МОСКВА, 8 апр — ПРАЙМ. Политика административного ограничения цен в сельском хозяйстве является "половинчатой" — это кнут без пряника, однако она все же лучше, чем прямое административное регулирование, заявил РИА Новости бизнес-омбудсмен Борис Титов.

Правительство в декабре 2020 года объявило комплекс мер в связи с ростом цен на продукты в России, среди них — заключение соглашений о стабилизации цен на сахар и подсолнечное масло российского производства. Соглашения закрепляют предельные цены: на сахар — 36 рублей за килограмм в опте и 46 рублей в рознице, на подсолнечное масло — 95 рублей и 110 рублей соответственно. Соглашения для сахара действуют до 1 июня, для масла — до 1 октября 2021 года.

Трансформаторная площадка ТЭЦ в Санкт-Петербурге

Эксперт рассказал, как сделать плату за электричество в справедливее

Накануне глава Банка России Эльвира Набиуллина призвала быстрее отказываться от административного ограничения цен, поскольку это искажает ценовые индикаторы и дестимулирует развитие производства. Она указала, что демпфирующий механизм для сглаживания колебаний цен показал себя достаточно эффективно на рынке нефтепродуктов, однако важно им не увлекаться и действовать осторожно.

"Хорошо, что идея об отказе от излишнего административного ограничения цен в пользу более гибких экономических механизмов прозвучала из уст именно Эльвиры Набиуллиной… В истории с механизмом демпфера в сельском хозяйстве есть два огромных "но", — указал Титов.

Титов напомнил, что на рынке нефтепродуктов если экспорт выгоднее поставок на внутренний рынок, государство из бюджета компенсирует производителям эту разницу, а если конъюнктура складывается так, что экспортировать менее выгодно, чем продавать внутри страны, то платят, наоборот, производители. "Но на рынке зерна никто компенсировать производителям недополученный доход не планирует. В этой сфере демпфером именуют лишь часть того, что есть у нефтяников — а именно, повышенную экспортную пошлину. То есть кнут, без пряника", — считает омбудсмен.

Продукты

Мировые цены на продовольствие выросли до максимума с июня 2014 года

Он также подчеркнул, что затраты производителей сельхозпродукции в России сегодня "необоснованно велики" — себестоимость — выше, чем у конкурентов из других стран. "Мы конкурентоспособны на внешних рынках из-за двух обстоятельств. Первое — резко упавший рубль, второе — низкие расходы на оплату труда в агропроме. Но дешевый рубль никому не нравится… Так что ориентироваться на эти факторы и дальше нельзя. Что же остается? Снижать себестоимость сельхозпродукции за счет борьбы с монополиями на разных уровнях — от поставок энергоресурсов до транспорта и сбыта. Удешевлять административную ренту, уменьшать бесчисленные "неналоговые" поборы на то и на се", — предлагает он.

"Конечно, "демпфер", пусть и половинчатый — это лучше, чем прямое административное регулирование. Но без решения вопросов, о которых я сказал выше, российский агропром не сможет полноценно конкурировать на мировом рынке. А нам всем это крайне необходимо", — заключил он.