Продукты прайм
  • ПРАЙМ-Бизнес
    Главная новостная лента агентства ПРАЙМ. Все значимые экономические новости в режиме реального времени.
  • Отраслевые ленты
    Специализированные ленты новостей по золотодобывающей отрасли, металлургии, транспорту и сельскому хозяйству.
  • Бюллетени
    Периодические издания о страховом рынке, металлах, платежных картах и не только.
  • Издания Банка России
    Агентство ПРАЙМ является издателем и распространителем «Вестника Банка России» и «Статистического бюллетеня Банка России».
  • Ленты DowJones
    Круглосуточные переводные ленты новостей по международному валютному, фондовому и товарно-сырьевому рынкам.
  • PRIME IN ENGLISH
    Новостные ленты, периодические издания и бюллетени для англоязычных пользователей.
  • Подписка
    Подписка на информационные продукты и услуги агентства ПРАЙМ.
  • ПРАЙМ Золото
    Информационно-аналитический интернет-ресурс для профессионалов золотодобывающей отрасли.
  • Размещение рекламы
    Широкие возможности по размещению рекламы на ресурсах агентства ПРАЙМ.
  • Доступ к PR Newswire
    Публикация пресс-релизов через крупнейшую международную сеть PR Newswire.
  • Интернет-магазин
    В интернет-магазине ПРАЙМ можно подписаться на новостные потоки и получить доступ к котировальной информации.
  • Справки Creditreform
    Проверка надежности зарубежных бизнес-партнеров.

Владимир Сенин, Альфа-банк: В лоббизме о компромиссах речи не идет

Интервью
Экономика / Власть
  • Владимир Сенин, заместитель председателя правления Альфа-банка по связям с органами государственной власти
    © Ассоциация менеджеров

МОСКВА, 4 окт – ПРАЙМ. В кабинете Владимира Сенина, заместителя председателя правления Альфа-банка по связям с органами государственной власти, президента Ассоциации менеджеров, висит сразу несколько картин: рисованная карта европейской части Российской империи, несколько видов Москвы. А вот на самом крупном из холстов написана вовсе не картина, а полный текст Евангелия от Марка. 

"Первоначально работал в другом кабинете, который достался от моего предшественника, перешедшего из Альфы на госслужбу. Будучи консервативным человеком, я решил ничего не менять, и даже когда переехал в новый кабинет, все равно взял ее с собой", - поясняет он.  Предыдущим куратором направления GR в Альфа-банке был Владислав Сурков, являющийся сейчас помощником президента. 

Почему у профессионального лоббиста обязательно должен быть опыт работы чиновником, сколько банков нужно России и почему нельзя оживить экономику простым снижением процентах ставок в интервью для совместного проекта Ассоциации менеджеров и агентства "Прайм" рассказал Владимир Сенин.   

 

- В российском обществе сложилось очень настороженное отношение к лоббизму. Если бы вы объясняли ребенку, что это такое, как бы вы описали суть лоббизма? 

- Пожалуй, это можно сделать так: ты – бизнесмен и хочешь сделать что-то хорошее. Но для этого необходимо убедить людей, от которых частично зависит твой бизнес, твое дело, что предлагаемые изменения улучшат работу твоей компании. 

- Но ведь лоббизм - это не поиск золотой середины. 

- Действительно, в лоббизме о компромиссах, с точки зрения не процесса, а достижения цели речь не идет. Каждый больше думает о том, что выгодно для его бизнеса.  Для рыночной экономики лоббизм – это позитивное явление. Лоббизмом в классическом понимании занимаются, в основном, крупные финансово-промышленные группы, бизнес которых реально влияет на целые сектора экономики. Когда кто-то из них предлагает определенные шаги для развития своего бизнеса, как правило, это позитивно сказывается на рынке в целом и позволяет находить ему новые драйверы роста или снимать ненужные преграды для развития.

 

"Покинув "колею", чиновник может никогда в нее не вернуться"

- В массовой культуре лоббизм традиционно ассоциируется с поиском правильных людей и ключей к ним, найдя которые сразу же решаются все проблемы. А как происходит в реальности? 

- Представление о лоббисте как о человеке с бутылкой коньяка очень примитивно и давно ушло в прошлое. Однако это не исключает необходимости уметь завязывать личные контакты и строить диалог с самыми разными людьми.

Если серьезно, то лоббизм в России за последние 20 лет прошел большой путь в сторону институционализации, и теперь есть площадки, где можно вести нормальный диалог с регуляторами. Выросли требования к профессиональному уровню лоббистов: если у вас нет профессиональной аргументации для вашего проекта и понимания как работает ваша отрасль, вы никого ни в чем не убедите. 

- Что такое "высший пилотаж" в лоббизме?

- Это когда задача, поставленная внутри твоей компании, становится задачей, которую государство считает важной и ключевой для развития той или иной сферы экономической деятельности.  Для этого важно убедить профильных чиновников, что проблемы, с которыми столкнулась твоя компания влияют на развитие отрасли и при ее решении будет прогресс и сдерживающие факторы уменьшатся.

- Наличие опыта чиновничьей работы обязательно для того, чтобы стать успешным лоббистом? 

- Я считаю – да. Такой опыт дает понимание психологии и ментальности среды, с которой ты затем будешь работать. Кроме того, опыт работы на государство позволяет понять на практике, а как на самом деле принимаются решения в реальной жизни. Знание механизмов принятия решения изнутри системы – важный фактор успешной работы. 

- Есть ли какие-то особенности психологии у российских чиновников?

- Главная особенность - это работа в условиях жесткой административной вертикали, но это черта работы любого государственного аппарата. Человеку в таком положении нужен не столько креатив, а стабильность, и минимизация рисков при принятии решения, потому что, однажды покинув "колею", чиновник может никогда в нее не вернуться.   

Такое положение дел, конечно, сдерживает развитие эффективности, и с этим приходится сталкиваться.  Лоббист всегда заинтересован в том или ином изменении ситуации. Когда ты приходишь к чиновнику с каким-то предложением, ему всегда проще отказать, чем что-то менять, если нет распоряжения сверху. 

 

"Оптимальной была бы система из 50-60 банков"

- Как в последние годы изменился центр принятия решений в финансовой системе? Складывается впечатление, что из него полностью выпала Госдума, а регулирование сектора перешло к Минфину, ЦБ и Администрации президента.

- Госдума не может выпасть из процесса в принципе, как законодательный орган, где собственно законы и принимаются. В регулировании отрасли в той или иной степени участвуют все эти четыре субъекта о которых вы говорите и еще, конечно, правительство, а зачастую и другие ведомства, например, ФАС и Минэкономразвитие. Хотя позиция Администрации президента при подготовке и принятии новых законов очень важна и бывает определяющей. 

Кстати, здесь есть еще один тонкий момент. Дело в том, что юридически Центральный банк не является субъектом законодательной инициативы. Но многие выпускаемые им инструкции и положения, то есть нормативные акты, влияют на рынок порой сильнее, чем отдельные федеральные законы. При этом, иногда, нормативные акты ЦБ принимаются без серьезного обсуждения. 

- В теории, ЦБ принимает единые правила для всех банков, и они должны одинаково сказываться на игроках. Можно ли утверждать обратное, что лоббистские усилия одного из банков всегда разделяют другие?

- Далеко не всегда. Например, мы поддерживаем политику ЦБ по консолидации отрасли, по ее очищению от так называемых кредитных организаций, которые ведут свою деятельность вне рамок закона и регулирования.  Акционеры Альфа-Банка неоднократно заявляли, что России не нужно 700-800 банков, а нужно меньшее количество крупных универсальных частных кредитных организаций, которые и будут конкурировать между собой.  

И де-факто картина уже сложилась: сейчас на top-50 банков приходится 95% активов всей системы, а оставшиеся 600 банков представляют лишь 5% активов. Конечно, среди них есть банки нашедшие свою нишу. Но есть и банки, которые банками в классическом понимании уже давно не являются. 

- Сколько банков нужно России?

- Дело не в абсолютном количестве, а в готовности кредитных организаций соответствовать задаваемым регулятором требованиям по капиталу, резервам и другим нормативам регулирования. Полагаю, оптимальной была бы система из 50-60 банков. Но еще раз, дело не в абсолютной цифре, а в качестве и потенциале развития кредитных организаций, их способности быть эффективными коммерческими организациями, удовлетворять потребности рынка и соответствовать требованиям ЦБ. 

- А с другими игроками "высшей банковской лиги" ваши инициативы часто вступают в противоречие?

-  Бывают и такие ситуации. Например, у нас свой взгляд на процедуру санации. Мы считаем, что действующий механизм санации может быть более эффективным. 

 

"Государство никогда не будет принимать не полезных для своих компаний решений"

- Как вы относитесь к варианту, который предполагает прямое вхождение ЦБ в капитал санируемых банков?

- Здесь есть определенный конфликт интересов, но модель, где государство, в той или иной форме, является акционером кредитной организации уже давно реализуется в России. Государство напрямую или опосредованно контролирует целый ряд крупнейших банков, сам ЦБ - главный акционер Сбербанка. В результате, доля госбанков на рынке огромна и с годами она продолжает постепенно увеличиваться. 

- С чем, на ваш взгляд, связан рост доли государства в банковском секторе? У государственных компаний более сильный лоббистский ресурс?

-  Акционером госкомпаний является государство, и оно никогда не будет принимать не полезных для своих компаний решений. Разговоры о том, что необходимо сбалансировать банковскую систему с точки зрения увеличения доли частных банков пока остаются разговорами, а на практике все иначе. 

- То есть, государство не может разделять роли регулятора и инвестора?

- Совмещать роли собственника бизнеса и регулятора в одном лице крайне сложно. У госкомпаний всегда будет такой институциональный гандикап перед частными игроками. Нельзя постоянно использовать одну и ту же модель развития. Диверсификация экономики до сих пор не произошла и не происходит, значит, что-то нужно менять. 

- С позиции институционального подхода, чего не хватает системе для начала перемен? 

- На мой взгляд, координирующего института не хватает, который был бы ответственным за социально-экономическое развитие в целом. Кто сейчас может собрать в одном кабинете руководителей Администрации президента, Банка России, Минфина, Минэкономразвития, Росфинмониторинга, ФАС, Госдумы, аппарата правительства? Мы, конечно, понимаем кто это может сделать, и периодически, в той или иной форме это делает. Но организация такой работы не является задачей президента.  И цель - не просто собрать на разовой основе, а системно построить взаимодействие, планирование, постоянно проводить мониторинг принимаемых решений, анализировать, корректировать действия, обеспечивать контроль достижения заданных параметров экономического развития? Все эти государственные структуры и институты, в принципе, преследуют одну и ту же цель – экономический рост страны, обеспечение социальной политики, – но у них нет координатора, нет общей взаимоувязанной программы целостного развития. Возможно, стоит подумать о создании Центра управления социально-экономическим развитием, который бы напрямую подчинялся президенту. Такой механизм был бы полезен при принятии ключевых решений, особенно на фоне дискуссии о различных вариантах возобновления экономического роста. 

- Одно из таких решений предлагает "Столыпинский клуб", членом президиума которого вы являетесь; клуб предлагает снизить ставки и упросить доступ к кредитам, такой шаг будет результативным?

-  Предложения клуба не сводятся только к снижению ключевой ставки и тем более не имеют ничего общего с лозунгом "давайте напечатаем больше денег". Важно сделать так, чтобы ЦБ и правительство проводили политику не просто по снижению ставок, а по созданию регуляторных условий и стимулированию банков по кредитованию реального сектора экономики. Хотя такая политика не исключает и постепенного снижения базовой ставки, но не в директивном порядке. Ключевой аспект в запуске механизма роста экономики и ее диверсификации - это частные инвестиции, уровень которых сегодня крайне недостаточен. Привлечение частных денег в экономику, как мы понимаем, зависит не только и не столько от ключевой ставки, а, прежде всего, от институциональных факторов, делового климата, стабильности и предсказуемости действий властей.

 

"Нельзя попасть в ТОП-1000 менеджеров, если твоя компания показывает плохой результат"

- Вы также является президентом Ассоциации Менеджеров России, расскажите о планах по ее развитию? 

- Важная особенность Ассоциации Менеджеров в том, что это межотраслевая организация, которая объединяет управленцев, практически, всех функциональных направлений в различных видах бизнеса независимо от форм собственности. 

Одна из задач Ассоциации – это превратить ее в центр компетенций по тем направлениям менеджмента, которые мы выделяем. В идеале, мы хотели бы сделать советы по основным функциональным направлениям в управленческой деятельности. Миссия таких советов - не просто была бы в проведении круглых столов, конференций, но и в выпуске исследований о том, как меняется профессия, какие основные тренды, лучшие практики в той или иной управленческой сфере деятельности.

- 3 октября был представлен 17-й ежегодный рейтинг "ТОП 1000 Российских Менеджеров", расскажите, в чем его особенность по сравнению с предыдущими рейтингами?

- В этом году рейтинг вышел в ситуации, когда в экономике есть некая стабильность с отрицательным знаком с точки зрения ее развития. Ведутся дискуссии как двигаться дальше какую модель экономического развития следует использовать. Говоря о трендах надо обратить внимание, что несмотря на то, что в экономике доля госкомпаний превалирует, в ТОП- 1000 фиксируется преобладание в лучших управленческих командах менеджеров из частного сектора. Ассоциация Менеджеров будет в дальнейшем совершенствовать рейтинг ТОП-1000, уделяя большее внимание корреляции успехов конкретного топ-менеджера и компании, в которой он работает. Очевидно, что нельзя будет попасть в рейтинг, если твоя компания показывает плохой финансовый результат и теряет долю на рынке.

ПРАВИЛА ЦИТИРОВАНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ МАТЕРИАЛОВ