее добычи, хотя о каких-то конкретных планах на этот счет пока не сообщается. На этой неделе азиатские фондовые рынки открылись разнонаправленно. Индекс Nikkei225 вырос на 2%, тогда как сводный индекс Шанхайской фондовой биржи Shanghai Composite опустился на 1.8%, продолжив снижение, произошедшее в январе. Последние данные об уровне экономической активности в Китае, опубликованные накануне, вновь оказались хуже ожиданий. Народный банк Китая в январе предпринял рекордное вливание ликвидности. Индекс PMI обрабатывающих отраслей КНР в  январе понизился до 49.4 против 49.7 в декабре прошлого года, а соответствующий индекс сферы услуг опустился с 54.4 до 53.5. В свою очередь Южная Корея сообщила о наиболее значительном снижении экспорта за период с августа 2009 г. (минус 18.6% г/г), подтолкнувшем доходность суверенных облигаций страны до рекордно низкого уровня. Велика вероятность, что перед выборами в Национальное собрание, которые состоятся в апреле, Банк Кореи в очередной раз понизит процентные ставки. Корейская вона в этом году торгуется слабее всех остальных азиатских валют, но потенциальный эффект от ее ослабления с точки зрения роста конкурентоспособности страны нивелируется низким уровнем глобального спроса и замедлением роста экономики Китая.

После объявления Банком Японии о новых мерах монетарного стимулирования доходность 10-летних суверенных облигаций страны обновила исторический минимум в 7 бп. По оценкам J. P. Morgan Chase, суммарный объем облигаций, торгующихся с отрицательной доходностью, по всему миру составляет 5.5 трлн долл. Между тем в других азиатских странах наблюдается снижение инфляции. Согласно последним данным, индекс потребительских цен в Индонезии, занимающей 15-ю строчку в рейтинге крупнейших экономик мира, в январе составил 4.2%.

Ожидая, что в этом году инфляция вернется к целевому уровню в 3–5%, в  феврале Банк Индонезии, возможно, смягчит монетарную политику. Резервный банк Индии также может понизить ставки по итогам завтрашнего заседания. Таким образом, процентные ставки центробанков азиатских стран постепенно снижаются, но как быстро будет происходить этот процесс, зависит от темпов ослабления валют.

На наш взгляд, замедление экономического роста служит предпосылкой для скорейшего смягчения монетарной политики, а опасения относительно темпов роста будут в первую очередь определять динамику обменного курса валют. Тем временем индекс PMI еврозоны, согласно окончательной оценке, в январе составил 52.3, что соответствует предварительным расчетам и отражает снижение по сравнению с декабрьским значением в 53.2. Менее позитивно выглядит индекс PMI обрабатывающей промышленности Франции, находящийся на уровне 50 – границе между экономическим ростом и рецессией. На том же уровне находится PMI Швейцарии. В Италии индекс PMI понизился до 53.2 против декабрьских 55.6, а в Испании, наоборот, вырос с 53.0 до 55.4.

Показатели PMI, и особенно падение субиндекса цен производителей, самое сильное за последний год, заставляют ЕЦБ задумываться о смягчении монетарной политики. Вопрос в том, насколько дальнейшее снижение отрицательных ставок и/или расширение программы количественного смягчения способны повлиять на краткосрочные перспективы развития экономики, уязвимой для дефляционного давления со стороны Китая. Вольфганг Мюнхау в  своем блоге в газете The Financial Times поднимает также вопрос о  способности Евросоюза справиться сразу с несколькими экономическими и  политическими шоками, накладывающимися друг на друга. Он обращает внимание на неопределенность перспектив сохранения Италии в составе еврозоны и нерешенные проблемы в экономике страны, в том числе нулевой рост производительности труда в течение последних 15 лет, высокий уровень госдолга к ВВП, не оставляющий возможности для фискального маневра, и  350 млрд евро проблемной задолженности в банковской системе. Премьер-министр страны Маттео Ренци все чаще критикует ЕС, перспективы существования которого вызывают сомнения на фоне обсуждения возможности выхода из него ряда стран.

Между тем вероятность такого развития событий повышается – например, Великобритания в ближайшее время может объявить о проведении в июне референдума о членстве в ЕС. Социологические опросы показывают приблизительно равное количество сторонников и противников выхода, при  этом деловые и политические круги Великобритании по большей части выступают за сохранение страны в составе союза, пророча ей в случае выхода из ЕС разные неприятности, которые должны испугать избирателей в  достаточной мере, чтобы на референдуме большинство проголосовало за  сохранение статус-кво. Хотя даже благоприятный результат едва ли укрепит ЕС и уж точно не поможет решить его фундаментальные проблемы. Определенности в отношении будущего ЕС не прибавляют и выборы во Франции и Германии в 2017 г. В Германии, в частности, миграционный кризис поставил под угрозу политическое будущее Ангелы Меркель.

На этой неделе состоится заседание Банка Англии по вопросам монетарной политики, итог которого практически известен заранее. Показатели роста ИПЦ и  заработной платы в Великобритании остаются на низком уровне, а  обрабатывающие отрасли находятся под давлением ввиду слабого мирового спроса, хотя последнее значение индекса PMI и повысилось до 52.9 против предыдущих 52.1. Сектор услуг пока более устойчив. Отраслевые организации, такие как Конфедерация британской промышленности, призывают к снижению процентных ставок (рынок в настоящий момент учитывает 30%-ю вероятность снижения ставки до конца года). В отчете по инфляции, выходящем на этой неделе, Банк Англии, как ожидается, понизит свой прогноз по росту ВВП и  инфляции на 2016 г. Глава регулятора Марк Карни недавно заявил, что сроки следующего повышения процентных ставок «назвать невозможно». Согласно консенсус-прогнозу, если ставки и будут повышены, то не ранее ноября. Однако сторонникам мягкой монетарной политики следует учитывать, что кредитный цикл в Великобритании находится в восходящей фазе: потребительское кредитование растет на 8.3% г/г (самый высокий показатель за последние десять лет, хотя и общая задолженность сейчас приблизительно на  30 млрд фунтов стерлингов ниже максимума, зафиксированного в 2008 г.). Количество одобренных заявок на ипотечные кредиты в декабре выросло до 70.8 тыс., что свидетельствует о благоприятной конъюнктуре рынка жилья. Кроме того, в прошлом месяце был отмечен самый значительный прирост заимствований нефинансовыми компаниями с марта 2009 г.

Наконец, главной публикацией недели будет выходящий в пятницу отчет о  новых рабочих местах в несельскохозяйственном секторе США. Рынок ожидает прироста на уровне около 200 тыс. Американский рынок труда показывает хорошую динамику, но последние индикаторы экономической активности свидетельствуют о существенном ослаблении импульса к росту экономики страны. По последним данным, годовой рост ВВП США замедлился до 0.7%. На данном этапе было бы преждевременно утверждать, что рецессия в США неизбежна, но и риск этого игнорировать также неразумно. Вместе с тем ФРС, равно как и большинству других финансово-экономических институтов, редко удается спрогнозировать рецессию. Показатели рынка труда считаются отстающими индикаторами. Если исходить из того, что показатель PMI ниже 45 пунктов свидетельствует о начале рецессии, то возможности для маневра у  властей США пока сохраняются. Однако многое зависит от ситуации не только в Америке, но и в Китае. Между тем ФРС сильно ограничена в выборе инструментов воздействия на экономику, а дальнейшее повышение ставки по   федеральным фондам представляется маловероятным. Предстоящий 10 февраля доклад Джанет Йеллен в Конгрессе даст рынкам возможность оценить текущую позицию ФРС. В случае нарастания рисков рецессии «неповышение» ставки может оказаться уже недостаточно позитивной новостью для фондовых рынков.