МОСКВА, 12 сен — ПРАЙМ, Наталья Карнова. Минфин предлагает полностью отменить статью уголовного кодекса РФ, которая предусматривает уголовное наказание за уклонение от репатриации валютной выручки. Как заявил заместитель министра финансов РФ Алексей Моисеев на Московском финансовом форуме, статья 193 УК РФ, предусматривающая максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет за это преступление, больше не нужна. По его мнению, сама статья изжила себя, когда в 2006 году отменили контроль за перемещением денег за рубежом.

Здание министерства финансов РФ на улице Ильинка в Москве

Минфин РФ предлагает отменить уголовную статью за невозврат валютной выручки

Вместо нее следует внести дополнения в другие статьи кодекса, либо ввести квалифицирующие признаки, в частности, чтобы не допустить отмывания незаконно полученных доходов. Данные новшества следует обсудить со всеми регулирующими органами, включая ЦБ, добавил чиновник. В настоящее время между Минфином и ЦБ достигнута договоренность только по отмене требований о репатриации выручки в рублях. Соответствующий закон начнет действовать с января 2020 года. А с 2024 года можно вернуться и к обсуждению глобальной отмены валютной репатриации, считает замдиректора департамента финансового мониторинга и валютного контроля ЦБ Елена Шакина.

ПОСЛАБЛЕНИЯ ДЛЯ БИЗНЕСА

Опрошенные агентством "Прайм" эксперты назвали эти шаги логичными и необходимыми как с точки зрения функционирования финансовой системы, так и воздействия на бизнес. По мнению доцента кафедры гражданско-правовых дисциплин РЭУ им. Г.В. Плеханова Андрея Моисеева, эти решения Минфина идут в русле линии по снижению нагрузки на бизнес. Изучая законодательство, можно часто столкнуться с тем, что наказание за деяние неадекватно совершенному деянию.

"То есть даже выполнение законодательства может повлечь наказание. А уголовные перспективы в экономических делах вовсе не плюс. И способствовать поступлению в бюджет не будут", — рассуждает он.

Это шаг Минфина в сторону либерализации валютного законодательства, которое было неоправданно жестким, согласен старший аналитик "БКС Премьер" Сергей Суверов. Никакой существенной нагрузки на бюджет новация не окажет, уверен он. Дело в том, что поступления в бюджет осуществляются в рублях, а не в валюте. А рублевые поступления будут осуществляться исправно – это власти, вероятнее всего, продумали, когда прорабатывали закон об отмене требований по выручке в рублях. В любом случае компании должны переводить валютную выручку в Россию и менять ее на рубли, чтобы оплачивать рублевые расходы, поясняет он.

Однако приток валютной выручки в страну может затормозиться, что теоретически может негативно повлиять на курс рубля, полагает аналитик. В то же время основное влияние на него сейчас оказывает ситуация на рынке Forex, цены на нефть и глобальный спрос на рисковые активы. Внимание инвесторов приковано также к монетарной политике мировых регуляторов – все эти факторы в совокупности влияют на рубль гораздо больше, чем контроль за валютными операциями компаний, говорит эксперт.

ЛИШНЯЯ ЖЕСТКОСТЬ ВРЕДИТ

В целом эксперты считают, что уголовная ответственность за нарушение валютного законодательства – слишком жесткая мера. Гораздо лучше воздействовать на процесс экономическими и административными методами. "Это дело хозяйствующего субъекта — где оставлять валютную выручку. Главное, чтобы она отражалась в бухгалтерской консолидированной отчетности и с нее платились налоги", — подчеркивает Суверов.

Вряд ли послабление приведет к росту числа фактов незаконного отмывания денег – для борьбы с этим у финансовых властей давно есть более действенные меры, нежели закон времен начала 2000-х годов, когда в экономике РФ господствовали совсем другие реалии. Репатриация была нужна, когда действовали запрет на вывоз капитала и требование обязательной продажи валютной выручки (обе нормы отменены в 2007 году). Тогда эта мера служила для борьбы с оттоком капитала, сейчас же для его вывода есть другие методы, в том числе, вполне законные. И бороться с ним лучше созданием стимулов для инвесторов, а не уголовными карами.

"В массовом сознании любая декриминализация выглядит как слабость государства или желание развязать руки дельцам. Это далеко не всегда так. Чаще создание адекватных условий, о которых говорят в Минфине, намного лучше. Думается, что главным вектором изменений должно стать устранение уголовных последствий деяния", — заключил Моисеев.