МОСКВА, 22 авг — Dow Jones. Экономисты рассматривают рецессию как сложный феномен, имеющий множество причин. Но историки и общество предпочитают простые интерпретации. Поэтому, хотя рецессия пока остается, скорее, риском, чем реальностью, борьба за интерпретации нарастает.

Так, усиливающаяся критика Федеральной резервной системы со стороны президента США Дональда Трампа, очевидно, нацелена не только на то, чтобы просто понизить ставки, но и на то, чтобы обвинить центральный банк в том, что экономика сползает в рецессию.

Но история и новостные заголовки показывают, что это тупиковый путь: инвесторов и компании ФРС занимает меньше, чем торговая война, за которую в любом случае отвечает Трамп.

Это не означает, что ФРС не в чем винить. В конце концов, повышение процентных ставок сопровождало каждую рецессии в послевоенный период. Тем не менее, рецессии часто происходят тогда, когда экономика, которая уже замедляется ввиду более жесткой денежно-кредитной политики, подвержена дополнительным шокам. В 1929 году это было крушение фондового рынка, в 1973 году – эмбарго на арабскую нефть, в 2001 году – лопнувший "мыльный пузырь" технологических компаний и террористические атаки 11 сентября, а в 2007 и 2008 годах – мировой финансовый кризис. Именно об этом помнят люди, а не о том, какими были процентные ставки или обменные курсы.

Снижение процента

Неровный рост мировой экономики усиливает опасения относительно рецессии

За прошедший год торговая война в значительной мере занимала общественное внимание, и не только в политике, но и на рынках, и в залах заседаний, где господствуют сухие финансовые расчеты. Из 20 крупнейших процентных падений индекса S&P 500, наблюдавшихся за последние 12 месяцев, торговля была основной или одной из основных причин этого падения. На это указывают отчеты финансовых СМИ. Например, 4 декабря индекс упал на 3,2%, когда надежды на торговое соглашение между США и Китаем рухнули, и Трамп заявил о введении новых пошлин. Индекс 5 августа упал на 3%, когда Китай допустил падение курса юаня в ответ на новые американские пошлины. На ФРС как на причину падения были ссылки только четыре раза.

Руководители корпораций также больше озабочены торговлей, чем денежно-кредитной политикой. Компания Prattle проанализировала отчеты по прибылям компаний, начиная с 1 мая прошлого года, и обнаружили, что торговля и пошлины упоминались в 2,6 раз чаще, чем процентные ставки ФРС.

Такой анализ, естественно упрощает ситуацию. Он не доказывает, что торговля вызвала падение рынков или экономики, или что этого не сделала ФРС. Неудачи технологических компаний и замедление роста в еврозоне и в Китае также занимали инвесторов. И все эти факторы взаимодействуют: мировой рост может пострадать в результате повышения процентных ставок в США, так как оно оказывает давление на страны, делающие займы в долларах, и в результате торговой войны, а также ввиду запланированного выхода Великобритании из ЕС и усилий Китая, направленных на сокращение долга.

Экономист Руди Дорнбуш однажды сказал, что рост компаний замедляется не ввиду их старения – его убивает ФРС. Многие либеральные экономисты, которых нельзя заподозрить в любви к Трампу, разделают его уверенность в том, что председатель Федеральной резервной системы Джером Пауэлл безрассудно повышал ставки, так как он ошибочно был озабочен инфляцией.

Трудно понять взаимосвязь этих событий. Пауэлл был кандидатом на должность главы ФРС с наиболее мягкой позицией помимо бывшей главы Джанет Йеллен. Этот цикл ужесточения денежно-кредитной политики был самым постепенным за 30 лет, за исключением 1990-2001 годов, когда ставки были намного выше с учетом коррекции на инфляцию.

Федеральная резервная система (ФРС) США может снизить базовую процентную ставку

Большинство руководителей ФРС сочли понижение ставок в июле рекалибровкой политики

Многие экономисты, а также некоторые коллеги Пауэлла все-таки считают, что последнее повышение ставки, состоявшееся в декабре, было ошибкой, и оно не было оправдано в то время, когда другие центральные банки понижали ставки. Однако Пауэлл быстро исправил ее, отказавшись от планов дальнейшего повышения ставки, а затем понизив ее в июле.

Действительно, частота, с которой в интерпретациях рынка обвиняют ФРС, снизилась за 2018-2019 годы. Такая же ситуация наблюдается на рынке облигаций. Доходность по долгосрочным облигациям упала ниже доходности по краткосрочным облигациям. Это называется инверсией кривой доходности, которая часто предшествовала рецессиям. Четыре из 10 крупнейших падений доходности по 10-летним казначейским облигациям за последние 12 месяцев были вызваны новостями о торговле (все эти случаи произошли за последние четыре месяца), например, 30 мая, когда Трамп угрожал Мексике повышением пошлин за нелегальную миграцию, и 1 августа, когда он объявил о новых пошлинах на китайский импорт суммой 300 млрд долларов.

Эти шоки, возможно, сделают, наконец, то, к чему призывал Трамп в течение многих месяцев: они убедят ФРС резко понизить процентные ставки. Хотя у ФРС нет официальной позиции в отношении торговых войн, она имеет довольно сильную позицию в отношении рецессии. Она сделает все, чтобы ее предотвратить.

— Автор Greg Ip, greg.ip@wsj.com; перевод ПРАЙМ, +7 495 645-37-00, dowjonesteam @ 1prime.biz

Dow Jones Newswires, ПРАЙМ