БУЭНОС-АЙРЕС, 25 сен — ПРАЙМ. Теневая продажа и покупка долларов, евро, бразильского реала процветает в Аргентине уже много лет — даже антикоронавирусный карантин, действующий в стране уже полгода, не прогнал торговцев с улиц.

"Меняю доллары, меняю доллары", — слышится вдоль пешеходной улицы Флорида в центре Буэнос-Айреса: это труженики черного валютного рынка вкрадчивым шепотом предлагают прохожим обменять деньги по выгодному курсу.

Однако черный рынок — далеко не единственная особенность валютного ценообразования этой латиноамериканской страны. "В Аргентине сегодня есть разные цены на покупку иностранной валюты… На рынке так много правил и поворотов, что можно сказать – в стране существует несколько типов котировок, по факту их десять", — рассказывает РИА Новости бухгалтер, эксперт по налогам и финансам Ариэль Льярия.

ЗАВЕТНЫЕ ДОЛЛАРЫ

"Основной валютой, которая ходит в стране, является доллар", — говорит эксперт. И действительно, в повседневной жизни аргентинцы ориентируются именно на американскую монету, а не на национальный песо, который начал резко падать с середины 2018 года и за два года ослаб вдвое.

Каждое движение песо вниз толкает цены вверх, причем не только на импортные товары. "До сих пор никак не могу понять, почему каждый раз из-за доллара дорожают мука, сыр, макароны, вино, хотя все это мы производим здесь, в своей стране", — возмущен житель Буэнос-Айреса Карлос.

В Аргентине уже почти год действует серьезное ограничение на покупку наличной валюты: в месяц можно купить лишь 200 долларов, для иностранцев мера еще жестче — не более 100 долларов. Да и их не купишь по официальному курсу ЦБ, поясняет Льярия.

Дело в том, что еще в декабре прошлого года в Аргентине ввели налог на траты в иностранной валюте и ее покупку – так называемый "доллар солидарности". "Можешь купить доллары – плати больше", — шутили аргентинцы. Каждый, кто покупал билеты на самолет, бронировал гостиницы или приобретал вещи в иностранных интернет-магазинах, должен был платить плюс 30% к официальному курсу доллара.

Кстати, для таких сервисов, как Netflix, Spotify или Google Pay, правительство сделало скидку — наценка за оплату их услуг, или так называемый "интернет-доллар", составляла лишь 8%.

В этих условиях многие аргентинцы, особенно те, у кого есть счета в иностранных банках, устремились в соседний Уругвай, где доллары можно снимать и покупать без ограничений. Затем эти доллары использовались для личных накоплений или перепродавались на черном рынке в Аргентине. В результате возник еще один курс валюты – так называемый "доллар-пюре". До недавнего времени, пока были открыты границы, именно этот курс был основным для черного рынка, поясняет Льярия.

НОВЫЕ ПРЕГРАДЫ

В попытках снизить зависимость экономики страны от американской валюты власти Аргентины на прошлой неделе решили ввести еще один налог на операции с долларом — на этот раз в 35%, который будет суммироваться с уже действующей комиссией в 30%. Таким образом, официальный курс песо вплотную приблизился к курсу черного рынка.

Более того, теперь расходы граждан по кредитке и покупка наличных долларов будут объединены — если потратил с карточки 200 долларов, купить их наличными в текущем месяце уже не сможешь.

"Это очевидный способ ограничить покупку долларов в момент, когда у Аргентины нет ликвидности для удовлетворения такого большого спроса", — объясняет финансовый эксперт Льяриа. Власти рассчитывают, что граждане будут больше платить картой и откажутся от покупки наличных денег.

Новые валютные ограничения, принятые, чтобы остановить отток долларов из ЦБ и предотвратить дальнейшую девальвацию песо, привели к проблемам в банковской системе. Уже неделю банки отказываются продавать гражданам даже положенные 200 долларов в месяц, так как не могут проверить, сколько уже было потрачено с карточки. Кроме того, из-за карантина не работают официальные обменники.

Напуганные вкладчики, как сообщает газета La Nacion, начали снимать деньги со счетов и закрывать их, такая ситуация наблюдалась во многих частных банках. За три дня после объявления новых жестких мер аргентинцы сняли со счетов около 100 миллионов долларов.