МОСКВА, 24 апр — ПРАЙМ. Назначая премьером технократа Михаила Мишустина, президент России, очевидно, рассчитывал, что отечественная экономика, наконец, по-настоящему "заболеет" цифровизацией. Вряд ли он предполагал, что правительству скоро придется бросить все силы на борьбу с настоящей болезнью — пандемией COVID-19.

Впрочем, опыт экс-главы Федеральной налоговой службы по переводу работы ведомства в цифровой формат и четкое представление о состоянии дел в бизнесе и социальной сфере пришлись как нельзя кстати. Опрошенные РИА Новости эксперты оценили действия Мишустина в экономике за первые 100 дней в кресле премьера.

"Это, наверное, самые сложные 100 дней во главе правительства для любого председателя в новейшей истории. Вызовы, которые неожиданно появились и приобрели невиданный масштаб, потребовали совершенно других темпов принятия решений, другой скорости формирования команды. В этом плане, мне кажется, председатель правительства не только держит удар, но и выкладывается на все 100%", — сказал глава "Деловой России" Алексей Репик.

Встречаясь с депутатскими фракциями при утверждении его кандидатуры в Госдуме, Мишустин говорил, что понимает поставленные президентом в послании задачи, прежде всего, как "программу социальной справедливости, обращенную к людям и их самым насущным проблемам". Глава Счетной палаты РФ Алексей Кудрин тогда охарактеризовал его как человека, который хорошо чувствует потребности бизнеса, нерв цифровизации и умеет балансировать интересы.

Пандемия коронавируса, последовавший за ней обвал нефти и остановка бизнеса вследствие изоляции миллионов людей позволили Мишустину проявить эти умения в полной мере. Эксперты заметили, что некоторые решения приняты бессрочно — а значит, готовились давно и будут иметь длительный эффект для экономики.

Но самая трудная работа у премьера впереди: российскую экономику ждет спад и рост безработицы, и от того, как правительство выйдет из этого кризиса, будет зависеть итоговая оценка премьера Мишустина.

ВЕРНУТЬ ДОВЕРИЕ

Среди приоритетов своей работы Мишустин называл борьбу с бедностью и возвращение утраченного доверия между властью и бизнесом. Коронавирус изменил многие планы, но приоритеты остались. Первые же объявленные властями меры поддержки были адресованы гражданам и наиболее пострадавшему от коронавируса малому и среднему бизнесу.

"Никогда не было такого, чтобы премьер-министр страны возглавлял профильную комиссию по малому и среднему предпринимательству и конкуренции. Он возглавил ее сам, тем самым статус комиссии был сразу поднят на уровень председателя правительства", — отметил глава общественной организации малого и среднего предпринимательства "Опора России" Александр Калинин. В результате, по его словам, просьбы бизнеса стали находить прямой отклик у власти.

"С самого начала "Опора России" предлагала снизить страховые взносы для малого бизнеса. Их ввели с 2013 года, мы считали, что взносы под 30% — это ошибка. Он пересмотрел решение и снизил страховые взносы для всего МСП — решение принимал, конечно, президент, но готовил его все равно премьер-министр", — напомнил Калинин.

Решение было принято в рамках мер против пандемии, но будет действовать постоянно. "Это его взгляд, что нагрузка на фонд оплаты труда не может быть настолько огромной, как была. Это большой шаг", — добавил глава "Опоры".

Михаил Мишустин

Эксперты про 100 дней Мишустина: без раскачки в условия форс-мажора

Глава комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков отмечал, что это решение соответствует логике действий Мишустина по борьбе с обналичкой на посту главы ФНС. "Государство очень внимательно следит за этим процессом, насколько я знаю, стоимость обналички на рынке дошла уже до 22%. Лучше заплатить 15% (страховой взнос), а не выдавать в конверте", — сказал Аксаков на вебинаре по управлению личными финансами.

В том же ключе действует норма о кредитных каникулах — закон предоставляет возможность пользоваться ими только тем, кто получает легальные доходы.

Введение НДФЛ на большие доходы по депозитам и налога в15% на средства, выводимые из России в офшоры, также не связано с коронавирусом и будут иметь долгосрочный эффект для экономики, считают эксперты. По оценкам банков, эти меры не затронут значительного числа граждан, но они соответствуют заявленной Мишустиным концепции социальной справедливости. Причем последняя мера, по оценке Аксакова, может принести бюджету до 1,5 триллиона рублей доходов для финансирования социальных программ.

Среди наиболее значимых мер для борьбы с пандемией эксперты называют предоставление бизнесу отсрочек и рассрочек по налогам, а также решение о прямых выплатах из бюджета компаниям в наиболее пострадавших от пандемии отраслях, которые должны начаться в мае при условии сохранения численности работников.

Однако, по словам главы "Деловой России", почти все принятые правительством меры, к сожалению, по-прежнему обременяются большим количеством фильтров и условий. "Это можно сравнить с капустным кочаном: для того чтобы добраться до кочерыжки, нужно снять очень много листиков", — образно выразился Репик.

"В этом разрезе пока все меры правильные, и уверен, что в этом как раз заслуга лично председателя правительства, но бюрократический аппарат пытается навешать на них огромное количество замочков и условий. Если говорить про сутевую идеологию мер – они очень хорошие, просто им нужно придать больший масштаб и развитие", — уверен он.

"Бизнес по-прежнему ждет от правительства агрессивных мер поддержки экономики", — подчеркнул глава "Деловой России".

ПОСПЕШАЙ МЕДЛЕННО

"Здесь все же есть два подхода: "ковровый", в рамках которого объемы поддержки увеличиваются очень быстро, просто администрируются, имеют громкий PR-эффект, но есть вопросы в эффективности. Другой подход – "адресный", который предполагает проработку мер, предоставление поддержки соразмерно потерям. Он более медленный, требует создания нормативной базы, и объемы поддержки увеличиваются медленно. Зато и эффективность, по крайней мере, в теории, должна быть выше", — возражает директор по анализу финансовых рынков и макроэкономики "Альфа-Капитала" Владимир Брагин.

Первый подход, по его словам, используется в США, второй выбран российским правительством. "Сравнивать два подхода "на старте" как минимум не корректно, особенно по критерию размера расходов по отношению к ВВП", — считает эксперт.

Сейчас, по оценкам правительства, общая стоимость программы поддержки экономики составляет около 2,1 триллиона рублей. Как отметил Брагин, это выглядит довольно внушительно.

"Стоит отметить, что список мер постоянно пополняется. Если сравнивать первые заявления президента и программу, опубликованную на днях на сайте правительства, то там явный и значительный прогресс. С учетом объема резервов, низкой долговой нагрузки и профицитного бюджета, объемы поддержки могут быть увеличены еще очень значительно", — уверен он.

Вместе с тем эксперт отмечает, что компенсировать все потери бизнеса за счет бюджета невозможно. По его мнению, правительство будет следить за эффективностью реализованных мер и постепенно принимать новые. В частности, по его словам, объявленных субсидий компаниям в размере 1 МРОТ на работника может оказаться недостаточно для сохранения рабочих мест. Скорее всего, властям придется принимать дополнительные решения.

"С этим перекликается и поддержка населения, включая выплаты пособий по безработице и больничных: в нормальных условиях они были бы более чем адекватными, но в условиях массовой потери доходов могут оказаться недостаточными для того, чтобы обеспечить быстрое восстановление потребительского спроса после карантина", — сказал он.

Есть еще одна проблема, о которой придется задуматься властям: компании, прошедшие через карантин и получившие отсрочки по налогам и кредитам, окажутся в проигрышном положении по сравнению с такими же компаниями, начавшими деятельность после карантина и не имеющими такого груза обязательств. "Логичнее было бы впоследствии списать эти обязательства", — считает Брагин.