Для специалистов, занимающихся прогнозами, основной интерес представляет динамика и параметры рядов электропотребления, как индикатор ретроспективного и текущего состояния экономики, а также будущих параметров её развития в регионах и стране в целом.
На рис. 1 можно видеть, что электропотребление весьма эластично реагирует на изменения в экономике страны, особенно это ярко проявляется в периоды кризисов и на фазе подъема экономики страны.

 

Рис. 1. - Динамика электропотребления и ВВП России
С начала 90-х годов трансформация и социально-экономическое развитие России сопровождались значительными изменениями в динамике электропотребления. Прошедшее с того момента время условно можно разделить на три основных периода.

Первый - с 1991 г. по 1998 г. включительно - продолжительное и глубокое снижение электропотребления на фоне падения практически всех социально-экономических показателей. Минимум был достигнут в 1998 г., когда полное потребление электроэнергии составило 809,1 млрд. кВт.ч, или 75% от электропотребления 1990 г.

Второй период, в котором, с 1999 г. до начала кризиса 2008 года, происходил постепенный рост и экономики и электропотребления. Коэффициент эластичности электропотребления по ВВП в этой фазе подъема экономики был высок и составил 0,426. В дальнейшем устойчивый тренд роста не сложился.
Третий период - с начала кризиса с третьего квартал 2008 г. по настоящее время.

После 1998 г. рост экономики России и связанного с ним электропотребления носил неустойчивый характер, волатильность темпов роста ВВП почти втрое превышала волатильность изменения электропотребления (стандартное отклонение составило соответственно 4,0 и 1,4).

Пиковых значений относительный прирост электропотребления в стране достигал в 2000 и 2006 г.: соответственно 3,8 и 4,2% в основном за счет промышленности (об этом подробнее ниже).

Во второй половине 2012 г. в экономике страны стали проявляться явные признаки торможения на фоне усиления негативных тенденций в мировой экономике и ослабления внешнего спроса. Прирост ЭП по данным Росстата составил более 2,1% года, что вызывает сомнение (об этом подробнее ниже). Нами он оценивается примерно в 1,7%. Причем, если бы не один «лишний» день этого високосного года, прирост составил бы по нашей оценке всего 1,4%.

По данным Росстата электропотребление в 2013 году снизилось на 0,8%, а в 2014 г. выросло примерно на 1% . Такие «качели» продолжились и в 2015-2016 гг., которым соответствовали снижение на 0,5% и отскок на +1,7%. Видна высокая волатильность электропотребления в последние годы, которую запустила вторая волна кризиса, начавшаяся со второй половины 2012 г.

Практически каждый год основным драйвером изменений электропотребления является промышленное производство. Так было во времена СССР, та же тенденция сохраняется и на протяжении последних десятилетий.

Это связано с преобладанием промышленности в структуре электропотребления России. Доля промышленности в полном электропотреблении страны на протяжении последней четверти века колеблется на уровне 53-55% (пик - в начале 90-х годов и в 2006 г.) при существенной доле электроемкой тяжелой индустрии (отраслей специализации страны) - более 32% (Рис. 2).



Рис. 2. - Динамика промышленного потребления электроэнергии в России

В 2016 г. в общей структуре ЭП промышленность занимала 52,5%, в том числе на обрабатывающие производства пришлось 28,7 п.п., добычу полезных ископаемых - 12,9 п.п., сектор «Производство и распределение электроэнергии, газа и воды» - 10,9 п.п. Последний распадается на собственные нужды электростанций (6,5 п.п.) и прочие нужды (4,4 п.п.). На непроизводственную сферу (бытовой сектор и прочее потребление, включая сферу услуг) пришлось 27,7% (Рис. 3).

 

Рис. 3. - Структура потребления электроэнергии в России в 2016 году

На сегодняшний день отсутствует общепризнанная, единая методика прогнозирования спроса на электроэнергию. Среди методик присутствуют:

1). Эконометрические подходы с изучением исторических зависимостей потребления от факторов развития экономики, ее структуры и динамики социально-экономических показателей.

Эконометрические модели в отличие от других методов прогнозирования электропотребления используются для решения задач на макроуровне и определения основного тренда, характеризующего закономерность движения во времени исследуемого явления, свободного от случайностей.
Исходной базой для прогнозирования электропотребления являются их динамические (временные) ряды, например, такие как указанные на рис. 1 и 2. На основе динамических рядов электропотребления могут быть построены модели тренда для изучения и прогнозирования спроса на электроэнергию.

2) Метод укрупненных удельных показателей (моделирование на основе «методов прямого счета», как и в следующем пункте) с элементами имитационного моделирования. Этот метод долгое время использовался в плановой экономике, используется он и сейчас. Прогнозы потребления электроэнергии на его основе разрабатывались «школой» Ю.М.Когана в ЭНИНе им. Г.М.Кржижановского и институте Энергосетьпроект. Он опирался на использование удельных показателей электроемкости отдельных видов продукции и услуг в совокупности с плановыми перспективными показателями их выпуска. Вместе с тем использовались целевые установки по совершенствованию условий жизни населения, включая развитие жилищного фонда. В тех условиях основное внимание при прогнозировании уделялось глубокому исследованию различных переменных для расчета удельных показателей электроемкости в отраслях народного хозяйства и бытовом секторе.
Сейчас централизованно утверждаемого плана в экономике нет, но его роль играют различного рода средне- и долгосрочные стратегии развития страны и регионов, видов экономической деятельности (ВЭД), крупных компаний, включая планы по реализации инвестиционных проектов, региональные программы строительства жилья. В последние годы дополнительно используется информация по развитию крупных действующих и новых потребителей энергии, а также углубленный факторный анализ. Очевидно, что, по сути, эти подходы генетически связаны с плановой экономикой. Такие же источники используются и в прогнозах спроса на энергию зарубежом. Использование метода требует глубоких и детальных знаний о процессах, идущих в экономике и жилищном секторе на макро-, мезо- и микроуровне, вплоть до наличия и применения отдельных технологий.

3). Метод учета заявок на присоединение электрической мощности новых и изменения электропотребления у действующих потребителей. Метод достаточно прост и учитывает расход электроэнергии у новых потребителей через число часов использования заявленной электрической мощности, а у действующих - на основе экстраполяции сложившихся трендов спроса на электроэнергию за предыдущие годы. Его использует как основной АО «СО ЕЭС» (далее - СО, Системный оператор) в прогнозах на среднесрочный период (до 5-7 лет). Ограниченность горизонта прогноза определяется сроками подачи и реализации заявок потребителями, горизонт планирования деятельности которых в настоящее время редко превышает 3-5 лет.

4). Методы балансового моделирования (ИНЭИ РАН, ИЭОПП СО РАН, ЦЭНЭФ и ранее АПБЭ на основе модели Единого топливно-энергетического баланса (ТЭБ).

В чистом виде практически ни один вид моделирования не используется или же он дает не слишком приемлемый результат, в первую очередь из-за коротких статистических рядов и нестационарности развития российской экономики.
Но какими бы методами прогнозисты не пользовались, основной исходной базой для построения прогнозов является статистика.

И здесь возникает вопрос: насколько современная экономическая и энергетическая статистика является прочным фундаментом для прогнозированию электропотребления, да и вообще - прогнозирования?

С чем же сталкивается эксперт уже на стадии подготовки исходной (ретроспективной) информации для прогнозирования? Обобщенно можно назвать несколько проблем:
• Ухудшение качества энергетической статистики в последние годы...;
• ...при отсутствии достаточно длинных сопоставимых динамических рядов электропотребления и социально-экономических показателей по отдельным сегментам экономики;
• «Конечный» потребитель нередко является перепродавцом, но отчитывается «полными» данными;
• Неточности в погодовых объемах потребления электроэнергии в стране и регионах, «разнобой» между Росстатом и «Минэнерго России-Системным оператором/РДУ» в динамике электропотребления в регионах (кстати, последние два пункта можно было бы объединить под заголовком «Проблемы адекватности исходных данных»);
• Отсутствие практики и соответственно данных по обследованиям потребителей энергии.
Ниже даются пояснения к указанным проблемам и приводятся некоторые примеры.

1). Реструктуризация энергетики в 2007-2008 гг. с заменой вертикально интегрированного управления в лице РАО «ЕЭС России», АО-энерго на множество субъектов рынка серьёзно усложнила для статистических органов сбор и агрегацию энергетической информации.
Ранее электроэнергетика представляла собой достаточно стройную вертикально соподчиненную систему от региональных предприятий АО-энерго и сбытов к уровню страны (Минэнерго, РАО «ЕЭС России»). После реформы на рынке присутствует большое количество энергетических компаний и разного рода индивидуальных производителей, действующих часто на нескольких территориях и имеющих разных хозяев. Совмещение идущих от них потоков информации в рамках одного субъекта Федерации весьма затруднительно. Понизилась и квалификация специалистов, ответственных за заполнение отчетности (с чем сталкивается уже не первый год Росстат), дисциплина отчетности также хромает, некоторая часть регулярной отчетности исчезла или же претерпела изменения в сторону сокращения. В результате полнота и системность информационных потоков снизилась.

2). Статистика, как и другие сферы нашей жизни, переживает непрерывную череду реформаций, нередко в угоду зарубежным установкам и направлению на глобализацию всех сфер деятельности.
Известно, что глубина прогнозирования тесно связана с наличием ретроспективных рядов сопоставимых данных: для прогнозирования на 5 лет нужен ретроспективный ряд за 10, а лучше за 15 лет.

Но в 2005 г. произошел сбой в преемственности информации: отечественная статистка перешла с Общероссийского классификатора отраслей народного хозяйства (ОКОНХ) на принципиально иной классификатор видов экономической деятельности (ОКВЭД). Переход на ОКВЭД крайне негативно сказался на качестве отчетных электробалансов.

Переход с 2010 г. промышленного производства с классификатора ОКП на ОКПД привнес дополнительные проблемы в сопоставление изменений электропотребления по отдельным направлениям добывающих и обрабатывающих производств. В том числе произошли изменения в номенклатуре выпуска продукции металлургии и химии, на которые приходится 22-24% конечного потребления электроэнергии в стране. Эта же замена классификатора сделала невозможным сравнение уровней использования среднегодовой производственной мощности организаций по выпуску отдельных видов продукции.
В текущем году ОКВЭД вновь поменялся (на ОКВЭД-2 ) и, по-видимому, ряды электропотребления и выпуска продукции по отдельным видам экономической деятельности (ВЭД) в некоторых случаях вновь станут несопоставимыми.

С существенными оговорками можно отметить, что ОКВЭД в большей мере «заточен» на фискальные вопросы, а не технологические, как ОКОНХ. Последний классификатор имел технологически «сквозной» характер, отслеживал технологические цепочки, что, как нам кажется, находилось в позитивной логике развития производственной деятельности в стране. ОКВЭД больше служит налоговой системе и «заточен» не на производство, а на услуги. И в этих смыслах анализ динамики электропотребления и взаимосвязей экономических и энергетических зависимостей при ОКВЭД затруднен. Заметим, что новый ОКВЭД-2 стал более приближенным к «отраслевой» логике.

Периодически происходит «слом» динамических рядов макроэкономических показателей из-за изменения Росстатом весов учета отдельных показателей при расчета динамики индексов ВВП и отраслей промышленного производства. Это приводит в отдельные годы, например, к смене знака динамики электроемкости на противоположный (до изменения базисного года динамика электроемкости некоторых ВЭД была положительной, после - отрицательной). Причем пересчет индексов нередко ведется на коротких рядах 3-5 лет. Эта практика пересчетов и уточнений международная, но это объективно усложняет прогнозирование.

3). Конечный потребитель в постперестроечные времена часто отчитывается и своим потреблением, и потреблением арендаторов и других потребителей, для которых он является «транзитёром». Примеров можно привести множество. Например, ОАО «Московский завод «Компрессор» имеет основной ВЭД обрабатывающей промышленности, однако зайдя на его коммерческий сайт, мы поймем, что это практически в чистом виде офисные и складские помещения, сдаваемые в аренду (первое - сфера услуг, второе - «вспомогательная транспортная деятельность» по ОКВЭД). То же относится и к предприятиям «Красный Октябрь», заводу «Серп и Молот». У сбытовой компании электропотребление огромного комплекса зданий МГУ им. М.В.Ломоносова фигурирует под ВЭД «Операции с недвижимым имуществом, аренда и предоставление услуг», а не ВЭД «Образование». Список можно продолжать...

Всё это при работе с исходными данными по статистике вносит искажения в понимание динамики электропотребления отдельных видов экономической деятельности.

4). Серьезные трудности в оценке адекватности динамики электропотребления по регионам создают ведомственные методики. Они приводят к тому, что оценки абсолютных объемов потребления электроэнергии и его роста в регионах у Росстата и АО «СО ЕЭС» существенно разнятся.
Минэнерго России и АО «СО ЕЭС»/ОДУ/РДУ традиционно формируют свои данные в рамках территорий субъектов Федерации в централизованной зоне (для Системного оператора в настоящее время это зона Единой энергосистемы - ЕЭС), в которой не учитывается производство и потребление электроэнергии «внесистемной» электроэнергетикой (различного рода энергоустановками, обычно не имеющими выхода в электросеть так называемого «общего пользования» или же не работающими с ЕЭС синхронно и/или параллельно). В этой же зоне учитываются данные по энергосистемам изолированных территорий: Якутии, Камчатки, Чукотки, Сахалина и Магаданской области, Норильского и Николаевского энергоузлов. Понимание централизованной зоны у энергетиков сложилось исторически, но единого четкого определения для нее до сих пор не выработано.

В свою очередь Росстат учитывает внесистемную энергетику. Поэтому традиционно полное потребление страны, рассчитываемое Росстатом, превышает потребление в централизованной зоне, фиксируемое Минэнерго и Системным оператором.

По смыслу полное электропотребление субъекта Федерации, указанное в электробалансе, должно быть выше электропотребления этой же территориальной единицы, которое указывает в своих балансах Минэнерго/СО. Однако на деле на территориях почти половины субъектов Федерации данные Минэнерго/СО оказываются выше данных электробаланса Росстата. Эта проблема требует своего дополнительного углубленного изучения. Примеры таких различий приведены на рис. 4-5.

Рис. 4. - Динамика потребления электроэнергии на территориях ОЭС по данным Росстата и Системного оператора

Рис. 5. - Динамика потребления электроэнергии на территории Свердловской области по данным Росстата и Системного оператора

В отличие от Росстата, данные Минэнерго/СО никак не структурированы и поэтому не представляется возможным однозначно отдать предпочтение при анализе динамики электропотребления Минэнерго/СО или Росстату .

А вообще-то сколько действительно производится и потребляется электроэнергии в стране и в регионах?
Мы привыкли к тому, что значение полного потребления электроэнергии в стране не вызывает сомнений. Однако, при рассмотрении динамики за 2011 и 2012 гг. такой уверенности уже нет. Основание к этому дают повышенные темпы прироста в эти годы (таблица 1).

Таблица 1 - Динамика электропотребления в Российской Федерации в период 2005-2013 гг.


*) - цифры ряда приведены в сопоставимом виде с учетом поставки электроэнергии зарубеж в рамках приграничной торговли в ОЭС Северо-Запада. Потреблении электроэнергии в Норильском энергоузле принято по данным отраслевой формы "10-14 энерго".
**) как разность между полным и централизованным потреблением в стране.

Ранее было сказано о том, что динамика электропотребления является важным индикатором процессов, идущих в экономике страны. До 2010 г. включительно эта динамика, представляемая Росстатом, на уровне страны достаточно логично отражала указанные процессы .

После активного восстановления 2010 года в экономике России начали все более явно проявляться процессы торможения. Особенно было заметно это торможение в промышленном производстве (таблица 2), которое является основным драйвером изменений электропотребления в стране. Также вряд ли можно назвать высокими темпы увеличения жилищного фонда и, судя по обследованиям Росстата, темпы роста насыщенности электротехникой домашних хозяйств. На этом фоне приросты потребления электроэнергии (свыше 2-2,1% в 2011-2012 гг.), близкие к среднегодовым темпам прироста за десятилетие подъема экономики России (2,37% в период 1999-2008 гг.), стали вызвать определенные сомнения.

Таблица 2 - Динамика макроэкономических показателей и показателей производства (изменение в % к предыдущему году)

Источник данных: Росстат

Примечание: На приведенные электроемкие продукты приходится более 55% потребления электроэнергии в обрабатывающих и добывающих производствах, а вместе с населением (жилищный фонд) - около 45% конечного потребления электроэнергии в стране.
* индексы прироста производства, остальное - изменение натуральных показателей. Индексы производства в числителях - значения до пересчета весовых значений Росстатом в 2015 г., знаменатель - после пересчета. Это как раз яркий пример статистической «чехарды», которая ведет к серьезному изменению в расчетах электроёмкости производств.

** преемственность ряда здесь нарушена, т.к. Росстат приводит за 2013 г. неполные, заниженные официальные данные. Причина дословно: «В связи с отсутствием нормативно-правового акта, устанавливающего порядок государственного учета жилищного фонда в Российской Федерации, в том числе его государственного технического учета (включая техническую инвентаризацию), официальная статистическая информация за 2013 год сформирована на основе данных органов местного самоуправления не по полному кругу собственников жилищного фонда». Однако, судя по данным Росстата о вводе в действие жилья, прирост будет несколько выше предыдущего года.

Эти сомнения усугубили данные Минэнерго о динамике потребления электроэнергии в «централизованной зоне». Несмотря на то, что на неё приходится примерно 99% электропотребления страны, приросты здесь были куда более скромными - менее 1,1% в 2011 г. и 1,6% в 2012 г. В добавок к этому, скачком выросло потребление в «децентрализованной» зоне, которая, как уже упоминалось, традиционно является остатком от вычитания из полного электропотребления страны (зафиксированном электробалансом Росстата) именно этой, централизованной, части (таблица 1 и рис. 6).

Рис. 6. - Динамика потребления электроэнергии в децентрализованной зоне энергоснабжения России

Вместе с тем по данным Росстата в условно децентрализованной зоне адекватного роста производства электроэнергии в явном виде не наблюдалось.
На первый взгляд, наиболее весомым аргументом для проверки корректности итогового потребления электроэнергии в стране могло бы быть обращение к балансу её производства, экспорта и импорта.

Итоговое отчетное значение производства электроэнергии в стране представлено в форме государственного статистического наблюдения 1-натура Росстата . Однако, в объемах экспорта и импорта электроэнергии, а следовательно и сальдо экспорта-импорта, представляемых разными организациями, велики разногласия (таблица 3). Это серьезно затрудняет работу Росстата по формированию электробаланса.

Таблица 3 - Объемы экспорта и импорта электроэнергии в 2011 году по сведениям разных организаций, млн. кВт.ч

Отметим, что данные по сальдо экспорта-импорта за 2012 г. у Минэнерго и приведенные в Ежегоднике Росстата практически совпадают.

Учет данных Минэнерго России по сальдо экспорта-импорта и формы 1-натура по производству электроэнергии дает в итоге потребление страны в размере около 1035 и 1053 млрд. кВт.ч соответственно в 2011 и 2012 гг.

Таблица 4 - Оценка динамики электропотребления в Российской Федерации в период 2010-2012 гг.


Таким образом, приросты электропотребления в 2011 и 2012 гг. в целом по стране существенно снизились относительно представленных в таблице 1. Тем самым они демонстрируют, как представляется, более адекватную картину роста расхода электроэнергии в России в целом с точки зрения социально-экономического развития страны в эти годы. Однако в децентрализованной зоне резкий рост на переломе 2010/2011 годов остается, хотя он уже существенно ниже. Объяснение этого требует дополнительных исследований. Также своего анализа требует и оценка адекватности изменения потребления электроэнергии в 2013 г.

Еще одним примером расхождений, теперь уже отраслевым, общеэкономических показателей и электропотребления является сельское хозяйство. На рис. 7 можно видеть разнонаправленную динамику роста ввода в действие площадей сельскохозяйственных зданий при одновременно падающем электропотреблении.

Рис. 7. - Динамика ввода площадей сельскохозяйственных зданий и электропотребления в отрасли

Пика электропотребления сельское хозяйство России достигло в 1991 г. - 70,5 млрд. кВт.ч (дополнительно 33 млрд. кВт.ч было израсходовано в быту и сфере услуг села), резкое снижение проявилось с 1994 г. (61,5 млрд. кВт.ч), с 2005 г. (год перехода на ОКВЭД) оно замедлилось (рис. 7).

Есть несколько причин падения электропотребления, из них явных три:
- снижение сельскохозяйственного производства с одновременным сдвигом в сторону менее энергоемкого растениеводства;
- уменьшение расхода электроэнергии в низкотемпературных процессах (в начале 90-х прошлого века их доля достигала трети потребления) в первую очередь из-за удорожания электроэнергии;
- внедрение энергосберегающих мероприятий.

И еще, как предположение, возможная причина, действующая с 2005 г., - статистическая - учет потребления идет частично уже по другим ВЭД. Цепочки производственного процесса остались, но часть из них стала относиться не к сельскому хозяйству. Как отчитываются по потреблению электроэнергии крупные многопрофильные холдинговые структуры, работающие в агропромышленном комплексе, - требует своего изучения. Анализ нескольких таких структур показал, что они имеют основные ВЭД из разделов, связанных со сферой услуг и обрабатывающей промышленностью.

И здесь видится аналогия с проблемой выделения статистических единиц, декомпозицией многотерриториальных многоотраслевых предприятий для учета валовой добавленной стоимости (ВДС) по отраслям экономики и регионам в системе национальных счетов, которая на практике Росстатом пока не решена . Возможно, она не решена и в отношении отчетного электропотребления предприятий, связанных с сельским хозяйством в регионах.

Потребление электроэнергии сельским хозяйством в формате ОКОНХ можно оценить в последние годы в 18-21 млрд. кВт.ч (электробаланс учитывает 14-15 млрд. кВт.ч в формате ОКВЭД).

Ниже в таблицах 5-6 и на рис. 8 приведены примеры сомнительной динамики изменений электропотребления по отдельным ВЭД.

Таблица 5 - Динамические ряды электропотребления в бытовом секторе и в сфере услуг г. Москвы, млн. кВт·ч

Видно, что начиная с 2008 г. произошел «слом» в рядах электропотребления: резко снизилось (на 20%) электропотребление в бытовом секторе при адекватном росте электропотребления в секторе «Прочие виды деятельности, включая сферу услуг». Причина этого - в неучёте в электробалансе 2008 года в потреблении населением расхода по тарифной группе «Потребители, приравненные к населению» , которые ранее там учитывались и данные по которым по-прежнему фиксируют московские энергосбытовые компании. Такой неучёт приводил к тому, что душевое электропотребление в бытовом секторе г. Москвы оказывалось соответствующим среднему уровню по стране, хотя по всем направлениям расхода электроэнергии в быту г. Москва является регионом-лидером, и домашние хозяйства г. Москвы отличаются повышенным уровнем насыщенности электроприборами, включая и такие электроемкие, как стационарные электроплиты. В 2012 г. положение несколько выправилось: в электробалансе Росстата фигурирует потребление в объеме 11404 млн кВт.ч. однако это значение по-прежнему, как и в 2011 г., ниже данных Росстата по сводной форме государственного статистического наблюдения 22-ЖКХ: там потребление электроэнергии населением Москвы составляет 11627 кВт.ч, а с учетом потребления на общедомовые нужды многоквартирных домов и общежитий она должна быть еще выше . Отчетные данные сбытовых компаний, на которые приходится более 85% отпуска электроэнергии на территории Москвы, фиксируют потребление населением в объеме 11977 млн кВт.ч, в том числе 340 млн кВт.ч на территории новой Москвы.

В 2013 г. бытовое потребление демонстрирует резкий скачок в объеме, превышающем в 3-5 раз сложившийся за предыдущие годы . При этом факторов, объясняющих такой рост общеэкономическая статистика явно не демонстрировала: ввод жилья в 2013 г. находился на уровне, близком к сложившемуся среднему за последние 7-10 лет, ускоренный рост реальных доходов населения отсутствовал (а именно он позволяет населению расходовать дополнительные средства на покупку бытовой электротехники), присоединение новых территорий (Новой Москвы), хотя и с относительно небольшим населением, произошло годом ранее, резкий приток мигрантов не наблюдался и т.д. Возможно, Росстат получил более полные данные о потреблении электроэнергии в быту, чем то было ранее.
Резкое увеличение расхода электроэнергии в секторе «Прочие виды деятельности» в 2008 г. (+64%) не соответствует динамике ввода площадей зданий сферы услуг и связано, скорее всего, с изменением состава потребителей, учитываемых в данной группе. Увеличение потребления в 2010 г. почти на четверть с последующим двухлетним существенным снижением потребления и опять резким ростом потребления в 2013 г. представляется возможным объяснить только тем, что данная строка электробаланса играет здесь роль буквально «балансирующей» и на нее списываются все статистические «погрешности» и невязки.
Сектор Е ОКВЭД («Производство и распределение электроэнергии, газа и воды») после перехода статистики на ОКВЭД тоже стал в значительной степени «балансирующей» строкой при построении электробаланса Росстатом, с нечеткими границами и поэтому нередко с серьезными «выбросами» в рядах статистических данных как по стране в целом, так и по регионам . Это можно наблюдать на рис. 8, где представлена динамика изменения электропотребления в целом по России по трем его крупным составляющим: собственным нуждам электростанций; сбору, очистке и распределению воды и остатку («прочим потребителям»).

Рис. 8. - Годовые темпы изменения электропотребления в секторе Е и его отдельных крупных сегментах
Очевидно, что таких скачков, которые демонстрирует последняя составляющая сектора, быть в реальности не должно. По сути дела, это балансирующая строка, включающая в себя невязки баланса. То же самое можно наблюдать не только на федеральном, но и на региональном уровне (таблица 6).
Таблица 6. - Динамика потребления электроэнергии по разделу Е ОКВЭД в г. Москве, млн. кВт•ч

Данные в электробалансе Москвы по собственным нуждам электростанций систематически отличаются в меньшую сторону от данных формы государственного статистического наблюдения 6-ТП. Резкий «провал» 2013 года в строке собственных нужд электростанций неоправдан. Помимо того, что в 2013 г. разрыв данных между формами 6-ТП и Э-3 (электробланс) составляет 800 млн кВт.ч (электробаланс указывает собственные нужды электростанций в объеме 3089 млн кВт.ч, а форма 6-ТП - 3888 млн кВт.ч), обе этих формы не учитывают еще и собственные нужды четырех московских станций.
Таблица 6 демонстрирует скачки в потреблении по строке «прочие нужды, включая освещение улиц и дорог» (в 2007 г. оно равно 0; в 2008 г. - 153, в 2011 г. снова 0, 2012 г. - 114 млн кВт•ч). В то же время собственное потребление электроэнергии ГУП «Моссвет» (освещение улиц и дорог и городская реклама) весьма стабильно и существенно выше, чем то указано в электробалансе.
В итоге в разделе Е практически не остается «места» для расхода электроэнергии на работу систем теплоснабжения (работа котельных «независимых» производителей тепла и прокачка теплоносителя в тепловых сетях).
Строить эконометрическими методами на этой основе прогнозы, по крайней мере, без детального разбирательства и коррекций, неразумно.
5). Ко всему прочему в настоящее время мы:
- по-настоящему, не знаем структуры потребления электроэнергии в бытовом секторе и сфере услуг;
- не имеем нормальной статистики или оценок на основе выборочных обследований по площадям сферы услуг.

А это крайне важно для прогнозирования. У нас совершенно не развиты практики анкетирований и опросов населения и предприятий сферы услуг с точки зрения энергопотребления.

Анкетирования нужны хотя бы для того, чтобы квалифицированно разобраться со структурой потребления электроэнергии в жилище и у различных групп населения, на предприятиях сферы услуг. Какова насыщенность электроприборами домашних хозяйств и не только базисной группы, сведения о которой приводятся в Ежегодниках Росстата ? Какой они мощности, сколько времени их используют? Каковы планы населения по приобретению этих приборов? Сколько источников света в квартирах, какова их установленная мощность, их типы? Сколько электроэнергии потребляет самый электроемкий прибор в жилище - электроплита? И т.д. и т.п.

Такие обследования и анкетирования в доперестроечное время были относительно редки, но все же проводились отраслевыми институтами и ВУЗами, сотрудники которых профессионально разбирались в этих вопросах. Специалисты института «Информэлектро» и Академии коммунального хозяйства им. К.Д.Памфилова вели развёрнутый и длительный приборный анализ потребления непосредственно в жилищах и на предприятиях сферы услуг. В последние 20-25 лет, насколько нам известно, аналогичные обширные исследования не проводились. Большой опрос домохозяйств по электропотреблению, проведенный по заказу РАО «ЕЭС России» на переломе 2006-2007 гг., преследовал иные цели (возможности по оплате электроэнергии), поэтому нужных нам результатов не содержал. Несколько «эпизодических» опросов Фонда «Общественное мнение» в части электропотребления, проведенные в 2007 г., были крайне узки по содержанию.
Ежегодные выборочные обследования Росстатом бюджетов около 48 тыс. домашних хозяйств (ДХ) недостаточны в части электропотребления и, по сути, нерепрезентативны. Последнее подтверждает таблица 7.

Таблица 7 - Насыщенность некоторыми электроприборами домашних хозяйств г. Москвы (в среднем на 100 домашних хозяйств), штук

В таблице 7 видны маловероятные или даже невероятные «выбросы» в насыщенности домашних хозяйств Москвы кондиционерами, холодильниками, микроволновками, когда насыщенность изменяется скачком. Особенно ярко это проявляется в отношении самого энергоёмкого прибора домашнего пользования - электроплит, учет которых ведется централизованно . Все эти колебания насыщенности, скорее всего, означают, что состав респондентов меняется от года к году. Понятно, что вряд ли стоит рассчитывать на получение репрезентативных данных в условиях невозможности материально заинтересовать, а тем более обязать, респондентов (из нормально подготовленной выборки) заполнять день ото дня (и год от года!) специальные формуляры с массой показателей.

Что касается сферы услуг, то информации по ней в плане энергопотребления до недавнего времени было даже гораздо меньше, чем по бытовому сектору. Каковы удельные расходы энергии в зданиях сферы разного назначения? В результате череды обязательных аудитов после принятия закона об энергосбережении эти данные становятся более-менее доступными, но общих площадей этих зданий нет. Иногда эти данные удается получить в БТИ .

В последние 2 года Росстат также сумел восполнить большие пробелы (но не все!) в части наличия площадей торговых заведений по стране в целом и по регионам.

В первую очередь из-за учета данных муниципальной статистики. Однако картина в целом по сфере услуг по-прежнему остается «тайной за семью печатями».
Зарубежом примером развитой системы обследований и анкетирований является США. Заметим, что объем выборки для анкетирований на самом деле здесь вовсе невелик. Так, удовлетворительные результаты по структуре потребления энергии в жилище получают в США на выборке от 5 до 7 тыс. домашних хозяйств (при том, что население США превышает более чем вдвое население РФ).

И теперь о сегодняшнем моменте: происходит слом всех трендов, всех ранее выполненных прогнозов, имеет место особая турбулентность и экономики и электропотребления из-за кризиса, который связан с переходом на новый технологический уклад, и он видимо затянется (это демонстрирует и рис. 1). Экономика хаотична, как хаотичны погодные процессы, слишком от многих вещей зависят колебания спроса («эффект бабочки» Рея Бредбери). Какой будет тренд электропотребления на макроуровне - повышательный или понижательный, ускорение или замедление? Всё находится в зависимости от стратегии, модели экономического развития (или консервации?) страны. Электропотребление пойдет вверх в том случае, если изменится экономическая парадигма развития страны.

Автор Антонов Н.В.

1- То есть с учетом собственных нужд электростанций и потерь электроэнергии в сетях.

2- При элиминировании влияния потребления Крыма - 0,3-0,4%, т.к. именно с 2014 г. электробаланс Росстата стал учитывать его электропотребление.

3- В конечном потреблении доля промышленности составила бы около 60%.

4- Ими являются в первую очередь добыча полезных ископаемых, металлургия, химия и нефтепереработка.

5- ОКВЭД-2 построен на основе гармонизации с официальной версией на русском языке Статистической классификации видов экономической деятельности в Европейском экономическом сообществе (редакция 2). В данном классификаторе значительно повышен уровень детализации разделов (секций), их стало 21 против 17 в ОКВЭД. При этом количество группировок увеличено с примерно 2000 до 2680.

6- Заметим, что корректная увязка баланса на уровне страны по отчетным данным разных ВЭД и территорий (что и делает Росстат) – задача крайне сложная и неформальная.

7- Отметим что нередко в отношении территорий субъектов Федерации это было далеко не так, но эффект масштаба страны сглаживал региональные неточности.

8- Она достаточно адекватна, хотя встречаются и негативные примеры, когда в 2012-2013 гг. на территории Москвы органами статистики не учитывалось производство электроэнергии тремя мелкими и одной крупной станциями, которые в 2013 г. произвели совместно 1,4 млрд. кВт.ч; в 2009 г. выпало из учета производство электроэнергии в объеме примерно 0,5-0,6 млрд. кВт.ч в децентрализованной зоне на Сахалине (станция завода СПГ).

9- Низкотемпературными процессами традиционно называются процессы отопления, вентиляции, горячего водоснабжения и кондиционирования.

10- По этой причине разница между ВДС, подсчитанная на национальном уровне, отличается от ВДС, как суммы регионов, в среднем на 6%; по отдельным же разделам ОКВЭД разница может доходить до 10-13%, а по разделу «Финансовая деятельность» - 87%.

11- Ими являются в основном компании, управляющие жилищным фондом и передающие электроэнергию бытовому сектору, включая общежития и общедомовые нужды. 

12- Структура этой формы не позволяет уверенно судить об итоговой сумме бытового потребления.

13- Заметим также, что годовой прирост электропотребления для бытового сектора в размере 15,6%, который приведен в табл. 5, в применении к субъектам Федерации также является невероятным.

14- Основную долю в этом секторе занимает потребление электроэнергии на собственные нужды электростанций (по данным Росстата с колебаниями от 51 до 65% в разные годы, что уже само по себе сомнительно). Остальное электропотребление связано с работой систем водо- и газоснабжения, тепловых сетей, с освещением улиц и дорог и проч.

15- Базисная группа – традиционно принятый термин для обозначения давно ставшего всем необходимым, отвечающего мало-мальски развитому уровню потребления домашних хозяйств набору бытовой электротехники, включающей аудио- и телеаппаратуру, холодильник, стиральную машину, утюг и пылесос. На эти приборы падает примерно 30-40% потребления электроэнергии в целом по бытовому сектору.

16- В связи с повышенной энергоемкостью установка электроплит осуществляется исключительно в плановом порядке для всего жилого дома или целого микрорайона, поскольку это принципиально меняет требования к системе электроснабжения.

17- Правда, есть веские основания считать их также весьма неточными по некоторым составляющим.