МОСКВА, 7 сен — ПРАЙМ. Объем просроченной задолженности компаний в российских банках вызывает опасения, поэтому сегодня вновь актуальной становится идея "банка плохих долгов", заявил РИА Новости уполномоченный при президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов.

"Ситуация в банковском секторе вызывает опасения. Не потому, что банки массово разоряются. Нет, кредитные организации на фоне многих других чувствуют себя совсем неплохо. Проблема в другом. Из-за кризиса накапливается просроченная задолженность в корпоративном секторе. На 1 августа – рекордные 8,2% от всего портфеля", — отметил Титов.

Он обратил внимание на то, что объем сомнительных, проблемных и безнадежных кредитов в банковской системе России достиг примерно 11,56 триллиона рублей. "А сформированные резервы на возможные потери — чуть больше половины от этого числа — 6,21 триллиона рублей. Если доводить резервы по ним до 100%, то "подушка безопасности" у банковской системы попросту исчезнет", — предупредил омбудсмен.

"На наш взгляд, давнее предложение учредить "банк плохих долгов" для расчистки банковских балансов сегодня актуально как никогда: либо в форме специального фонда (агентства), либо с возложением этих функций на уже существующие структуры. Какое-то количество "плохих долгов" вполне нормально для экономики – бизнес постоянно берёт на себя риск, и часть этого риска должна реализовываться в потери. Но когда доля просроченной задолженности резко нарастает – возникают системные эффекты", — уверен Титов.

"Если обратиться к данным об объемах выданных кредитов предприятиям в наиболее пострадавших отраслях, то при сокращении выручки данных предприятий на 25%, они не смогут обслуживать кредиты на суммы до 1,5 триллиона рублей. У предприятий, относящихся к операциям с недвижимостью и бизнес-услугам, задолженность составляет 4 триллиона рублей, а в результате снижения выручки (прямого или косвенного сокращения до 70%) под ударом может оказаться до 3 триллионов рублей. По "остальным видам деятельности" также существует риск возникновения просроченной задолженности в объеме 1,5-2 триллиона рублей", — подсчитал омбудсмен.

При этом, отмечает он, распределение "плохих долгов" в российской банковской системе односторонне: более 50% всей просроченной задолженности находится в активах всего пяти банков. "Важно, чтобы "банк плохих долгов" создавался сразу же с частным капиталом. При государственном владении у менеджеров создаётся стимул увеличить количество долгов под управлением "плохого" банка, чтобы обеспечить рабочие места. Также важно ставить предельный срок существования такого банка", — подчеркнул Титов.

Совет Федерации в мае направлял первому вице-премьеру РФ Андрею Белоусову письмо с предложением создать Фонд плохих активов, которому банки смогут временно продать образовавшиеся из-за пандемии "плохие" долги. Эксперты тогда отмечали, что кабмин вряд ли согласится создать такой фонд, поскольку он станет дополнительным бременем для бюджета. По данным ЦБ, просроченные долги у корпоративных клиентов в июле выросли на 9,9% — до 3,01 триллиона рублей, а их доля в портфеле кредитов юрлицам увеличилась до 8,2% против 7,7% в июне.

Ранее в сентябре председатель ЦБ Эльвира Набиуллина заявила, что часть корпоративных заемщиков российских банков может не справиться с последствиями эпидемии, но ситуация с качеством кредитов не выглядит тревожной. По ее словам, какого-то существенного ухудшения качества кредитов, как это было в 2014-2015 годах, не произошло. По данным регулятора, доля проблемных кредитов в корпоративном портфеле в первом полугодии увеличилась на 0,1 процентного пункта — до 11,1%.