Продукты прайм
  • ПРАЙМ-Бизнес
    Главная новостная лента агентства ПРАЙМ. Все значимые экономические новости в режиме реального времени.
  • Отраслевые ленты
    Специализированные ленты новостей по золотодобывающей отрасли, металлургии, транспорту и сельскому хозяйству.
  • Бюллетени
    Периодические издания о страховом рынке, металлах, платежных картах и не только.
  • Издания Банка России
    Агентство ПРАЙМ является издателем и распространителем «Вестника Банка России» и «Статистического бюллетеня Банка России».
  • Ленты DowJones
    Круглосуточные переводные ленты новостей по международному валютному, фондовому и товарно-сырьевому рынкам.
  • PRIME IN ENGLISH
    Новостные ленты, периодические издания и бюллетени для англоязычных пользователей.
  • Подписка
    Подписка на информационные продукты и услуги агентства ПРАЙМ.
  • ПРАЙМ Золото
    Информационно-аналитический интернет-ресурс для профессионалов золотодобывающей отрасли.
  • Размещение рекламы
    Широкие возможности по размещению рекламы на ресурсах агентства ПРАЙМ.
  • Доступ к PR Newswire
    Публикация пресс-релизов через крупнейшую международную сеть PR Newswire.
  • Интернет-магазин
    В интернет-магазине ПРАЙМ можно подписаться на новостные потоки и получить доступ к котировальной информации.
  • Справки Creditreform
    Проверка надежности зарубежных бизнес-партнеров.

Замглавы МЭР Фомичев: В России два риска - безработица и недостаток рабочей силы

Интервью

МОСКВА, 7 ноя - ПРАЙМ. Развитие технологий приведет к исчезновению многих специальностей, однако взлета безработицы не будет, ведь каждая промышленная революция создает новые рабочие места, например, в XX веке на смену извозчикам пришли водители автомобилей. Как повысить производительность труда в России, из-за чего трудовые ресурсы будут сокращаться на 400-600 тысяч человек в год и почему инвестировать в новые разработки должно быть выгодно, в интервью агентству "Прайм" рассказал замглавы Минэкономразвития Олег Фомичев. 

 - Стоит ли ждать, что с развитием технологий часть профессий пропадет?

- Каждая индустриальная революция приводила к исчезновению огромного количества профессий, но создавалось гораздо больше рабочих мест в новых сферах. Можно вспомнить извозчиков, которые исчезли с появлением парового двигателя, но появились водители автомобилей.

Сейчас пропадут водители автомобилей, но наверняка появятся, например, операторы сложных логистических систем. Многое будет зависеть от того, как будет формироваться сектор услуг. 

Человеческий капитал будет перемещаться по цепочке создания стоимости - от самого низа (от штамповки, литья) в сторону формирования и создания продукта. Кастомизация как процесс набирает силу - в скором будущем будет не крупное серийное производство, а формирование под конкретного потребителя индивидуального продукта, исходя из его вкусов и предпочтений. При этом по тем же ценам, что и типовая продукция.

Да, значительная часть производства будет происходить с участием искусственного интеллекта и роботизации, но роль человека будет незаменима в случае создания продукта под конкретного клиента. Будут создавать новые рабочие места в креативных индустриях.

 - Видите ли вы риск роста безработицы?

- У нас есть два риска - риск безработицы и недостатка рабочей силы. Все время эти риски сталкиваются между собой.

С этого года у нас начинается, в силу демографических условий, масштабное сокращение людей трудоспособного возраста – с рынка труда будет уходить в год по 400-600 тысяч человек. В этом смысле спекуляции по поводу того, что много людей будет терять работу, наталкиваются на спекуляции, что скоро некому будет работать.

Точных расчетов пока никто не делал, это неподъемная задача, но для России плохая демографическая ситуация создает возможность сравнительно спокойного прохождения периода, когда профессии будут пропадать и много людей будет высвобождаться.

Через какое-то время мы вновь выйдем на повышательный тренд, демография будет восстанавливаться, к тому моменту сформируются новые рабочие места в новых секторах.

Не было бы счастья - да несчастье помогло: наша демографическая история, на мой взгляд, более важна для нас с точки зрения нехватки рабочей силы, и гораздо меньше рисков того, что у нас будут массовые высвобождения, и людей будет нечем занять.

- Как вы оцениваете уровень технологического развития России? Что нужно сделать, чтобы его повысить?

- Если говорить о сухих цифрах, например о доле инновационно активных предприятий, объеме выпускаемой высокотехнологичной продукции, то мы сейчас значительно ниже по этим показателям, чем европейские страны. По отдельным показателям уступаем коллегам по БРИКС.

У нас высокая индустриализация промышленности и сильные советские технологии, но в то же время неспособность российских компаний сделать рывок, чтобы встроиться в новую технологическую волну. Нам есть, к чему стремиться, есть заделы, но нет динамики, которая бы позволила говорить, что Россия - это один из технологических лидеров.

При этом в последние два года мы видим масштабное движение. Частично это связано с санкциями и политикой импортозамещения, частично с тем, что начинают давать эффект те меры, которые принимались ранее. Это и разработка программ инновационного развития компаний, инвестиции в стартапы. 

Появляется сектор быстрорастущих средних и малых частных инновационных компаний. Но и крупные предприятия начинают себя увереннее чувствовать на внутреннем рынке высокотехнологичной продукции. Например, это касается отрасли станкостроения. И таких примеров много в разных отраслях.

Но делать нужно еще много. Правительство запустило ряд хороших программ – это и Национальная технологическая инициатива, которая формирует будущие рынки, в активной разработке дорожные карты по программе "Цифровая экономика". В соответствии с ней компании должны будут переформатировать бизнес-модели и деятельность на рынках, чтобы быть конкурентоспособными.

Кроме того, мы начали приоритетный проект по повышению производительности труда, а это в значительной степени предусматривает внедрение современных технологий. Мы будем в рамках этого проекта реализовывать региональные программы, первые шесть субъектов начнут функционировать по программе уже в этом году. Рассчитываем охватить большую часть регионов уже через 3-4 года.

В каждом регионе в программу должны попасть средние и крупные предприятия из приоритетных отраслей. В течение 3-4 лет они могут кратно увеличить рост производительности труда. 

 - Вы упомянули, что и компаниям предстоит переходить на новые рельсы цифровой экономики. Как правительство будет убеждать их делать это?

- С одной стороны, мы будем через программу повышения производительности труда работать с конкретными компаниями.

С другой стороны, в рамках программы цифровой экономики власти и бизнес должны создать фактически среду, в которой предприятиям будет выгодно развивать новые технологии. 

Речь и о налоговом регулировании, и о квалифицированных кадрах, и об инфраструктуре (например, широкополосный доступ в интернет), и о кибербезопасности. Это базовые вещи, которые должны для компаний создать стимулы к цифровизации.

 - О каких налоговых стимулах идет речь?

- Пока речь идет не о конкретных налоговых стимулах. Обсуждается в целом необходимость их введения. Это вопрос, который надо просчитать и обсудить с бизнесом.

Налоговых послаблений предлагается много – это и частичное восстановление инвестиционной льготы, и налоговые стимулы для регионов в части формирования технопарков. Идеи есть, но они все в обсуждении, но пока никаких решений по конкретным параметрам не приняты.

Инициативы, связанные с цифровой экономикой, должны быть вписаны в общую конструкцию налоговой политики.

 - В правительстве РФ сейчас обсуждается введение НДС для покупок в иностранных интернет-магазинах, кроме того, обсуждается идея сократить порог беспошлинного ввоза товаров из таких магазинов до 20 евро. Поддерживаете ли вы такие предложения?

- Дискуссия ведется. Наша позиция – отечественная электронная торговля должна быть в равных конкурентных условиях с зарубежными интернет-магазинами. Это связано и с порогом беспошлинной торговли, и с налогообложением.

Если из-за рубежа будет поставлять выгоднее и дешевле, у нас никогда не будет собственной электронной торговли, а она нам нужна, потому что это кровеносная система всего. Без нее мы не перейдем в будущее цифровой экономики. Она нам нужна, и мы должны выработать для нее условия.

Интервью

Весь сюжет
ПРАВИЛА ЦИТИРОВАНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ МАТЕРИАЛОВ