МОСКВА, 3 ноя - ПРАЙМ. По итогам визита президента Владимира Путина в Иран был достигнут ряд договоренностей в газовой сфере. В частности, "Газпром" и Иранская национальная нефтяная компания (NIOC) приступят к подготовке технико-экономического обоснования (ТЭО) для проекта газопровода из Ирана в Индию через Пакистан. 

Договоренности о поставке иранского газа в Индию также были достигнуты на этой неделе. По словам главы Минэнерго РФ Александра Новака, "Газпром" планирует добывать газ в Иране и построить газопровод в Индию протяженностью 1,2 тысячи километров с отводом. Конкретные месторождения в Иране будут определены в рамках проработки ТЭО проекта. В июне Маркелов сообщал, что "Газпром" подписал с Ираном меморандумы о возможности участия в разработке четырех месторождений в республике — Farzad-A, Farzad-B, North Pars и Kish.

Россия давно изучает возможность поставки своего газа в Индию, которой дополнительно нужно до 25 млрд кубометров энергоносителя в год. Рассматриваются разные варианты – в частности, продление в индийском направлении газопровода "Сила Сибири".  Помимо строительства газопровода, возможны поставки газа по своповым операциям, в том числе с участием Ирана, а также в виде СПГ из портфеля "Газпрома". 

"Газпром" и NIOC разработают концепцию развития газовой сферы Ирана

ДОРОГО И ДАЛЕКО

Опрошенные "Прайм" эксперты сомневаются в реализации подобных проектов, считая их нецелесообразными и слишком затратными. "Протяженность такого газопровода будет очень большой, и себестоимость прокачки, как следствие – очень высокой. Обсуждались разные варианты – от физической поставки российского газа через Кавказ в Иран, а оттуда в Пакистан и Индию до возможности выкупа Россией у Ирана части его газа и последующей прокачки в Индию уже как своего. Но все это пока выглядит малореальным, прежде всего, из-за расстояния", - рассуждает ведущий аналитик Фонда национальной энергобезопасности Игорь Юшков.

В сравнении с обсуждавшимся в свое время проектом ТАПИ (поставки газа из Туркмении через Афганистан) вопросы безопасности в пакистанском варианте проработаны лучше, признает эксперт. "Обстановка в Пакистане достаточно спокойная, и есть определенные, хотя и не 100-процентные гарантии, что газопровод не взорвут", - пояснил он. Однако расходы на столь протяженный газопровод будут велики, а перспективы реализации слишком туманны, чтобы найти подходящего инвестора. 

То же касается строительства ответвления от "Северного потока". На границе Китая и Индии местность слишком гористая, чтобы там что-либо строить. Даже провести трубу через Западный Китай на север Индии будет невыгодно – основные индийские потребители сосредоточены на юге страны. Вариант с СПГ тоже не пройдет, поскольку его придется поставлять с единственного на сегодняшний день работающего завода в Ямале через Северный морской путь через всю Азию. 

Не стоит забывать и о конкурентах в лице того же Катара, а также производителей из Африки и Австралии, готовых поставлять индийцам СПГ в больших объемах. По цене нам с ними конкурировать будет нелегко, учитывая расстояния, добавил Юшков. Поэтому имеет смысл в сотрудничестве с Индией сосредоточиться на других проектах, к примеру, атомных, полагает он. 

Конечно, спрос на газ есть и в Пакистане, и в Индии, констатирует старший аналитик "Уралсиба" по нефтегазу Алексей Кокин. Но вот реализация подобных проектов затруднительна, прежде всего, из-за гористого рельефа. "Логично, что для Ирана наиболее ближний и очевидный покупатель газа – Индия. Наверняка, проекты уже обсуждались, но до сих пор почему-то ничего не реализовано", - рассуждает он. Варианты, бесспорно, есть: уложить газопровод или хотя бы его часть по дну моря, остальное провести вдоль берега по относительно равнинной местности. Можно свести все к экспорту СПГ, к примеру, морем, но тут тоже все упирается в отсутствие у Ирана необходимых технологий. Так или иначе, все это довольно затратно.

ПОМОЩЬ КОНКУРЕНТУ?

Скептически оценивают эксперты и другую договоренность России и Ирана, касающуюся планов взаимодействия в газовой сфере. Стороны планируют разработать  единую систему добычи, транспортировки природного газа и газохимии на территории Ирана. Ранее, весной 2017 года "Газпром" и NIOC договорились о совместном изучении перспектив сотрудничества в сфере поиска, разведки и добычи углеводородов в Иране. 

По мнению Юшкова, тратить деньги и время, помогая конкуренту на газовом рынке, слишком странно. Для совместных разработок, например, в области СПГ, у Ирана и у РФ нет технической базы, позволяющей помочь друг другу. Если очистить всю эту историю от политической составляющей, экономической выгоды для РФ никакой не видно. Но и с политической точки зрения перспективы подобного сотрудничества не вполне ясны – наши отношения и так налажены, насколько это возможно, а углублять их дальше было бы сложно из-за принципиального различия позиций по тому же сирийскому вопросу. 

Прежде, чем договариваться о таких вещах, следует внимательно анализировать рынки и возможность пересечения интересов России и Ирана если не сейчас, то в будущем, уверен Кокин. Если мы в перспективе не сможем поставлять туда СПГ, имеет смысл иметь свою долю собственности в иранских газовых проектах, скажем, по принципу концессии. Тогда это будет в какой-то мере и наш газ. Сейчас в Иране открыто окно возможностей после снятия санкций, но США угрожают это пересмотреть. Поэтому сейчас можно вложиться в строительство, к примеру, собственного завода по производству СПГ.

Если же у России хотя бы в будущем есть шанс попасть на тот или иной рынок, не стоит помогать попасть туда конкуренту, добавил он. В противном случае мы можем потерять гораздо больше, нежели прибыль, которую получим сейчас по тому или иному проекту.