По прошествии более чем десяти лет после мирового финансового кризиса перспективы роста мировой экономики в 2019 г. вновь выглядят не самым лучшим образом. Судя по всему, в прошлом году пик роста мирового ВВП в текущем цикле был пройден. 

В течение первого года мирового финансового кризиса, начавшегося в 2008 г., экономическая активность снизилась в половине всех стран. Во многих странах объем выпуска по-прежнему ниже, чем он мог бы быть, если бы рос докризисными темпами. Среди стран, в которых в 2007–2008 гг. произошел банковский кризис, около 85% по-прежнему демонстрируют темпы роста ниже докризисного тренда. С середины 2000-х гг. в экономиках развитых стран отмечается тенденция к замедлению, что связано преимущественно со старением населения и снижением темпов роста производительности труда. Уровень рождаемости в США находится на историческом минимуме. Ожидается, что население Японии в ближайшие 40 лет сократится на 25%. Это отражается в невысоких уровнях базовой инфляции и низких темпах роста заработной платы (несмотря на низкий уровень безработицы в развитых странах). Согласно прогнозу МВФ, инфляция в развитых странах в период до 2023 г. едва ли будет существенно выше 2,0%.

По мнению МВФ, основные проблемы связаны с низкими темпами роста доходов, низкой социальной мобильностью и, в некоторых случаях, неадекватной реакцией на структурные изменения в экономике. В США средний реальный доход домохозяйств за период с 1999 г. практически не изменился. Соотношение глобального долга и ВВП сейчас составляет рекордные 320%. 21 января МВФ представит обновленный экономический прогноз. В опубликованном в октябре 2018 г. экономическом прогнозе МВФ ожидал, что темпы роста мирового ВВП в 2018–2019 г. останутся на уровне 2017 г., то есть около 3,7%. 

В частности, прогноз темпов роста экономики США в 2019 г. составляет 2,5%, еврозоны – 1,9%, Японии – 0,9%. Темпы роста ВВП развивающихся стран, как ожидается, стабилизируются на уровне 4,7%, а экономика Китая вырастет на 6,2% (по оценкам МВФ, в России экономический рост составит 1,8%, т.е. немного ускорится по сравнению с 2018 г.). МВФ прогнозирует, что цена нефти в 2019 г. составит 69 долл./барр., а к 2023 г. упадет до 60 долл./барр. 

В то же время МВФ указывает на то, что риск замедления роста мировой экономики усилился, а потенциал для позитивных сюрпризов в этой сфере снизился. Особого прогресса на пути к достижению более сбалансированного, устойчивого и масштабного экономического роста, к которому стремится «большая двадцатка», пока не наблюдается. Фискальная экспансия в США в сочетании с ограниченными возможностями для проведения фискальной политики, ориентированной на стимулирование спроса, в некоторых профицитных экономиках, прежде всего в Германии, создают предпосылки для дальнейшего роста межстрановых дисбалансов. Особенно уязвимой выглядит финансовая система стран G20 с высоким и растущим уровнем долга корпоративного сектора, долговой нагрузки домохозяйств и суверенного долга. Страны с высоким уровнем суверенного долга нуждаются в фискальной консолидации для восстановления запасов ликвидности, при этом любая нормализация монетарной политики должна носить тщательно согласованный, постепенный характер и опираться на фактические макроэкономические индикаторы.

Опасения по поводу замедления экономического роста связаны прежде всего с негативным эффектом от взаимных импортных пошлин, введенных в результате торгового спора между США и Китаем, ухудшением перспектив роста некоторых ключевых развивающихся экономик вследствие ужесточения финансовых условий, а также с геополитической напряженностью и потенциальным повышением стоимости импорта нефти (после пика в 86 долл./барр, достигнутого 3 октября, цена нефти Brent упала более чем на 40%, до минимума 2018 г. на уровне около 50 долл./барр.). По расчетам МВФ, потенциальное перерастание торгового спора между США и Китаем в полномасштабный конфликт приведет к сокращению размера глобального ВВП в 2020 г. примерно на 0,5% (430 млрд долл.). В том числе, согласно этим оценкам, в 2019 г. ВВП США «недосчитается» примерно 0,9 пп роста, а ВВП Китая – 1,6 пп.

Рост мировой экономики, который в начале января прошлого года МВФ характеризовал как синхронный и сбалансированный, на данный момент утратил и сбалансированность, и синхронность. Локомотивом роста развитых экономик выступают США, подъем в экономике которых происходит благодаря фискальной экспансии, финансируемой за счет привлекаемого долга. МВФ прогнозирует увеличение валового долга правительства США со 106% ВВП в 2018 г. до 117% ВВП в 2023 г. По мнению Фонда, основным источником глобального дисбаланса останется Германия, профицит текущего счета которой в процентном отношении к ВВП до конца 2023 г. сохранится на уровне 7–8%. В отношении Китая, который в последние десять лет вносил ключевой вклад в рост мировой экономики, МВФ предупреждает о риске замедления экономического роста в среднесрочной перспективе в результате сохранения внутренних финансовых дисбалансов.

Что касается развивающихся стран, на долю которых приходится около 40% мирового ВВП по рыночным валютным курсам, постепенное ужесточение монетарной политики США, напряженность в международной торговле и перебои в поставках, особенно в Азии, укрепление доллара и давление на локальные процентные ставки и спреды будут сдерживать приток капитала в их экономики. Как считает МВФ, причиной кризиса могут стать высокие уровни корпоративного и суверенного долга, аккумулированного за последние годы, когда на крупнейших рынках было доступно «дешевое» финансирование.

Опубликованная с начала года макроэкономическая статистика дает новые основания опасаться замедления роста мировой экономики, а международные экономические организации, в том числе ОЭСР и Всемирный банк, пересматривают в сторону понижения прогнозы роста мирового ВВП. Всемирный банк на прошлой неделе скорректировал прогноз на текущий год до 2,9%. Германия (47% ее ВВП приходится на экспорт товаров и услуг) и Япония в 3к18 показали отрицательный рост ВВП. По сообщениям СМИ, власти Китая рассматривают возможность снижения официальной цели по росту ВВП с «приблизительно 6,5%» до 6,0–6,5%. 

Месячные индикаторы экономической активности – промышленное производство и оборот розничной торговли – ухудшаются, а значение индекса PMI приблизилось к отметке 50 пунктов, отделяющей рост от рецессии. Последние данные о динамике торговли в Китае свидетельствуют о сокращении как экспорта, так и импорта. Продажи автомобилей в стране в 2018 г. сократились – впервые с 1990 г. Значение глобального сводного индекса PMI в декабре упало до 27-месячного минимума, а «прогнозный индикатор» Всемирной торговой организации находится на самом низком уровне с октября 2016 г.

Для финансовых рынков прошлый год был неудачным: 93% мировых финансовых активов показали отрицательную доходность. В результате смены направления монетарной политики с количественного смягчения на количественное ужесточение глобальная ликвидность начала сокращаться, рыночная волатильность – повышаться, чрезмерно высокие доходности и долговая нагрузка – снижаться. Крупнейшие фондовые рынки, по-видимому, достигли пиковых значений, и теперь инвесторы закрывают активно использовавшиеся ими стратегии – в частности, длинные позиции по американским акциям, особенно технологического сектора, и доллару, и короткие позиции по казначейским облигациям США. В ближайшей перспективе весьма вероятно дальнейшее увеличение волатильности и частоты коррекций рынка – несмотря на то, что рыночная оценка стоимости акций в составе индекса S&P 500 вернулась к средним значениям за последние десять лет. 

Судя по тем уровням, где сейчас торгуется рынок фьючерсов на ставку по федеральным фондам, его участники не ожидают ни одного повышения в 2019 г. Каждая неделя остановки работы федерального правительства и государственных служб, которая на данный момент уже стала самой продолжительной в истории, способна замедлить рост ВВП США примерно на 0,1 пп. При этом рост в отраслях американской экономики, особенно чувствительных к повышению процентных ставок – таких как автомобильная промышленность и сектор недвижимости – уже начал замедляться. По мнению профессора Кармен Рейнхарт, наиболее серьезным источником потенциальных долговых проблем на развивающихся рынках сегодня является именно Америка – и прежде всего рынки мусорных облигаций и кредитования компаний с высокой долговой нагрузкой. Отсутствие консенсуса в Конгрессе США, ставшее результатом ноябрьских промежуточных выборов, и связанный с этим «паралич власти» могут подорвать доверие инвесторов к американской экономической политике. ЕЦБ свернул программу покупки активов, но, как и Банк Японии, едва ли в обозримом будущем сможет отказаться от отрицательных процентных ставок. Для центральных банков это означает отсутствие достаточного арсенала средств денежно-кредитной политики, необходимых для противодействия будущей рецессии или будущему финансовому кризису. Другой важнейшей задачей является обеспечение финансовой стабильности, и с этой точки зрения попытки администрации президента Трампа ослабить регулирование в финансовой сфере могут быть весьма опасны.

В более долгосрочной перспективе неопределенность в отношении американской экономической политики может привести к уменьшению роли доллара в мировой экономике и, соответственно, способствовать более быстрому переходу к многополярности международной денежной системы. Не стоит забывать и о существующих политических вызовах, таких как Брекзит или рост политической неопределенности в еврозоне, особенно в Италии, Франции и Испании. Ближайшие выборы в Европарламент пройдут в мае; уже сейчас 25% парламентариев принадлежат к так называемым евроскептическим партиям.