МОСКВА, 14 дек — ПРАЙМ. Кода в конце прошлого года биткоин торговался лишь чуть ниже 20 000 долларов США, в интернете стал популярным вопрос: "Как долго надо копить криптовалюту, чтобы купить Lamborghini?" Теперь, когда биткоин подешевел на 82% и его владельцы едва сохраняют остатки оптимизма, невозможно отрицать, что мы видели, как лопнул мыльный пузырь, пишет Dow Jones.

Некоторые адепты огромного потенциала распределенных баз данных соглашаются с этим и сожалеют, что поддались мышлению золотой лихорадки. Другие отрицают это, считая текущей этап очередным ухабом на дороге преобразующих технологий. Они указывают на множество параболических пиков и периодов ровных торгов в течение многих лет. По-своему они правы. Или были правы.

Спекулятивная лихорадка характеризуется не частотой взлетов и падений, и даже не их амплитудой, что усложняет ее определение. Когда биткоин подорожал более чем на 1 млн процентов, эксперт по маниям сказал, что он не соответствует его критериям мыльного пузыря. Через несколько месяцев он стал соответствовать всем его критериям.

Криптовалюта биткоин

Суд оштрафовал первый в мире криптобанк на $2,3 млн

Преподаватель Гарварского университета Викрам Маншарамани, автор книги "Теория взрыва пузыря. Как определить мыльный пузырь, прежде чем он лопнет", вложил свои деньги с учетом своей теории.

В марте 2017 года, узнав, что торговля биткоином считается манией, он не согласился с этим и купил несколько монет по 1000 долларов за штуку. К концу ноября прошлого года, когда курс приближался к 20 000 долларов, он продал их, "получив очень недурной доход".

Что же изменилось? У Маншарамани есть несколько критериев мыльного пузыря. Сначала он не включил в их число широкое участие. Технические препятствия при покупке криптовалют выше, чем при покупке акций технологических компаний, жилья или тюльпанов, но в начале 2017 года в этом процессе не принимали участие еще очень многие потенциальные игроки.

В конце 2017 года ситуация изменилась. Максимум числа упоминаний криптовалют в СМИ и соответствующих поисковых запросов в Google был достигнут почти одновременно с пиком биткоина. Маншарамани полагается на другой, классический, хотя и банальный признак.

"Если об этом начинают спрашивать таксисты, то это – мыльный пузырь", — сказал он.

Еще одним признаком мыльного пузыря по теории Маншарамани является использование заемных средств. Множество людей продавали свое имущество, чтобы инвестировать в криптовалюты, когда они торговались около пиков или покупали их в кредит. Число фьючерсных контрактов, традиционных инструментов надежды на еще больший выигрыш, также резко увеличилось. Аналитики Федерального резервного банка Сан-Франциско не считают совпадением то, что биткоин, который рос до начала торгов фьючерсами, достиг пика в тот день, когда Товарная биржа Чикаго включила такие контракты в свой листинг. В конечном счете, фьючерсы позволили скептикам ставить на снижение криптовалюты.

Финансист Джордж Сорос называет рост цен без объективных причин рефлективностью. Для Маншарамани это еще один признак мыльного пузыря. К концу 2017 года легковерные инвесторы охотно покупали криптоактивы, которые даже не претендовали на то, чтобы быть средством накопления.

На следующий день после достижения биткоином пика в Wall Street Journal вышла статья о продаже криптовалюты, про которую сами продавцы говорили, что она "бесполезна". Одна из компаний, в конечном счете, заработала 4 млрд долларов, напомнила об одном из первых мыльных пузырей – британской Компании южных морей, которая в 1720 году предлагала "огромную выгоду, но никто не знает, в чем она".

Как и в случае с пузырем на рынке технологических компаний, финансово неудачные фирмы могли преумножить свою стоимость при помощи ассоциаций с криптовалютами. Так поступила, например, Long Island Iced Tea Corp. Акции этой убыточной компании на короткое время выросли почти на 300%, после того как в декабре прошлого года, на пике роста биткоина, она сменила название на Long Blockchain Corp.

Те, кто покупал биткоин на его приближении к пику, не были слишком самонадеянными, что также является признаком мыльного пузыря. Они просто не поддавались скепсису, не понимая, что происходит. Также вели себя быки в 1999 году во время бума технологических компаний. Мыльный пузырь криптовалют, последовавший за пузырем на жилищном рынке и пузырем на рынке технологий, стал третьим менее чем за 20 лет. Очевидно, что взрыв очередного пузыря не становится прививкой от надувания последующих.

Вместе с тем скептики не должны забывать, что первые признаки не обязательно указывают на то, что актив некачественный. Падение акций технологических компаний 20 лет назад позднее сменилось их сильным ростом. Amazon.com теперь действительно продает все, а интернет преобразил нашу жизнь.

Как бы то ни было, шансы купить Lamborghini на прибыль от биткоина невелики.