МОСКВА, 1 июл — ПРАЙМ. Ровно 75 лет назад в горном курорте Бреттон-Вудс штата Нью-Гемпшир США открылась историческая конференция, которая выработала решения, позволившие миру восстановить экономики разных стран в послевоенное время. Ключевыми итогами встречи стал переход от финансовой системы так называемого "золотого стандарта" к принципам твердых обменных курсов валют, а также создание Международного валютного фонда и Международного банка реконструкции и развития (кредитное учреждение Всемирного банка).

В конференции участвовали 730 делегатов из 44 государств-участников антигитлеровской коалиции, председателем выступил министр финансов США Генри Моргентау. Делегацию СССР возглавлял заместитель наркома внешней торговли Михаил Степанов, однако страна в результате решила не присоединяться к работе МВФ и МБРР. Россия стала участником этих организаций только через 48 лет.

"Как создание ООН было направлено на решение вопросов политического мироустройства, так и к тому моменту мир пришел к пониманию, что необходимы наднациональные организации, которые будут так или иначе регулировать финансово-экономические взаимоотношения, а также решать вопросы, связанные с послевоенным восстановлением экономик разных регионов", — отметил в беседе с РИА Новости директор департамента международных финансовых отношений Минфина России Андрей Бокарев.

Создание системы сыграло свою позитивную роль, обеспечив хороший экономический рост и отсутствие серьезных мировых кризисов, уверен экс-замминистра финансов РФ, президент Черноморского банка торговли и развития Дмитрий Панкин. Позже она эволюционировала из системы фиксированных курсов валют в систему плавающих курсов валют (Ямайская система) на фоне различных экономических политик стран после выхода из послевоенного кризиса.

МВФ И МБРР

Бреттон-Вудская система обеспечила переход к новой системе расчетов, основанной, в том числе, на использовании доллара в качестве международного стандарта и отказе от применения золота в расчетах, напомнил Бокарев. Из этой же логики проистекало создание такой структуры как МВФ, который бы устанавливал определенные правила игры в области международных финансов, а появление МБРР было определено необходимостью финансирования послевоенного восстановления большинства экономик, добавил он.

"МВФ кредитовал и кредитует страны в случае проблем с платежными балансами. То есть задача фонда – предотвратить валютные кризисы, ситуацию, когда страна становится неплатежеспособной, избавить от резких изменений валютных курсов", — отметил Панкин в беседе с РИА Новости.

По его словам, примерами наиболее эффективной работы МВФ стало кредитование Южной Кореи, после которого она вышла в лидеры по экономическому росту. Позитивны результаты работы в Турции, Мексике. Неудачами Панкин считает работу фонда в Аргентине, Греции. "России тоже были предоставлены огромные кредиты МВФ. Но они не помогли предотвратить девальвацию и кризис 1998 года", — вспоминает он. "Сказать, что итогом работы МВФ всегда был провал, либо наоборот — всегда все проходило гладко, нельзя. Картина смешанная", — полагает он.

МБРР предоставляет кредиты на финансирование крупных проектов, либо структурных реформ целых отраслей, как правило, под гарантии правительства. "МБРР – это команда высококлассных экономистов, специалистов в разных отраслях. И они, помимо предоставления кредита, привносили эффективные рекомендации по структурному переустройству, подсказывали, как реформировать крупные отрасли или предприятия", — отметил Панкин. Россия получала займы для реструктуризации угольной промышленности, реформы лесной отрасли, судебной системы, напомнил он.

РОЛЬ ДОЛЛАРА И ИНТЕРЕСЫ США

Эксперты всего мира часто дискутируют по поводу того, насколько учитывались интересы всех стран-участниц Бреттон-Вудской конференции и был ли крен в сторону интересов США.

"Применительно к сформировавшемуся по ее итогам доминирующему положению доллара, с одной стороны, можно говорить о том, что тогдашняя американская администрация руководствовалась собственными интересами, но, с другой стороны, ситуация отражала реальное положение вещей", — пояснил Бокарев. В частности, США, не затронутые боевыми действиями и обладавшие 70% всех золотых запасов мира, оказались в наиболее выгодном положении и самым влиятельным экономическим центром.

"Было бы сложно при всем желании найти реальную альтернативу и предложить стандарты, к которым помимо доллара США можно было бы привязаться и обеспечивать в дальнейшем взаимные расчеты и функционирование международной финансовой системы. То есть никто из других стран просто не в состоянии был на себя эту роль взять", — добавил глава департамента Минфина.

По словам Панкина, говорить о "продавливании" Америкой, которая сейчас имеет долю в 17% в МВФ и обладает правом вето, было бы очень упрощенно. В США тоже присутствуют интересы различных групп, которые нередко вступают в противоречие друг с другом, отмечает он. При этом важным остается то, что МВФ является очень мощным мозговым центром, чьи сотрудники являются выпускниками лучших мировых экономических и юридических вузов.

"В развивающихся странах таких высококлассных специалистов немного, поэтому их экспертиза не имеет такого большого веса в мировом масштабе. Возможно, поэтому и появилось утверждение, что фонд якобы проводит стопроцентную политику Штатов и Западной Европы", — добавил Панкин.

РОССИЯ: ОТ ЗАЕМЩИКА К КРЕДИТОРУ

Присоединение России к МВФ и МБРР в 1992 году стало естественным шагом при переходе к рыночной экономике после распада социалистической системы, отметили эксперты. "Может, не всегда было эффективным взаимодействие с МВФ, но все равно в 1990-х годах мы в значительной мере использовали ресурсы и МБРР, и МВФ. И положительный эффект присутствовал", — отметил Панкин.

"Понятно, что есть ряд оговорок, различных мнений, комментариев относительно той роли, которую МВФ сыграл или не сыграл в кризисе 1998 года в России", — продолжил Бокарев. Однако, в период 1990-х годов МВФ оказал серьезную поддержку в процессе перехода России к рыночной экономике, формирования рыночных институтов, изменения национального законодательства и вообще выстраивания новой парадигмы народного хозяйства. "Очень многое пришлось менять, какие-то вопросы решать едва ли не с нуля", — сказал глава департамента Минфина.

В конце 1990-х — начале 2000-х годов стало очевидно, что РФ больше не требуются заемные средства, последние обязательства перед институтами были погашены в 2005 году, напомнил Бокарев. Формат экспертной поддержки продолжается.

"Мы также вышли на формат сотрудничества, который давно имеется у фонда с ведущими развитыми экономиками мира", — продолжил он. Россия от статуса получателя средств МВФ перешла к статусу кредитора и предоставляет средства на возвратной основе, что необходимо для поддержания фондом финансовой стабильности в глобальном масштабе.

"Понятно, что с учетом нынешней глобальной экономики кризис в том или ином регионе мира неизбежно будет отражаться и на экономике и России, и других стран. Естественно, в интересах всех, чтобы таких ситуаций возникало как можно меньше, и чтобы можно было их максимально быстро купировать", — пояснил Бокарев.

В ПОИСКАХ КОМПРОМИССОВ

МВФ и МБРР переживают сейчас не самые простые времена в своей истории, но затянувшийся процесс по вопросам реформирования институтов должен будет рано или поздно завершиться компромиссным решением, полагает Бокарев.

"Сейчас происходит сдвиг влияния в мировой экономике от развитых стран к странам формирующихся рынков. Понятно, что США и страны Западной Европы привыкли к тому, что они доминируют в этих институтах, а идти на какие-то уступки, сокращать свое присутствие, влияние всегда сложно", — пояснил он.

Но говорить о том, что оба института изжили себя и поднимать вопрос о том, что нам нужны новые альтернативы, изобретать что-то с нуля – не самая разумная идея, добавил Бокарев. Глава департамента считает, что создаваемые сейчас институты — такие как Новый банк развития (банк БРИКС) — это некий шаг, ответ на ситуацию, когда интересы этих стран в бреттон-вудских институтах в целом недостаточно учитываются. Но идеи о том, что они заменят МВФ или МБРР не звучит, предполагается лишь возможность расширения и дополнения работы.

Панкин согласен, что одним из вариантов станет реформа организаций с ориентацией на быстроразвивающиеся рынки, в первую очередь Китай. "Не исключен и вариант, который предполагает размывание монополии МВФ и МБРР и возникновение институтов со схожими задачами. Допустим, параллельно будут укрепляться Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (где ведущая роль у китайцев), и Азиатский банк развития (где ведущую роль играют японцы и американцы) и другие институты взаимной финансовой поддержки", — сказал он.