Нормирование и реальное потребление электроэнергии домашними хозяйствами (социальный и региональный аспекты) Николай Антонов, к.э.н..

По данным Росстата, к 2016 г. доля расходов на оплату электроэнергии в общих расходах домашних хозяйств на оплату ЖКУ увеличилась по сравнению с 2007 г. (годом начала реформ в электроэнергетике РФ) в 1,5 раза — с 8,4 до 12,7 %. За этот же период стоимость 1 кВт∙ч для населения в домах без электроплит выросла в среднем в 2,8 раза при накопленной потребительской инфляции 214 %, то есть электроэнергия дорожает ускоренными темпами. Дополнительно к этому в начале осени текущего года правительство подняло вопрос о дополнительной «нагрузке на тариф» для населения в виде нормы потребления электроэнергии в объеме 300 кВт∙ч.

Вопрос нормы потребления электроэнергии населением (а точнее объема первой ступени потребления) поднимался не раз. В 2012-2013 гг. правительство РФ предпринимало попытку ввести так называемую социальную норму в ряде пилотных регионов. Эксперимент не удался, выявив негативные последствия, на которые тогда обратила внимание Общественная плата РФ. Но недавно вопрос нормы был вновь поднят и озвучен рядом руководителей правительства России и экспертами.

Основные положения, на которые стоит обратить внимание, сводятся к следующему:
— месячная норма потребления может составить 300 кВт∙ч на семью;
— эта норма будет оплачиваться по действующему тарифу, а потребление сверх нормы — по увеличенному и экономически обоснованному;
— это необходимо для того, чтобы энергетики смогли получить деньги для модернизации своих активов и нового строительства, в первую очередь сетевого;
— а также для того, чтобы снять избыточную нагрузку с «промышленных» потребителей, возникающую из-за так называемого «перекрестного субсидирования» населения за счет повышенного тарифа для «промышленных» потребителей.

Оставим в стороне вопрос, настолько ли необходимы дополнительные средства сетевым компаниям при наличии огромного потока средств, на которые в последние годы происходит сетевое строительство в условиях незначительного прироста потребления электроэнергии. Ведь в 2012-2016 гг. в стране при мизерном ежегодном темпе прироста конечного потребления электроэнергии 0,3% были введены мощности сетевой инфраструктуры, способные покрыть нагрузку потребителей на 86 ГВт (при этом фактическая используемая мощность составила не более 12-15% от заявленной). По сообщению председателя Комитета ГД РФ по энергетике П. Завального на круглом столе, посвященном текущему состоянию и перспективам развития электросетевого комплекса России (ноябрь 2017 г.), доля сетевой составляющей в тарифе доходит до 50%, при том, что за рубежом она составляет 20-30% — такой же она была и в советское время.

Следует рассмотреть два важных и связанных вопроса, касающихся непосредственно потребления электроэнергии в бытовом секторе (населением):
а) каковы реальные, уже достигнутые объемы потребление электроэнергии в быту регионов России и
б) какова оплата электроэнергии домашними хозяйствами.

Для начала необходимо отметить, что бытовой тариф на электроэнергию существенно различается для городских и сельских потребителей. Это продиктовано особенностями проживания и исторически сложившимся порядком оплаты — для жителей села тариф на 30% ниже, чем в городе. Также на 30% ниже плата для населения, пользующегося электроплитами (не зависимо от того, где оно проживает, в городе или на селе), но статистика электропотребления домашних хозяйств с ними нам недоступна.

На рисунках 1 и 2 видно, что в большей части регионов в 2017 г. потребление электроэнергии средней городской семьей из 3 человек (правда, не стоит забывать, что это виртуальная средняя!) оказывается ниже 300 кВт∙ч/мес. Однако в 20 регионах потребление уже превысило эту цифру. Это прежде всего субъекты Российской Федерации, расположенные в восточных регионах страны с отсутствием сетевого газа (когда в пищеприготовлении используются электроплиты — самые электроемкие приборы в жилище), а также с большими объемами относительно дешевой электроэнергии (например, Иркутская область).

Источник данных: Росстат
Рис. 1. Потребление электроэнергии в расчете на семью из трех человек в месяц в городах и сельских поселениях в 2017 г., кВт∙ч

Источник данных: Росстат
Рис. 2. Душевое потребление электроэнергии в быту в городах и сельских поселениях в 2017 г., кВт∙ч/год

В сельских поселениях указанная норма превышена уже в 34 регионах. Это закономерно, т.к. сельские жители традиционно вынуждены применять электроэнергию для повышения комфортности жилищ и в силу хозяйственной необходимости. Понятно, что повышенный расход электроэнергии в областях, окружающих Москву, вызван в том числе и расходом электроэнергии в домах, используемых как дачи, и в коттеджных поселках. Не исключены также статистические неточности.
Это означает, что при принятии решений о введении социальной нормы в том или ином виде необходимо подходить к регионам дифференцированно и детально разбираться с условиями и уровнем потребления электроэнергии в данном регионе. Для этого необходимо провести опросы, а также выборочные обследования и замеры энергопотребления в жилищном секторе. Если до перестройки эта работа велась, хотя, может быть, и в недостаточных объемах специалистами АКХ им. К.Д. Панфилова, «Информэнерго», профильных и некоторых учебных институтов, то в настоящее время объективная информация о деталях энергопотребления в жилищах практически не поступает. Единственное достаточно подробное обследование уровней электропотребления домашних хозяйств проводилось на средства РАО «ЕЭС России» в 2005-2006 гг. Оно было нацелено как раз на изучение последствий введения социальной нормы и показало, что ее введение приведет к высокой нагрузке на бюджеты домашних хозяйств и необходимости специальных социальных программ для смягчения действия такой нормы. От случая к случаю отдельные вопросы электропотребления затрагивались в работах Фонда общественного мнения. Между тем, например, в США такие обследования проводятся на регулярной основе на относительно небольшой выборке, не превышающей 7-10 тыс. домохозяйств, а также весьма масштабные с числом обследуемых жилищ в 155 тыс. единиц (население США превышает в 2,2 раза население России). Результаты этих обследований доступны широкой публике и весьма насыщенны.
При решениях о повышении тарифов на электроэнергию для населения следует учитывать, что именно электроэнергия является одной из основ повышения качества жизни населения. Так, по мнению экспертов ООН (да и по мнению отечественных специалистов-энергетиков, занимавшихся проблемами электрификации в советское время), именно удельный расход электроэнергии в быту является одним из индикаторов уровня жизни населения той или иной страны. Россия по показателям потребления электроэнергии на душу населения в быту значительно уступает развитым зарубежным странам, даже если элиминировать влияние достаточно распространенного в некоторых странах электротеплоснабжения (рис. 3).

Источник: Данные Росстата и МЭА.
Рис. 3.Подушевое потребление электроэнергии в быту некоторых стран, 2016 г.

Кстати, на ежегодный мониторинг показателя доступности электроэнергии населению будут нацелены индикаторы, принимаемые в настоящее время нашей страной в рамках контроля за достижением целей устойчивого развития на национальном уровне. Сам мониторинг будет вести Росстат во исполнение п. 3 протокола заседания межведомственной рабочей группы при Администрации Президента Российской Федерации по вопросам, связанным с изменением климата и обеспечением устойчивого развития, от 27 октября 2017 г. № 19.

Среди рекомендованных для нашей страны индикаторов, по всей видимости, будет принят показатель доступности, выражающийся в доле оплаты жилищно-коммунальных услуг (ЖКУ), в том числе электроэнергии, в структуре потребительских расходов (это и определяет ее «доступность» для нашего потребителя). Сейчас эта доля завышена, учитывая относительно невысокий душевой расход электроэнергии в быту России. Особенно важен этот показатель для низкодоходных групп населения (нижних децилей по доходам).

В России доля оплаты услуг ЖКХ в структуре потребительских расходов достигает неприемлемой величины 10,3-11,3 % (2011-2016 гг.), из них энергия разных видов — 5,1-5,6 %. И это при том, что для нашей страны до сих пор характерна неразвитая структура потребительского бюджета, при которой доля расходов на питание составляет 35-40 % от общих потребительских расходов. На Западе при указанных величинах расходов семей государством включаются разные компенсаторные механизмы, причем более значимые, чем субсидии малодоходным группам населения в РФ. Причем, в разных странах при определении социальной помощи населению выходят за пределы официального порога бедности. Например, в США муниципальные энергоснабжающие компании устанавливали пороговое значение для участия в программах помощи малообеспеченным потребителям в процентах от официально установленной на федеральном уровне черты бедности для семей различного состава. Эта черта публикуется федеральным правительством в марте каждого года. Доход абонента для участия в программе может достигать 150 % от официально признанного уровня бедности (см. табл. 1). Из таблицы 1 видно, что доля расходов на оплату коммунальных услуг в потребительских расходах населения РФ практически вдвое превышает аналогичную долю расходов населения в США.

Таблица 1. Сопоставление российских и зарубежных данных по оплате ЖКУ

Показатели Россия *) США
До рыночных преобразований (1988 г.) 1994 г. 2004 г. в том числе у бедных 2016 г. в том числе у бедных 2001 г.**)
Индикаторы бедности Прожиточный минимум Расходы на питание » семейного бюджета***)
Индикатор «энергетической» бедности для получения скидок по тарифам на электроэнергию, как основной энергоноситель в жилище - 150% от официально признанной на федеральном уровне черты бедности
Доля населения с доходами ниже официального уровня бедности 12,6 24 18   13,4   Н.д.
Расходы на питание (включ. алкоголь и табак) в потребительских расходах, % 32 49,7 41,6 53-57 35,4 52,2 15,2
ФРГ — 14 (2005 г.)
Доля расходов на оплату ЖКУ в потребительских расходах (%), 2,9 1,8 7,7 дек.15 11,3 15,2 17,7
  (с арендой жилья и его ремонтом!)
в том числе коммунальные услуги н.д. 1,3 6,3 ноя.13 10 14,6 3,2

*) по данным Госкомстата РФ; 

**) — расчет по данным Statistical Abstract of the USA, 2003;
***) — По данным Национальной ассоциации дешевого жилья США.

Оплата электроэнергии является произведением количества потребленной электроэнергии на величину тарифа. По данным формы 22-ЖКХ (сводная) Росстата за 2017 г., для населения средняя стоимость предоставления услуг по электроснабжению составляла почти 3 руб./кВт∙ч.

В целом по стране уровень возмещения населением затрат на предоставление услуг по электроснабжению составляет 90 % (от «экономически обоснованных затрат», 2017 г.). При этом у большей части субъектов Федерации (60 из 85, т. е. 70%) уровень оплаты услуг электроснабжения для населения находится на «экономически обоснованном» уровне (это голубые столбцы на рис. 4). Видно, что примерно треть из оставшихся (9-10 регионов), по нашему мнению, вполне могут себе позволить держать тарифы для населения ниже «экономически обоснованных», т.к. эти регионы имеют в структуре электробаланса повышенную долю тяжелой, электроемкой промышленности, работающей на экспорт с соответствующими отчислениями в бюджет. Это, например, такие регионы, как Красноярский край и Иркутская область с их алюминиевыми заводами, целлюлозно-бумажной и химической промышленностью и дешевой электроэнергией ГЭС, нефтедобывающие регионы Западной Сибири и Сахалинская область, Республика Татарстан с активно развивающейся промышленностью, включая нефтедобычу и переработку, и традиционно сильной социально-направленной политикой.

Источник данных: Росстат
Рис. 4. Распределение регионов по уровню стоимости предоставленных населению услуг электроснабжения в отношении к экономически обоснованной и фактическое возмещение населением затрат на предоставление услуг электроснабжения по установленным для него тарифам, 2017 г., %

Отметим, что красные столбцы на рассматриваемой диаграмме показывают уровень фактической оплаты в конце года, это, по сути, дисциплина платежей населения. Однако здесь необходимо учитывать, что большая часть неоплаченной доли не является безнадежной, это задержки в оплате, долг, который потом погашается, о чем и свидетельствует в некоторых регионах превышение 100 %-ного уровня оплаты. Пока можно считать, что в основном в системе «потребление населением услуги-ее оплата» поддерживается баланс.

Внедрение социальной нормы рассматривается как механизм снижения тарифа (затрат) для промышленных предприятий, некий ограниченный демпфер перекрестного субсидирования. Учитывая примерную величину перекрестного субсидирования в 280-300 млрд. руб. и потребление электроэнергии в быту в объеме 155 млрд. кВт∙ч, полный отказ от этого субсидирования привел бы к росту тарифа для населения на 2 руб./кВт∙ч, т.е. до 5 руб./кВт∙ч, или примерно в 1,7 раза, что уже явно выходит за рамки платежеспособного спроса населения.

В этих условиях для дополнительного понимания граничных значений платежеспособного спроса стоит сопоставить тарифы на электроэнергию для населения в РФ и США. В последних средний тариф для бытовых потребителей в 2017 г. составил 13,1 цента/кВт∙ч (на рис. 5 приведена карта-схема распределения величины тарифов для быта по штатам США в мае 2018 г., видно, что размах колебаний, как и у нас в стране, достаточно велик). В России средняя стоимость услуги энергоснабжения по паритету покупательной способности валют (ППС) по итогам 2017 г. достигала примерно 12 цента/кВт∙ч, т.е. была близка к уровню США. Но при полном отказе от перекрестного субсидирования тариф составит по ППС уже почти 21 цент/кВт∙ч, что, очевидно, в настоящих условиях не приемлемо.

Источник: https://www.electricchoice.com/electricity-prices-by-state/
Рис. 5. Средняя стоимость 1 кВт∙ч для бытового потребителя в США по штатам в мае 2018 г.

Ясно, что проблема перекрестного субсидирования приобретает особую остроту в регионах с низкой долей «промышленного» электропотребления. Нужно искать приемлемое решение этого вопроса, как паллиатив: в качестве перспективного варианта можно рассматривать объединение (пул) платежей в соседствующих регионах, что, конечно, потребует существенных изменений в практике госрегулирования.

Но, на наш взгляд, главное — нужно снижать тарифы, делать это посредством ограничения аппетитов энергетиков, в первую очередь сетевиков, путем неформального аудита их затрат и соответствующего регулирования.

1. https://versia.ru/chem-grozit-vvedenie-socialnyx-norm-na-yelektroyenergiyu

2. Мы применяем здесь общепринятое «вульгарное» наименование потребителей, которым «нагружается» тариф. Строго же говоря, нагружается тариф потребителям, запитанным на высоком напряжении (ВН и СН1), и это могут быть не только промышленные потребители в соответствии с кодами ОКВЭД или потребители из групп «промышленные и приравненные к ним потребители», традиционно выделяемых сбытовыми компаниями.

3. Антонов Н.В., Чичеров Е.А., Шилин В.А. Анализ динамики объемов заявок на технологическое присоединение к объектам электросетевого хозяйства в период 2012-2016 годов на территории Российской Федерации // РУМ. — 2017. — № 5 (577).

4. https://news.rambler.ru/other/38373234/?utm_content=rnews&utm_medium=read_more&utm_source=copylink

5. Их электропотребление обычно колеблется в пределах 800-1100 кВт∙ч/год на среднюю семью. 

6. Статистический выброс по Калужской области (1-е место по расходу) мы склонны относить к неточности статистики (электробаланса Росстата), т.к. здесь до 2013 г. включительно удельное потребление в быту было примерно на уровне среднероссийского. К тому же доля городского жилищного фонда, оборудованного электроплитами, в области весьма низка и не превышала в 2017 г.  9-10%.

7. Индикаторы разработаны в соответствии с резолюцией Генеральной ассамблеи ООН А/RES/71/313 от 6 июля 2017 г.

8. Еще в конце XIX века немецкий ученый Э.Энгель сделал выводы, получившие название "закон Энгеля". Суть последнего в том, что с ростом дохода семьи удельный вес расходов на пищу снижается, на одежду, жилище, отопление и освещение сравнительно мало меняется, а на удовлетворение культурных потребностей увеличивается. То есть при прочих равных условиях доля дохода, расходуемого на питание, может служить показателем уровня благосостояния данной группы населения. В России она составляет 35-40 %, тогда как в развитых странах обычно колеблется в пределах 15-20 %. Следует однако отметить, что в 90-е и последующие годы происходила ускоренная стратификация населения по доходам. Часть населения (ориентировочно 5-7 %) вышла на такой уровень доходов, при котором потребность в экономии средств и в самоограничении в потреблении отсутствуют. Именно эта "лидирующая" группа населения уже сейчас способна оплачивать изменение инженерного оборудования своего жилища на основе его полной электрификации с соответствующим ростом расходов электроэнергии (до уровня, скажем США или Норвегии). Именно для этой группы можно вводить дополнительную плату за электроэнергию.

9. В терминологии указанной формы статистического наблюдения – «это размер платы за … предоставление коммунальных услуг (водо-, тепло-, электро-, газоснабжение и водоотведение), обеспечивающий минимально-необходимый уровень возмещения затрат на расширенное воспроизводство с учетом принятой производственной программы предприятия по повышению эффективности деятельности организаций, проведению мероприятий по модернизации и реконструкции эксплуатируемых организацией объектов коммунальной инфраструктуры». Но содержание данного термина в форме статотчетности не отвечает общепринятому понятию, это, по всей видимости, стоимость предоставленных населению услуг, рассчитанная по тарифам, утвержденным органами регулирования, исходя из стопроцентной оплаты их населением. Хотя обратим внимание, что в определении все же присутствует указание на достаточность средств даже для расширенного воспроизводства. С эти надо дополнительно разбираться.

10. Кстати, заметим, что такие же задержки платежей характерны не только для условий России. Общение с коллегами из энергокомпаний США и Финляндии свидетельствует о том, что там не менее 3-4% потребителей не оплачивают вовремя счета за электроэнергию или же не платят вовсе. С ними энергокомпании работают дополнительно, пытаясь организовать их участие в каких-то программах субсидирования, или даже вынуждены попросту списывать долги, нагружая тариф этими выпадающими доходами при очередном цикле регулирования. 

11. https://www.gazeta.ru/business/2018/06/01/11783551.shtml

12. https://www.eia.gov/electricity/monthly/epm_table_grapher.php?t=epmt_5_6_a